Eshka-43 (eshka_43) wrote,
Eshka-43
eshka_43

Category:

Лимит времени или по ком звонит колокол.

Sir Max из автошок...
Наблюдая за международной повесткой складывается мнение, что темп основополагающих международных событий сильно ускоряется. Возникает ощущение, что весь мир ожидает в достаточно скоро перспективе чего-то, каких-то событий или действий какого-либо игрока, которые возможно будут иметь крайне серьезные последствия для всего мира, Большого передела мира.

Безусловно, политический мир всегда изобилует событиями, интригами, комбинациями взаимодействий. Эта игра никогда не заканчивается. Но часть событий представляет собой рутину, которая не приводит к тем или иным последствиям. События происходят, но вплетаются в тесную канву политической обыденности. Встречи по протоколу, саммиты по традиции, визиты, потому что они были давно запанированы. Но есть вещи, которые выбиваются из общей канвы, которые предполагают необходимость задуматься о том, что будет после.

В рамка данного рассуждения я позволю себе несколько иллюстраций, а затем попытаюсь представить некоторые видения и прогнозы. Итак, что из текущих событий заставляет задуматься. Еще пару лет назад возникло мнение, что в окружающем мире происходит сосредоточение сил перед какими-то событиями. Массированный уход на покой политических долгожителей, мены монархов в правящих домах (причем не традиционным естественным путем, что было бы не ново, а посредством добровольного ухода, что, например, для Японии, было немалым шоком), создание весьма своеобразных альянсов и т.д. Однако в последнее время значительно ускорились события сразу в нескольких точках мирового пространства. При этом, это ускорение не имеет объективного основания (обоснованной потребности) но само ускорение происходит.

Осознавая, что ничего в международной политике не происходит случайно, а если какие-то события и выбиваются из общей канвы, то по крайней мере последующими действиями, заявлениями, событиями эти первоначально случайные события вгоняются в общую логику политического процесса, таким образом понижая аспект случайности и повышая аспект включенности. Однако иногда события идут по сценариям, которые требуют задуматься и понять, почему имеет место быть именно такой ход событий, такая динамика такая совокупность участвующих игроков.


Итак, рассмотрим аспекты политики, которые свидетельствуют об ускорении мировых политических процессов и попытаемся понять, о че свидетельствуют эти процессы с точки зрения будущих событий.

Первое. Вечно молодой канцлер.

Не так давно мир облетела новость, что канцлер Германии Ангеле Меркель. Которая, казалось бы, собирается сложить полномочия и уйти с смой ответственной должности немецкого государственного управления остается. При этом ее преемница (неудавшаяся как оказалось) с труднопроизносимыми именем и фамилией Аннегрет Крамп-Карренбауэр заняла кресло министра обороны Германии, чем, безусловно «порадовала» весь Бундесвер еще не оправившийся к слову от предыдущего министра обороны. Конечно я не склонен верить всем апокалиптическим заявлениям о не плавающих подлодках и нелетающих самолетах, но то, что немецкие вооруженные сил прибывают сейчас в кризисном (в том числе с точки зрения понимания их миссии) состоянии является безусловны фактом.

То, что Крамп-Карренбауэр «сослали» в Бундесвер собственно нет ничего странного. Она не особо нравилась Меркель. Она не имеет самый высокий уровень доверия в партии. Она в конце концов не самый благоприятный кандидат в Канцлеры. Но все это не столь важно.

Важно то, что Меркель осталась канцлером Германии. Читатель наверняка скажет и что же в этом особенного? Меркель уже много лет как канцлер Германии. А выборы в Бундестаг не за горами. Каков смысл менять канцлера в такое время.

Да это так. Но не совсем. парламентские выборы в Германии будут только в 2021 году, причем осенью, то есть до них еще два года. То есть даже если эти выборы рассматривать в качестве отсечки, то два года срок вполне достаточный, чтобы новое правительство и новый канцлер начали активную игру для целей победы на выборах.

Возможно речь может идти о досрочных выборах после очередной компании в какой-либо из земель Германии. Но и это сомнительно. Сейчас ХДС/ХСС может получить не очень хорошие результаты, вопрос лишь в том, получит ли она (коалиция) на очередных выборах столько, сколько могла бы получить на досрочных? Но данный вопрос не для этого рассуждения.

Второй аспект куда более важен. Ангела Меркель не тянет работу канцлера по состоянию здоровья. Все средства массовой информации облетели снимки сначала канцлера с трясущимися руками на ряде встреч, а затем и вовсе, слушающей гимн сидя. Никогда в политической реальности ни один протокол н будет выставлять на показ плохое самочувствие одного из лидеров страны. Это исключено. Значит ситуация такова, что смена канцлера для Германии в настоящее время будет (является) критичной. При этом, данная критичность прослеживается в проекции до парламентских выборов, где неизбежно возникнет потребность в изменении и обновлении.


Сохранение Меркель как канцлера германии является явным знаком критической важности этой позиции в перспективные сроки до 2 лет.

Второе. Сверхранний и неактуальный (вроде бы) транзит.

Второй аспект ускорения мировых событий локализован в политических событиях в России. После выборов 2018 года, утроения состав правительства (изменившегося не слишком кардинально) и попыток осени 2018 года определить точки роста российской экономики и сопрячь с ними планы российского правительства страна «вдруг» ощутила на себе все прелести под названием «транзит власти».

Не сказать, что для России это впервые. Уж извините, практически все последние выборы у нас были связаны с обострением внутриполитической борьбы. Причем не борьбы правящей группы против оппозиции, а борьбы внутри правящей группы за то, кто будет номинироваться от власти на следящих президентских выборах. Два предыдущих раунда боев за выдвижение Путина или Медведева на выборах неизменно завершались победой Путина. Но, если в 2012 году это процесс оказался запоздалым и вылился в весьма серьезные проблемы и на выборах депутатов Государственной Думы, и после них при подготовке к президентским выборам, что даже позволило включиться в процесс попыток влияния на исход выборов наших американских «партнеров» (правда они зашли на неподготовленные основательно позиции и не смогли извлечь из ситуации ровным счетом никакой пользы). Второй транзит завершился фактически осенью 2016 года, что позволило сравнительно беспроблемно провести выборы президента 2018 года. То, ч компания номинации началась за два с лишним года до выборов, а фактически завершилась за полтора года до выборов не странно. Власть понимая, что вопрос о персоналиях важен, но осознавая при этом что потребность удержания власти в рамках правящей группы еще важнее осуществила коррекцию позиций и обеспечила направление на выборы В.В. Путина.

Нынешний транзит принципиально иной. На нем В.В. Путин выступает в двух ракурсах. С одной стороны, он является некой силой, стоящей над схваткой, с учетом того, что по существующим правилам он не может баллотироваться на 3-й срок подряд. С другой, В.В. Путин сохраняет потенциал участника президентской гонки, но при условии коррекции правового и политического пространства. И тут м сталкиваемся с потрясающей ситуацией. Континуум политических сил, приходивший к выбору В.В. Путина в качестве президента на это раз раскололся. Дискуссия, начавшаяся с осени 2018 года (через полгода после президентских выборов) и строящаяся на попытках предложений совокупности транзитных моделей, извините, является слишком ранней. Выбор фаворита на должность будущего президента за 5 лет до выборов! Это извините очень и очень рано. Многое может произойти, многое может случиться, против нового кандидата возможно будет проводиться массированная информационная атака с целью его дискредитации, а замять лет до выборов времени на такую атаку хоть отбавляй. Но при этом дискуссии не просто идет, а перерастает в политические баталии с очень тяжелыми последствиями. И дело Голунова, и аресты в святая святых – ФСБ, и выявление «экзотических» шпионов и чудесно освещаемые протесты на московских выборах. Все это говорит о том, что транзит не просто идет, а идет в форме, допускающей жертвы и разрушения.

Для нашего рассуждения сейчас важен не сам факт транзита и не то, какие средства используются для его осуществления. Не важны даже средств – сохранение В.В. Путина президентом (через создание нового ли государства, через новую ли Конституцию, через парламентскую республику, или госсовет не важно), либо выбор преемника. Опят не важно кто это будет – Медведев (проигравший да первых транзита), Собянин, Кириенко, Дюмин, Козак или кто то еще. Важно то, когда начался трансфер и то, когда он должен был закончиться.

Ни затруднения в интеграции с Белоруссией, ни статья Володина от 17 июля 2019 года, ни освещение нынешних выборов в Мосгордуму и протестов вечных протестантов. Все это не случайно и валяется звеньями одной цепи. Точно так же как примерно понятна и конечная дата выбора маршрута транзита – конец осени 2019 года. К декабрю 2019 года должно быть точно определено. Будет ли меняться конституция, будут ли создаваться новые структуры власти и управления, кто будет представлен как преемник В.В. Путина.

Почему именно осенью? Целый ряд знаков. И согласие Лукашенко обсуждать интеграцию в ноябре-декабре 2019 года (когда вопрос о едином государстве не будет критически важен, а вопросы экономического взаимодействия никуда не денутся) и поведение ряда субъектов и политические процессы, все символизируют весьма горячую осень 2019 года.

Заметим еще одну вещь. Заявление С.К. Шойгу о повышении выплат военнослужащим до 50 %. Такие затраты также нельзя назвать случайными. Стандартные индексации — это регулярные повышения по нескольку процентов. Финансы должны мотивировать военнослужащих. Вопрос только для чего.


Для чего тогда все эти игры вокруг транзита сейчас? Для того, чтобы к зиме 2019 года российская власть была предельно мобилизована и не озадачивалась вопросами транзита. Для того, чтобы можно было эффективно противостоять грядущим вызовам и трудностям.

Третье. Игра в поддавки по-американски?

Все знают, что в ноябре 2020 года будут выборы президента США. Все знают, что основной кандидат - это Дональд Трамп, второй срок, безусловное выдвижение от республиканцев (в силу имеющейся политической традиции).

Точно также все прекрасно знают, что выборы президента США, это своеобразная игра двух политических сил - объединяющих ряд политических группировок. Но при этом в публичном измерении – это бескомпромиссная, жесткая борьба с использованием всех доступных методов.

Но как раз сейчас, когда, казалось бы, стороны должны начать готовить свои сильнейший орудия произошло нечто странное. А именно демократический лагерь, сдающий практически без боя ряд ключевых вопросов по которым можно было бы пытаться останавливать Трампа.

Первое – это дача разрешение Президенту США повысить лимит государственного дола, причем на 2 ода и без ограничений. До этого были в основном только повышения на заранее определенные суммы. Почему? Потому, что США в ближайшие два года предстоят большие траты.

При этом, все прекрасно понимают, что американские демократы (я про партию) не идиоты и понимают, что отдать тему долга Трампу означает то, что перед выборами он сможет себе обеспечить лёгкую непринужденную манипуляцию с финансами и обеспечение стабильности бюджета.

Второе. Это понижение ключевой ставки. Трамп долго задирал ФРС на тему того, что они дескать работают против США удерживая ставку. Ставку изменили впервые за несколько лет! На этом доллар должен был упасть, но не упал (это вопрос к толкованию ситуации финансовыми кругами). Однако сейчас американская экономика получает некоторое послабление, платя за это дополнительными рисками в будущем (но более отдаленном).

Наконец, суд признал право рампа брать деньги на строительство стены за счет оборонного бюджета. Решение было принято практически без сопротивления со стороны демократов.


Фактически демократические структуры (Конгресс и ФРС) дали Трампу ряд мощных орудий для будущих выборов! Но видимо не совсем так, поскольку вероятно ему были даны данные оружия совсем не на выборы, а для использования в контексте гроз будущего периода.

Если демократы осенью 2019 года еще и отдадут Трампу удобный ему бюджет, то все вообще станет очевидно. Это тоже свидетельствует о повышении старостей в международной политике и не просто так.

Что же нас ожидает?

Итак, у трех игроков США, России и Германии (которую нужно воспринимать и в контексте ЕС) увеличились скорости политических процессов. Я не сконен верить в случайности. Почему? Вероятно, в обозримой перспективе нас ждет некое событие, в отношение которого должна быть сосредоточение сил и средств.

Сроки примерно ясны. Это событие начнется не раньше конца осени – начала зима 2019 года (с учетом процессов в России и США) в пиковой форме будет как раз в период президентских выборов в США и закончится не позднее чем весной 2021 года (исходя из факторов выборов в Германии и окончания срока по потолку госдолга США).

Что это может быть? Варианты:

1. Новый экономический кризис, основанный в том числе на противоречиях в монетарной политике отдельных государств. В пользу этой версии говорит поведение рынка, а также сложности на торговых переговорах. Это может объяснить стремление встретить кризис предельно мобилизовав власть в государстве.

2. Большой мировой конфликт. Не исключено, что в обозримой перспективе может возникнуть какой-либо из точек напряженности (Ближний Восток, Иран, Корея, Тайвань, Гон-Конг) конфликт, переходящий в военную фазу с широким внешним участием. Этого исключать нельзя. В таком случае понятно сосредоточение государств.

3. Раскачка Европейского Союза. Не исключен, что с выходом Великобритании из ЕС возникнет новая напряжённости, связанная с тем, что некоторые политические силы будут готовы бросить вызов существованию ЕС. В таком случае, завершения Брекзита будет лакмусовой бумажкой, показывающей достижимость такого результата. В случаи, если данный процесс будет запущен, очевидно, что это потребует акцентуации внимания со стороны всех игроков.

4. Появление новых критических технологий, изменяющих структуру мировой экономики. Не исключу, что через некоторое время будет объявлено о появлении новых технологий. В каких сферах? Возможно энергетика, возможно материаловедение. Возможно новые технологии в области электроники (полагаю спад экспорта полупроводниковой продукции не случаен). Возможно новые биотехнологии. Это вопрос сложный и требующий большего периода анализа.

5. Иные причины. Возможно, что актуализированными окажутся другие проблемы, не предвиденные нами, однако уж зондируемые разведками стран мира. Не знаю. Тут поле для анализа слишком широкое.

В любом случае то, о чем можно говорить определенно это то, что будущее нас ждет веселое.
Tags: А пофилософствовать?, Политика и жизнь, Происходящее, Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments