Eshka-43 (eshka_43) wrote,
Eshka-43
eshka_43

Время разумно рискнуть и заработать

Или любопытный взгляд на сегодняшнее положение мира с точки зрения вложения денег рядовым обывателем (хи-хи...)

Период нестабильности, растерянности и непредсказуемости — он как раз для этого. Наш подписчик Матвей Малый делится своими соображениями


У фондового рынка психология как у истерика: он наивен, свято верит тому, что читает в газетах, готов предать тех, с кем дружил вчера. Он необъективен: конформизм неоправданно поощряется, а риска слишком боятся. Эту психологию рынка надо уметь использовать.

Например, за последние десять лет фондовый рынок России возрос в десять раз: президент не пьет, премьер говорит по-немецки, а в Чечне вроде как потише. В действительности же «стоимость России» за эти годы возросла менее чем в десять раз: просто вначале рынок был недооценен из-за «плохой прессы». Сегодня в мире есть аналоги, страны, чей рынок игнорируется просто из-за того, что инвесторы верят газетам и боятся риска.

Ирак

Это страна, чей реальный потенциал поразительно недооценен рынком. Инвестор, вложивший деньги в акции Ирака, может рассчитывать на их многократный рост в течение следующих пяти лет.

И действительно, цифры говорят сами за себя.

В Ираке столько же нефти, сколько в Саудовской Аравии, а капитализация фондового рынка — в 100 раз меньше. Почему? Просто стабильность Саудовской Аравии преувеличена, а Ирака — приуменьшена.

А вот и вообще шокирующие цифры. Капитализация фондового рынка Ирака, при запасах нефти 200 миллиардов баррелей, в 140 раз меньше, чем капитализация компании Exxon, которой принадлежат резервы нефти в размере 22 миллиардов баррелей. Иными словами, нефть, находящаяся под контролем Exxon, оценивается в 1400 раз дороже, чем та, которая находится под контролем Ирака.

Потенциал роста Ирака очень велик: страна находится на четвертой позиции в мире по количеству запасов нефти и только на 15-м месте по уровню добычи. А это означает, что страну ожидает четырехкратный рост добычи нефти и 50-процентный рост ВВП. В Ираке действительно есть религиозные противоречия, но они явно не так глубоки, чтобы их нельзя было залить изливающимся на страну потоком нефтедолларов.

Инвестиции в фонд акций Ирака связаны с риском потери вложенных средств. Но если речь идет о 5-10% инвестиционного капитала, то рискнуть, безусловно, стоит, так как есть возможность десятикратного роста вложенных средств, так же как это произошло в России.

Минимальная сумма для инвестирования в фонд Ирака — 15 тысяч евро. Так как эта инвестиция сейчас не очень ликвидна, надо быть готовым оставить эти деньги на несколько лет.

Если вы хотите оценить, каковы шансы на успех инвестиции в акции Ирака, стоит ознакомиться с книгой философа-инвестора Нассима Талеба «Черный лебедь», которая посвящена ошибкам, которые мы совершаем, пытаясь оценить вероятность будущих событий. Например, если смотреть на те цифры, которые я привел, то кажется, что Ирак — абсолютный верняк, инвестиция с очень высокой вероятностью успеха. Но это не так, потому что страна представляет из себя сложную систему с очень большим количеством степеней свободы, а значит, мы не можем предсказать, что там будет. Иными словами, в Ираке может случиться «черный лебедь» — неожиданное событие, которое мы не имели возможности предсказать или предусмотреть. Ирак может погрузиться в гражданскую войну, развалиться на части, а может и консолидироваться.

Но есть еще одна причина, по которой Ирак значительно недооценен. Это причина чисто идеологическая. Считается, что инвестиционные менеджеры оценивают риск и доходность, а рынок делает так, что соотношение риска и доходности везде примерно одинаковое. Но это не так. Во-первых, мир не рулетка, и никто не умеет оценивать риски, возникающие в сложных системах. А во-вторых, менеджеры думают не о доходе, а о карьерном росте и об имидже. Если инвестор вложил деньги в парижскую недвижимость и проиграл, его за это никто с работы не выгонит. Если инвестор вложил деньги в недвижимость Улан-Батора или города Бологое, он рискует не только проиграть, но еще и стать посмешищем и потерять работу. Потому что Париж — это Париж, а Улан-Батор никто не знает, и поэтому вложение туда выглядит идиотски.

Инвестиция в Ирак резко недооценена рынком прежде всего потому, что никакой корпоративный инвестиционный менеджер не осмеливается ее предложить. Именно поэтому такая инвестиция предлагает индивидуальному инвестору значительно лучшее соотношение риска и доходности, чем среднее по рынку.

Африка

А что, если человек хочет по-настоящему рискнуть, но не хочет вкладывать деньги в Ирак? Тогда остается Африка. Африка — это 14% населения планеты и одна пятая часть суши. И все это дает всего 2% от мирового ВВП. Как говорится, есть куда расти. В Африке есть потенциально очень богатые страны: это прежде всего ЮАР, Демократическая Республика Конго, Нигерия, Гана, Гвинея, Алжир и Ливия. Основная проблема Африки известна: это население, которое не хочет и не может обустроить свою жизнь так, чтобы жить нормально. Этим африканские страны иногда напоминают мне еще одну страну, обладающую несметными ресурсами, сами знаете какую.

Иностранные инвесторы приходить в Африку боятся, причем по той же причине, по которой однажды я не поехал в город Ковров: можно и огрести. Все хорошее в Африке было создано в основном, когда колонизаторы находились там под охраной пулеметов «томпсон», но когда туда завезли «калаши», колонизаторы и сбежали, и больше ничего не строилось. Сегодня капитализация всех рынков Африки составляет 1% от капитализации мирового рынка.

Восток

Ну а что же делать, если попадается клиент не авантюрный, но все-таки желающий получить значительный доход? Для них существует так называемая структурированная нота. Это такая штука, которая говорит: «В худшем случае мы вернем вам 100% ваших денег через пять лет» (а вы должны будете спросить себя: это сколько же я к тому времени потеряю из-за инфляции?). Структурированная нота инвестирует в Тайвань и в Южную Корею. Не будет войны между Севером и Югом — и Восток взлетит.

Как же такое возможно? Ведь деньги будут вложены в высокорисковые операции — и при этом дается гарантия их возврата. Предположим, фонд берет деньги инвестора на пять лет с обязательством вернуть в худшем случае все вложенные деньги, а в лучшем случае — все деньги плюс доход. Предположим, можно совершенно без риска вложить деньги под 5% годовых. Тогда фонд, получив от инвестора 100 тысяч долларов, может вложить под 5% 78 352 долларов, зная, что через пять лет эта сумма превратится в 100 тысяч и все обязательства перед инвестором будут покрыты. Таким образом, у фонда остается 21 648 долларов, которыми фонд может рисковать, как ему заблагорассудится. А вкладывая 21 648 долларов в опционы, можно увеличить эту сумму во много раз, и тогда инвестор получит значительный доход.
Tags: Политика и жизнь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments