Eshka-43 (eshka_43) wrote,
Eshka-43
eshka_43

Израиль - Только вперед!

Владимир Янкелевич, военный эксперт , бывший капитан подводной лодки на дальнем востоке...

Богу было угодно даровать человечеству энтузиазм, чтобы возместить отсутствие разума. Эдмунд Берк.

Интересная беседа между премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном и Биньямином Нетаниягу была в самом разгаре. Кэмерон лучезарно улыбался, демонстрируя максимальную степень расположения к собеседнику.

"Слушай, Биби", - говорил он, - "Бин Ладен уничтожен, терроризм практически повержен, палестинцы едины и вообще - «Мир на земле и в человецах благоволение!», - совершенно некстати процитировав евангелие от Луки. "Вот только ваш Израиль портит красивую картинку, почему-то никак не приветствует ХАМАС и не соглашается на те мелочи, что они хотят. И вообще, Биби, мы вам всегда были друзьями, никогда не подводили! Вспомнить хоть Декларацию Бальфура!»

За окном заунывно и как-то не по-английски кричал муэдзин. Вспоминать не хотелось, в голову почему-то лезла «Белая книга», «Эксодус» и прочее что могло окончательно разрушить ненавязчивое очарование беседы. А Кэмерон, тем временем продолжал:

«Да ХАМАС уже совсем не тот, он пообещал сократить объем военного сопротивления сионистским оккупантам! Им надо помочь, поддержать, повернуться лицом! Объединение ХАМАСа с ФАТХом нужно для дела мира и свободы палестинцев!» - глаголил британский премьер.

И возможно от того, что дом по Даунинг-стрит, 10, в лучших английских традициях был домом с привидениями, а может и по какой-нибудь другой причине, в разговор вмешался висевший на стене портрет политика и юриста XVIII века Эдмунда Берка (1729- 1797), которого в англоязычных странах принято цитировать так же широко и охотно, как и Уинстона Черчилля.

"Достопочтимый сэр", - обратился Берк к Кэмерону, - "Я просто не могу не вмешаться! Еще 250 лет назад я писал, что абстрактная свобода, как и другие абстракции, не существует! Я настаиваю, что необходимо воздержаться от поздравлений, пока не будем знать, как новая ситуация отразилась на общественных силах; управлении страной; дисциплине в армии; на сборе и справедливом распределении доходов; на морали и религии. Все это прекрасные вещи, однако значение свободы для каждого отдельного человека состоит в том, что он может поступать так, как ему нравится, но мы должны понять, что ему нравится, прежде чем пришлем поздравления, которые в скором времени могут обернуться соболезнованиями.

Кэмерон поморщился и сделал вид, что не расслышал. Берк неодобрительно посмотрел с портрета, заявил, что «истинный джентльмен, как правило, знаниями не обременен» и закрыл глаза. Кого он имел ввиду, Берк не уточнил.

Муэдзин кричал все надрывней. Кэмерон посмотрел на часы и продолжил: «Биби, пойми, в отношениях между нашими странами основную роль играет не низменная выгода, а высокая дружба и, я не побоюсь этого слова, любовь!» Голос Кэмерона дрогнул, возможно от волнения, вызванного возвышенными мыслями.

"В отношениях между государствами нет любви, но лишь интересы!" - скрипучим голосом влез в разговор другой портрет, Уильяма Питта Старшего (1708 - 1778).

- Нет, так просто невозможно работать! - воскликнул Кэмерон - Они стали много себе позволять! Ты правильно пойми мои слова, Биби. Ничего личного.

"Ничего личного", - подумал Биби, - "Уже и говорить стал, как киллер», - но нужно было прощаться и бодро выражать умеренный оптимизм. Впереди была дальняя дорога, беседы с другом Саркози, с Ангелой Меркель, и, что самое захватывающее, с госпожой Клинтон и ее боссом.

Под шелест колес лимузина хорошо думалось. «Как еще пойдет беседа с госпожой Клинтон, может лучше, чем с Кэмероном?», - но в это верилось с трудом.

"Ну да, - подумал Биби, - "Конечно Хиллари заявила: "США не станут иметь дело с палестинским правительством, в состав которого будет входить ХАМАС, до того как группировка не проведет ряд необходимых реформ", и еще «Мы ясно дали понять, что не поддержим палестинское правительство, в которое войдут представители ХАМАСа до того момента, пока группировка не примет принципы "Четверки"!». Но не прошло и суток, как ее взгляды резко изменились, и она "отказалась отказываться" от переговоров с объединенным с ХАМАСом палестинским руководством. Почему-то припомнилось, что «сердце красавицы склонно к измене», но это было совсем некстати, расхолаживало, отвлекало от позитивных мыслей.

Вообще-то для позитивных мыслей было трудное время. Евросоюз перечислил дополнительные 124 миллиона евро на счет автономии в Иудее, Самарии и секторе Газа, сверх 100 миллионов уже выделенной в этом году регулярной спонсорской помощи. И Египет, свергнув диктатуру, очевидно не имея других проблем, жег израильские флаги перед израильским посольством, в оскорбительной форме требуя выслать из страны израильского посла и, естественно, призывал палестинцев начать новую интифаду. То, что Халед Машаль пообещал "сократить объем военного сопротивления сионистским оккупантам", конечно успокаивало, но как-то не вполне.

И перед мысленным взором Нетаниягу появился, не то Зеев Жаботинский, не то генерал Рафуль, и как-то неполиткорректно сказал:

- Биби, ты сейчас демонстрируешь все особенности левантийской политики - никогда не упускать шанс упустить шанс! В момент, когда Фатх объединился с ХАМАСОм, Израиль потерял (скорее и не имел никогда) партнера, с кем вел переговоры. ФАТХ сделал свой ход. Кентавр ФАТХОХАМАС не может быть партнером Израиля в переговорах ни в каком качестве, ни в целом, ни по отдельности. Для Израиля настал момент истины, время делать реальные шаги, брать ответственность на себя, принять решение денонсировать или заморозить все соглашения с ФАТХом, поскольку такого партнера уже не существует, прервать контакты и объявить о выходе из мирного процесса. ХАМАС отдельно и в любом альянсе - наш враг. Кроме того, на жесткие заявления Египта давно ответить не менее жестко и конкретно, что односторонние действия по КПП Рафиах приведут к тому, что Израиль опять возьмет под свой контроль Филадельфийский коридор. А затем заявить, что дорога к миру и окончательному урегулированию открыта, как только со стороны палестинцев появятся соответствующие предпосылки и предложения. Так сказать, двери открыты!

Пока ты в своем европейском турне пытаешься уговорить то Кэмерона, то Саркози выполнить за Израиль нашу работу, мы теряем время. Мир понемногу начинает привыкать, что союз ФАТХа и ХАМАСа - это прекрасно, это мир и благоденствие, и все в порядке, ХАМАС в свете восходящего солнца нового единства уже смотрится почти белым и пушистым. И пока Израиль ведет политкорректные разговоры, Хания с Абу Мазеном все ближе и ближе к победе. Время работает по-разному для них и для нас.

Никто, ни в какой столице, ни в какой стране не будет делать для нас больше, чем мы сами. Время сегодня еще не упущено, но может уйти. Пора действовать. Пойми, Биби, бездействие и разговоры «это хуже, чем преступление, это - ошибка».

А впереди были еще разговоры с Бараком Хусейном Обамой.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments