Eshka-43 (eshka_43) wrote,
Eshka-43
eshka_43

Казаков и Израиль...Два интервью...


Вот...восстановила, только без своих комментову - а то яко коршуны....

Старое интервью - - Михаил Михайлович, не могу не спросить вас об Израиле. Эту тему нельзя обойти вниманием.- Понимаю. Спрашивайте. Нет такого вопроса, на который я не отвечу.- Журналисты вас уже, наверное, "достали" вопросами: почему уехали, почему вернулись? "Злой, обиженный на всех", как писали. Вас причисляли к тем, кто променял Родину на "сытые и скучные театры дальнего зарубежья".- Честно говоря, даже тоскливо отвечать людям, которые живут по принципу "слышал звон, да не знает, где он". Они понятия не имеют ни о моей рабочей жизни в Израиле, ни о театрах, о которых рассуждают. Эту проблему я достаточно откровенно описал в книге "Третий звонок". Но только на другом уровне рассуждений - так сказать, плюсов, минусов: что такое разница менталитетов, что такое работать в чужой языковой стихии, как это непросто актеру, для которого материнский язык, по словам Цветаевой, "млечный, молочный".И потом, почему они считают таким скучным поставить на иврите со студентами, скажем, "Чайку" Чехова, которая пользовалась большим успехом? Или сыграть на иврите Тригорина, о чем писала газета "Вашингтон-пост". У меня теперь в Израиле есть ученики, которые играют в разных ведущих театрах, и я этим горжусь.А разве скучное занятие - сыграть на иврите "Любовника" Гарольда Пинтера с прекрасной актрисой Ириной Селезневой?Что касается того, променял ли я, разменял... Опять хотел бы отослать всех к своей книге... Я совершил этот поступок, когда у меня родился сын. Я поднял его в Израиле и там же "родил" еще одного ребенка - дочку Зойку. И давать кому бы то ни было отчет, как я буду жить и растить своих детей, кроме господа Бога, не намерен.Во-вторых, связи с Россией порваны не были. Приведу простой пример. Живя в Израиле, я снимался в картине "Мания Жизели" у Алексея Учителя.Там же писал о Давиде Самойлове, который ушел из жизни ("Растрепанный рассказ"). Внимательно следил за тем, что происходит в России - в искусстве, в первую очередь. В Израиле подготовил новые программы стихов, проработал многие пьесы (теперь я готов поставить их в России).Я не продал свою квартиру на Ордынке в Москве, в которой живу и теперь со своей семьей. Я гражданин и России, и Израиля. А может быть завтра стану гражданином Америки или Канады, если Америка и Канада захотят и я захочу. А послезавтра я могу уехать жить и работать, к примеру, в Улан-Удэ, если захочу. И если это не противозаконно. Ибо есть закон и совесть. А совесть есть Бог...Думаю, и публика чувствует, кто из нас кто, и меня очень греет доброе отношение зрителей и людей, которых я встречаю, путешествуя по разным весям нашей необъятной России.- Хотелось бы вам сейчас снять фильм? И какой, если да?- К сожалению, это всего лишь досужие разговоры. Я бы хотел, скажем, снять "Московскую сагу" Василия Аксенова, многосерийный фильм. Но надо минимум 10 миллионов долларов, чтобы снять на том уровне, на котором была снята, к примеру, Ордынским картина "Хождение по мукам". Но это невозможно, никто таких денег сегодня не даст. А вот на клип дают до трехсот тысяч долларов (я слышал и такую цифру). Вы посчитайте количество клипов, которые крутят в эфире с одной только "На-На". Что сделаешь? Шоу-бизнес сегодня все съедает. И не только в России. Но в России это особенно болезненно воспринимается.- Михаил Михайлович, когда родилась ваша антреприза?- В 1992 году, когда приехал в Израиль. Там я работал на иврите в государственном театре, преподавал на языке в театральной студии. Но одновременно с этим делал спектакли на русском для русскоязычных, живущих там. Ставил и играл. Потом мы стали вывозить эти спектакли: ездили в Америку, в Германию, играли в Риге, Таллинне, Ленинграде...Год назад я переехал жить в Москву, не порвав с Израилем ( я буду там еще ставить, играть), и продлил эту антрепризу. Осуществил вводы в спектакли, усилил их московскими звездами. Театра как такового у меня нет. А есть антреприза. Нет здания. Нет спонсоров. Все, что я делаю, - все на свой страх и риск...

Последнее интервью...

- Михаил Михайлович уже один раз эмигрировал в Израиль в девяностые годы. Это было тяжелое время для российского кино, и вместе с тогдашней супругой Анной Ямпольской и сыном Мишей они уехали. Там родилась дочь Зоя. Через десять лет супруги развелись, Козаков вернулся в Россию, а жена с детьми осталась в Израиле. И вот именно эта семья поддержала актера в тяжелый период его жизни.- Михаил Михайлович, неужели вы уехали в Израиль навсегда? Ведь у вас уже была такая попытка, все равно в Россию вернулись…- Да, была… Но сейчас это обусловлено в первую очередь здоровьем. У меня произошел инфаркт, потом клиническая смерть… Теперь я, правда, потихоньку восстанавливаюсь, но еще лечусь. Пока буду находиться здесь, хотя и не разрываю творческих связей с Россией. Просто сейчас здесь есть хорошие предложения - собираюсь преподавать, ставить спектакли, снова подучиваю иврит, на котором когда-то играл в Израиле. В общем, у меня большие планы.- Говорят, что после клинической смерти люди начинают по-другому смотреть на жизнь. С вами что-то такое было?- Нет… Это меня никак не изменило, я отнесся к этому событию достаточно легко. И то, что рассказывают другие люди, пережившие подобное: тоннели, свет - я этого ничего не видел. Эти полторы минуты, когда меня здесь не было, вспоминаются просто как необыкновенная легкость…- Вы часто читаете со сцены известное стихотворение Давида Самойлова, где он просит Господа: не дай дожить до тех пор, когда я стану дряхлым стариком. А сами вы хотите "дожить"?- Самойлов написал это стихотворение, когда был моложе меня! И я много раз просил у Господа: "Забери меня! Пусть я умру. Я уже пережил свое время!" Ведь столько друзей ушло - и старше меня, и младше… Я уже не могу слышать о том, что кого-то не стало! В такие моменты, и особенно когда еще болезни одолевают, у меня случается депрессия и я желаю смерти… Но потом это проходит, и вдруг в мою жизнь снова приходит что-то новое. Мне становится интересно жить. Вот сейчас я увлечен новой пьесой… Она будет затрагивать проблемы, которые сейчас волнуют все человечество. Я имею в виду все эти катаклизмы…- А вы верите, что будет конец света? Сейчас ведь все об этом говорят…- Меня беспокоит то, что происходит в мире. Столько аномальных явлений, экологических катастроф! Я волнуюсь, потому что у меня есть дети и им дальше жить в этом мире. Хотя, если верить слухам, то и я еще могу захватить апокалипсис… - Теперь вы живете в Израиле. А как же ваша 30-летняя российская жена Надежда?- Нет-нет, с ней у нас больше нет ничего общего… Я надеюсь, что нас разведут. Просто она оказалась аферисткой. Хотела загнать меня в гроб и получить квартиру. К сожалению, старые люди от этого не защищены. За нами охотятся мошенники… Уверен: это мой последний брак. С моей бывшей женой Анной мы в прекрасных отношениях, но тоже не живем вместе. У нас разные квартиры. Последняя жена актера, Надежда, соблазнилась на его однокомнатную квартиру на Арбате - Михаил Михайлович, мы знаем, что делом вашей жизни является чтение стихов. Считаете, людям в наше время это нужно?- Самое главное, что это нужно мне! Я просто не могу не читать стихов. Это началось с раннего детства. Я научился грамоте очень рано, года в четыре, и мама знакомила меня со стихами Пушкина, Лермонтова… Я их запоминал. С тех пор я всегда читал - в пионерском лагере, в школе-студии и до сих пор. Я записал множество пластинок, дал десятки поэтических спектаклей. Только за последние три года их было больше ста! Отсюда делаю вывод, что людям это нужно, хотя, конечно, не всем…- Это правда, что стихи помогли вам выбраться из депрессии, когда вы лечились в психушке?- Да, в 1987 году я лежал сначала в Ленинграде в Бехтеревке, потом в клинике имени Соловьева в Москве. За плечами была неудачная постановка "Пиковой дамы", я провалился и переживал ужасно. Тогда у меня случилась депрессия, и я решил уйти из профессии! Помогли стихи… Постепенно: сначала бубнил их себе под нос, потом начали собираться первые слушатели - пациенты клиники. И в итоге я там начал давать чуть ли не концерты!- Как психически больные люди реагировали на стихи?- По-разному. Кто-то потом подходил ко мне и говорил, что стал чувствовать себя лучше, получил душевное успокоение. Но так было не со всеми, конечно… Вообще, моя привычка читать стихи кому угодно доводила меня до анекдотических ситуаций. В начале семидесятых я гастролировал по Сибири. На афишах было написано: "Популярный актер, Педро Зурито из "Человека-амфибии" расскажет вам о себе", а внизу мелко: "Будет читать стихи". И вот залы были полупустые. А тут я приехал в город Канск, и люди ну просто, что называется, висели на люстрах. После концерта я спросил у организатора, почему. И он ответил: "Вы не обидитесь? Просто я заклеил на афише строчку "Будет читать стихи"… Я хохотал как безумный!- Заметим, что километры стихов вы читаете наизусть, ни разу не заглянув в книгу. У вас феноменальная память!- Я не знаю, как это объяснить. В обычной жизни память у меня просто жуткая! Я не помню своего номера телефона, не в состоянии посчитать деньги! Поэтому хозяйство всегда прошу вести жен. Я ничего не понимаю в счетах, в технике… В общем, я полный гуманитарий. Но стихи почему-то запоминаю… Конечно, у меня есть своя градация. Для меня на первом месте Пушкин, Лермонтов, Бродский, Ахматова, Тарковский… Это величайшие поэты. Но в своей жизни доводилось читать всякое. Например, стихи Иосифа Сталина! Вы знаете, что в молодости он писал неплохие стихи? И я их читал со сцены. Ведь в то время мы еще не понимали, что он дьявол, убийца… - А что для вас война? Ведь вам было уже 6 лет, когда она началась…- Слава Богу, мы успели эвакуироваться из Ленинграда. Но для нашей семьи война - это трагедия, потому что на фронте погиб старший брат. Мне тяжело об этом говорить. Это было очень большое горе…- Михаил Михайлович, расскажите о своих детях. Сколько им сейчас лет и чем они занимаются?- От первого брака - сын Кирилл и дочь Катя. Кате уже 53 года, Кириллу - 47. Он режиссер и актер. И вы знаете, я высоко ценю его работу. Недавно на канале "Культура" состоялась премьера фильма "Лебединая песня", где он автор сценария и режиссер, а я исполнитель главной роли. Хотя в свое время я не только не помогал ему пойти в эту профессию, а даже мешал! Но сейчас я верю в него… Дочь Кирилла, моя внучка Маша, тоже актриса. Сейчас снялась в этой идиотской "Кармелите". Но я не осуждаю, нет! Сам иногда появляюсь в современных фильмах. Например, в комедии "Любовь-морковь". А что делать, грешен… Просто там платят, как нигде!.. Дочь от второго брака, Манана, живет в Грузии, в Тбилиси, и там работает в театре. Когда я ставил "Чайку", она играла в этом спектакле. Я рад, что она состоялась… Младшие дети, которые живут с нами в Израиле, пока не определились. Здесь служат в армии и мужчины, и женщины, независимо ни от чего. Никто даже не думает о том, чтобы откосить! И мой 21-летний сын Миша сейчас в армии, он будет служить три года. А дочери Зое сейчас 15 лет, она закончит школу и потом тоже пойдет в армию, будет служить два года. А какие профессии они выберут потом, я не знаю. Сейчас у них много увлечений - участие в спектаклях, кино, музыка, поэзия… Я думаю, они состоятся.- Ваши дети не ревнуют вас друг к другу, не осуждают, что у вас было так много браков?- Нет, они все дружат и относятся ко мне хорошо. Я волнуюсь за них, а они волнуются за меня (смеется). Я их всех очень люблю.- Вы можете сказать, что прожили счастливую жизнь?- Конечно! Нечего гневить Бога. Я дал в своей жизни очень много концертов, прочел десятки тысяч стихов, снял фильмы и сам работал как актер в театре, кино. Я реализовался и не обижаюсь на нынешнее время.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments