ЗАЧЕМ ЧЕЛОВЕК ЗАНИМАЕТСЯ ТВОРЧЕСТВОМ...ДА И КОМУ ОНО НУЖНО...

Ничто не сбывается.
А я верю.
Везде разрушение,
А я надеюсь.


Вы не случайны. Существование нуждается в вас. Без вас что-то будет отсутствовать в существовании, и никто не сможет этого заменить. Именно это дает вам чувство достоинства — все существование нуждается в вас. Звезды, солнце и луна, деревья, птицы и земля — все во вселенной будет чувствовать, что есть небольшое свободное пространство, которое не может быть заполнено никем это было, еще момент и это ушло. Момент мы здесь, еще момент и мы ушли. И как много шума мы делаем за этот короткий момент сколько насилия, тщеславия, борьбы, конфликта, гнева, ненависти. Только в этот короткий момент! Всего лишь ожидая поезда в зале ожидания на вокзале и создавая столь много шума, драки, причиняя боль друг другу. Стремясь обладать, стараясь властвовать, стараясь возвыситься все это политика. А потом подходит поезд, и вы уезжаете навсегда.

Цель любого художника Collapse ).


Почему процветает запад?

Там два условия, выработанные еще с французских буржуазных революций - ешь сам, корми того, за счет кого ты живешь. Каждый сбой в такой системе приводил в народным взрывам. Второе - колониальный захват. Европа создала видимость освобождения колоний. Пока страны были колониями, Европа поступала с ними, как и со своими рабочими, кормила их на пределе революций. Теперь, уйдя оттуда, она просто нагло разворовала и продолжает разворовывать их, все колониальные связи сохранились, а Британия еще и умудрилась сохранить империю. Европа ко всему присоединила к себе и малые колонии, так называемые ассоциативные страны, полностью управляя их промышленностью, большей частью уничтожая ее, и сельским хозяйством, давая взамен гарантии минимальной выживаемости, которую они имели бы и без вхождения в ассоциацию. .Слово Британия давно пора убрать с горизонта истории, они, а не она - англо-саксы, те ядро - США, Великобритания и Канада. Часто они играют в хорошего и плохого полицейского, но главный их сателлит - Европа, находится в их руках полностью почти в колониальной зависимости со смешной политикой взбрыкивания.

Странно, но иногда жизнь ведет себя странно...Литературная погода за окном -

Мне вот попадалась упорно несколько раз одна и та же книга Тома Холта - Переносная дверь.. Прочитав на заре жизни четырехтомник сказок Афанасьева, я как-то уверилась в двойственности жизни - одна настоящая, но с оглядкой, другая зыбкая во сне и третья в книгах. Афанасьев же особенно со своим томом Волшебные сказки с его Поди туда не знаю куда и принеси то, не знаю что, плотно привязал меня к вымышленному миру, который уравновешивает неприятности жизни даже и в мои 78 лет, так я до сих пор и читаю временами фантастику с ее возможностями философских измышлений в самых нелепых состояниях жизни (то есть размышления о том, как ты себя поведешь, попав в критическую ситуацию, что проверяется только фактами жизни). После Афанасьева настал черед Гоголя, от русского языка которого я закатываю глаза от восторга и до сих пор считаю его вместе с Пушкиным основателями современного нашего литературного языка, столько мелких нюансов привнесли они в язык , потом добавила к ним Лескова - уже поставившего именно на литературности точку, никем пока не превзойденную, а даже и частично утерянную.
Ну да, я о Хольте...Раза три мне попадалась его Дверь и начав читать, я бросала... тут сидючи в унынии от того, что не могу скомпоновать совсем уже придуманную работу и от того, что движения в живописи нет уже лет пять (какие наши годы), вдруг опять Хольт подвернулся, пробежала глазами уже просто середину и – въехала по уши. Это что, судьба натыкаться на определенных людей, книги, работу - вообще кто кого ведет - мы жизнь или она нас? Смотрю окрест и вижу - воспитание складывается в одном - усилии родителей заставить часто насильно отпрысков заниматься тем или другим делом, начиная от учебы в школе, что дает толчок (вот уж слово к месту) к дальнейшему поведению отпрысков, а часто и жизнь по наследственной ступени, часто ниже родительской. За всю жизнь видела только несколько детей, которые учились не толчком родителей, а сами по себе, остальных снедало врожденное честолюбие и – за уши от родителей, часто авторитетом подавлявших отпрысков…из многих отличников так и не получилось почти ничего продвинутого при всех их честолюбивых доцентских и профессорских должностях. Даже наоборот именно эта часть начальства - отличники по жизни - ханжи и - шаг в сторону, стреляют - и мешают прогрессу, внутри себя прекрасно понимая свою несостоятельность. Что-то занесло...А Хольта советую, вот никогда не обращала внимания на литературных переводчиков - для меня в английском вершиной их были Маршак с его Шекспиром и Райт-Ковалева с ее Фолкнером - Ладно, пойду-ка компоновать свою никому не нужную картину. Как говаривал Юрочка Коваль - твой ум подобен коромыслу...Странно, как жизнь держится не на явном поведении человека, часто из-за непредсказуемости поведения, влачащем шлейф самых невероятных сплетен, а на ощущении его...Этим началом и окончанием - странно - и завершаю сей нелепый опус...

В Швеции мигранты довели коммерсантов до ручки: начался массовый исход среднего класса из страны.

Люди, обладающие небольшим бизнесом, уже не в состоянии заниматься своим делом, потому что становятся жертвами организованной преступности и боятся за свои семьи. "Бежать, пока не поздно!"- таков девиз шведов. По информации швейцарского еженедельника, шведское новостное агентство "SVT Nyheter" посвятило большой материал проблеме распоясавшегося криминала, который, похоже, затмил российские "лихие девяностые".
Шведские города поделены на зоны влияния. Банды, при попустительстве полиции, превратили места жизни людей в территории, за владение которыми они борются нередко с оружием в руках. Простым людям отводится роль овец, которых просто стригут. Причём даже полицейские обязаны слушаться предписаний властей и не вступать в конфликт с подонками.
Швейцарское издание ехидно поясняет, что шведские коллеги потратили титанические усилия, чтобы в ходе своего расследования только - Упаси, Боже! - не сказать про то, что банды - это по сути, эмигранты, с которыми Швеция не сумела справиться. Но на эту тему в стране наложено табу.
Информация о повальном криминале среди новоприбывших находится под строгим запретом. Американская организация RAIR Foundation USA провела своё расследование и, в частности, опубликовала свидетельство одной пострадавшей женщины, жительницы города Гётеборг (Göteborg), рассказавшей о настоящем "самоубийстве" шведского общества, пасующего перед зверьми в человеческом обличье. Американская организация в своём расследовании указывает и на тот факт, что шведские власти преследуют перед судом всех, кто нарушает обет молчания и начинает свидетельствовать о том, что на самом деле творится за шведским "железным занавесом".
Между тем, либеральный премьер-министр Швеции Стефан Лёвен (Stefan Löfven) упорно делает вид, что никакой проблемы, связанной с иммиграцией, просто не существует.
По информации французских журналистов, 6 лет назад Швеция стала второй страной в мире по изнасилованию малолетних. Как правило, это зверство сопровождается убийством пострадавшей.
От Александра Артамонова.

Пушкин - наше все - пророческий крест поэта...

Пушкин - наше все... С его изменением вместе с Гоголем русского языка начался медленный подъем России, который подходит сейчас к финалу. Именно поэтому идет такой накал как из-за кардона, так и внутри страны.
Будь сам себе царем, осуществляй единственно реальные реформы - внутри самого себя - и не жди ничего от реформ внешних. Даже, когда эти реформы осуществляются в виде революций и природных катаклизмов, они ничего не переменят в твоей жизни, пока не переменишься сам. Понимаешь это: жизнь - праздник, нет: она - тюрьма, "конец света".- Как это современно!
- Но такая "современность" для каждого, иного нынче просто не дано.
Пророческий крест поэта - http://www.vav.ru/articles/prorocheskij_krest_poeta.html...
Уверяют, что
год девяносто девятый
Нам все переменит,
Что поднимет Россию с колен,
Только чуть подожди.
Улыбается Пушкин,
Два века он наш современник,
Он не верит тому,
Что пророчат волхвы и вожди.
Улыбается Пушкин, он знает,
Что счастье, как пряник
Или куклу ребенку,
Никто не положит в наш дом,
Что покуда сердца
Не очистим от всяческой дряни,
Все закончится плахой,
Разборками или вином.
Улыбается Пушкин,
Химер не оставив для рабства
И свободу воспев
В первозданной ее чистоте,
Ту, к которой мы можем
Лишь в духе и втайне прорваться,
Потому что иной
Не бывает свободы нигде.
Улыбается Пушкин
Гармонии освобожденья,
Даже боги летят
На Любви ослепительный свет.
Потому что Любовь,
Как всемирный закон тяготенья
Управляет Вселенной,
А значит, пределов ей нет.

(no subject)

К дню рождения Маяковского сунула нос в его стихи...школа к нему интерес напрочь отбила и кроме - вынимаю из широких штанин, да Лили Брик по высям, как-то ничего и не читалось...Оказалось, как все большие поэты, он злободневен, именно он и злободневен как никогда, как вполне современными оказались все эти политплакаты в Крокодиле типа Кукрыниксов...
......излюбленное
пушечное лакомство,
мы,
оптовые потребители
костылей
и протез,
мы
выйдем на улицу,
мы
1 августа
аж к небу
гвоздями
прибьем протест.
Долой
политику
пороховых бочек!
Довольно
дома
пугливо щуплиться!
От первой республики
крестьян и рабочих
отбросим
войны
штыкастые щупальцы.
Мы
требуем мира.
Но если
тронете,
мы
в роты сожмемся,
сжавши рот.
Зачинщики бойни
увидят
на фронте
один
восставший
рабочий фронт.

Кеннеди явно что-то знал и хотел донести это до публики в 1961 году. Речь Кеннеди...

·
Эта речь президента Кеннеди прозвучала всего через несколько месяцев после его инаугурации и за несколько месяцев до рождения Барака Обамы - 27 апреля 1961 года. Она на протяжении десятилетий озадачивала историков, спичрайтеров и политиков.
Кеннеди явно что-то знал и хотел донести это до публики в 1961 году. Эта речь не просто о «тайных обществах», а о «монолитном и безжалостном заговоре» против человечества.
Многие сходятся во мнении о том, что это выступление обнаруживает то, что происходит прямо сейчас.

«Дамы и господа:
Само слово «секретность» противоречит свободному и открытому обществу; и мы как народ - исторически и по своей сути – находимся в противостоянии секретным обществам, тайным орденам и закрытым собраниям. Давным-давно мы решили, что опасности чрезмерного и незаконного утаивания относящихся к делу фактов многократно перевешивают опасности, на которые они ссылаются, дабы оправдать это. Даже сегодня есть небольшой смысл в противостоянии угрозе, которую представляют тайные общества посредством копирования их произвольных ограничений. Даже сегодня, есть небольшой смысл в гарантировании выживания нашей нации, если наши традиции не выживут вместе с ними. И есть очень серьёзная опасность, которая нуждается в огласке для увеличенной (большей) безопасности, которой воспользуются те, кто сильно желает расширить её значение до границ официальной цензуры и утаивания. Это то, чему я не собираюсь позволять расти (расширяться, увеличиваться), это на моём контроле. И ни один служащий в моей Администрации – высокого ли он или низкого ранга, гражданский или военный, не должен интерпретировать мои слова сегодня вечером как повод чтобы подвергать цензуре новости, для подавления диссидентов, чтобы прятать наши ошибки или утаивать от прессы и публики факты, которые они заслуживают знать.
Мы противостоим по всему миру монолитному и беспощадному тайному заговору, где полагаются, прежде всего, на скрытые средства для расширения своей сферы влияния – на инфильтрацию вместо вторжения, на низвержение вместо выборов, на запугивание вместо свободного выбора, на террористов ночи вместо армии дня. Это система, которая задействовала громадное число людей и очень большие материальные ресурсы в строительстве тесно связанной, высоко эффективной машины, которая осуществляет военные, дипломатические, разведывательные, экономические, научные и политические операции.
Эти приготовления скрыты, они не преданы огласке. Их ошибки хоронятся, а не пестреют на заголовках газет. Их диссиденты хранят молчание, а не занимаются восхвалением. Вопросы о денежных затратах не задаются, слухи не печатаются, тайны не раскрываются...
...Не Президент должен бояться испытующего взгляда публики на его программы. От этого испытующего взгляда приходит понимание, и от этого понимания приходит поддержка или противостояние. И то, и другое необходимы. Я не прошу от ваших газет поддерживать Администрацию, но я прошу вашей помощи в огромной задаче информирования и предупреждения Американского народа. Что до меня – я имею полную уверенность в отклике и преданности наших граждан, всякий раз, когда они полностью информированы.
Я не только не могу подавлять полемику среди ваших читателей – я приветствую это. Эта Администрация намерена быть беспристрастной к своим ошибкам; как однажды сказал один мудрый человек: «Ошибка не становится ошибкой до тех пор, пока вы не отвергаете её исправление». Мы намереваемся принять полную ответственность за наши ошибки; и мы ожидаем от вас, что вы будете их нам указывать, когда мы их упускаем из вида.
Без дискуссий, без критики ни Администрация, ни страна не могут преуспевать – и не может выживать республика. Именно поэтому Афинский законодатель Солон постановил, что для любого горожанина является преступлением уклоняться от публичной полемики. И именно поэтому наша пресса была защищена Первой Поправкой – единственная деятельность в Америке, специально защищённая Конституцией – главным образом, не для того, чтобы развлекать и веселить, не для того, чтобы ставить акцент на тривиальном и сентиментальном, не просто для того, чтобы «давать публике то, что она хочет» - а чтобы информировать, пробуждать, отражать, заявлять о наших опасностях и наших благоприятных возможностях, чтобы показать наши кризисы и наш выбор, чтобы вести, направлять, давать образование и иногда даже будоражить общественное мнение.
Это означает ещё большую сферу действий и анализ международных новостей – это не так далеко, это совсем рядом. Это означает более значительное внимание к улучшению понимания новостей. И это, в конечном счёте, означает, что правительство на всех уровнях должно принять свои обязательства в том, чтобы обеспечить вас всей возможной информацией, выходящей за пределы узких границ национальной безопасности – и мы намереваемся делать это.
И также это и для печатной прессы – для того, кто ведёт записи деяний человека, для хранителя его совести(сознания), курьера его новостей – что мы ищем силу и помощь, и мы уверены что с вашей помощью человек будет таким, каким он был рождён быть: свободным и независимым».