August 26th, 2010

Минусы Израиля...

Ну что я могу сказать про минусы, существенные и для всех и прежде всего нелепые с точки зрения просто нормального человека...
Самое главное- скорая помощь , больницы и пожарные...т.е. организации, которые по всем божьим и человеческим законам должны быть на дотации государства.
1. Платишь за вызов пожарной команды, они, конечно приедут и потушат, но потом ты с ними будешь расплачиваться по полной. Будут долго выяснять, не ты ли виноват...но даже если не виноват, все равно платить...А так как большинство живет на съемных квартирах, , а пожары в основном происходят из-за неполадки электропроводки, то тебе придется судиться еще и с хозяином, чтобы доказать, что не ты виновник. При всем напряжении израильской жизни, где вся работа принадлежит частным хозяевам и ты постоянно висишь на волоске, еще и напряг за выжившую старушку, забывщую утюг или ребенка, сунувшего из любопытства что-то в розетку... Человек, у которого сгорела квартира и так наказан по полной, многие, зная порядки до последнего не вызывают пожарных... - Вывод - пожарные должны быть на содержании государства целиком и полностью... Это жизненная необходимость - одна из наипервейших.

2. Скорая помощь - вызов стоит больше 100 долларов. Они тебя отвезут в том случае, если ты израильтянин, в противном, плати сразу на месте, а если денег нет и не возьмут. Моего диабетика-сына забирала бригада без врача и медсестры, просто сопровождающий санитар, а сын был почти в коме и ему был необходим укол, благо пара остановок...
Если ты застрахован, деньги за скорую тебе вернут, прокрутив их с месяц или больше, но только в том случае, если тебя положат в больницу, если вызов *ложный* - плати...

3. Больницы. Если у тебя нет медстраховки, не возьмут. Оставят умирать. У знакомой подруге повезло, один из забиравших из скорой помощи был русским, уговорил взять бабушку с инфарктом и нашел кого-то из наших, помог с лечением, она приехала из России к русскому сыну, женатому на еврейке, жена сына тяжело заболела и бабуля сидела с детьми. Денег, сама понимаешь....А будь бригада без русских... Может быть помогает русское консульство, но не побежишь же туда с инфарктом... Да и речь не только о русских... Когда сын сидел три месяца без страховки и у нас кончился инсулин за три для до пенсии, ни в одной больнице ему не сделали укола, как мы продержались....То, что он попал в реанимацию и есть следствие безуколья. За реанимацию нам выставили счет огого, хорошо, подошло время и ему дали медстраховку. Но деньги за вызов скорой не вернули...
Как вообще можно брать деньги за инсулин, производство которого целиком находится на бюджете мировой медицины и без которого диабетик умирает в течении очень малого времени. Это как брать деньги за воздух...Долой больных хроников, кричат здоровые...при этом с гордостью прокручивая фильмы о театрах слепоглухонемых и даунов....Мне здесь в форуме уже написали, больных и без вас хватает...Я бы им пожелала больного ребенка и посмотрела бы как он поужился...

4. Я помню в мороз в больничке в Москве сестры отмывали замерзшего бомжа. Здесь есть (была?) больница *Врачи без границ*, она в Тель-Авиве где-то в районе старой таханы. Мне сказали, когда с сыном было плохо и не подоспела страховка, поезжай и спроси у охранников таханы или бомжей около станции, они направят... Врачам без границ не дают делать филиалы даже в крупных городах и каждый год выгоняют их страны, наверное потому что они пользуют бомжей и палестинцев, будто у больного человека есть национальность или социальный статус. Даже в прежние времена не казнили больных людей, а сначала лечили.

5. Еврей, приехав в страну, сразу становится евреем первого или второго сорта. Если ты полукровка и папа у тебя еврей, то в России ты был жидовской мордой, а здесь стал русской мордой. Этакий израильский парадокс. А ведь Израиль создан по принципу, как тебя убивали фашисты, а не по маминому родству. А убивали они, даже если у тебя был дедушка еврей, так почему такая дискриминация, люди чувствуют себя униженными, даже жениться толком не могут...

Советские коммуналки...

Полторы комнаты Бродского....как глотокпрошлого...
При всех неприглядных сторонах этой формы бытия, коммунальная квартира имеет, возможно, также и сторону, их искупающую. Она обнажает самые основы существования: разрушает любые иллюзии относительно человеческой природы. По тому, кто как пернул, ты можешь опознать засевшего в клозете, тебе известно, что у него (у нее) на ужин, а также на завтрак. Ты знаешь звуки, которые они издают в постели, и когда у женщин менструация. Нередко именно тебе сосед поверяет свои печали, и это он (или она) вызывает "скорую", случись с тобой сердечный приступ или что-нибудь похуже. Наконец, он (или она) однажды могут найти тебя мертвым на стуле -- если ты живешь один -- и наоборот.
Какими колкостями или медицинскими и кулинарными советами, какой доверительной информацией о продуктах, появившихся вдруг в одном из магазинов, обмениваются по вечерам на коммунальной кухне жены, готовящие пищу! Именно тут учишься житейским основам -- краем уха, уголком глаза. Что за тихие драмы открываются взору, когда кто-то с кем-то внезапно перестал разговаривать! Какая это школа мимики! Какую бездну чувств может выражать застывший, обиженный позвоночник или ледяной профиль! Какие запахи, ароматы и благоухания плавают в воздухе вокруг стоваттной желтой слезы, висящей на растрепанной косице электрического шнура. Есть нечто племенное в этой тускло освещенной пещере, нечто изначально эволюционное, если угодно; и кастрюли и сковородки свисают над газовыми плитами подобно тамтамам.


Повеяло детством....Я совсем не замечала минусов общей жизни...в нашей коммуналке жило человек 30,
Время было послевоенное, когда по квартирам ходили тетки с бидонами молока и кастрюлями творога, когда раз в неделю на лошади приезжал старьевщик и мы на игрушки меняли все, что удавалось уволочь из дома, когда во дворе стояли столы, скамейки и люди выносили стулья из домов, когда все про всех знали и мужики после работы напивались пивом гуртом, на глазах у жен,. Когда на стенах висели черные тарелки –громкоговорители и во дворах стояли столбы с радио и во время футбольных матчей вокруг этих столбов сидела толпа мужиков с пивом и любой гол оглашался воем, когда дрались соседи, болельщики за «Динамо» и Спартак», а потом с кровавыми носами за руку расходились домой, когда меня кормили завтраком всей квартирой, потому что мать первая уезжала на работу.

Улица наша называлась мило: «Пруд-Ключики» и рядом была железная дорога и по ночам звенела стеклянная посуда на полке. У нас не было даже буфета, только шкаф, комната была 9-метровка и жило нас там шесть человек, да еще постоянные родственники с периферии. У меня долго заживал шрам на голове от батареи, потому что спала я во время приезда гостей под столом. А мать отчима вообще спала на доске для глажения, ставила два стула, клала доску и сверху пальто. А чердаки коммунальных детей, где прятались мы от бед и где был отдельный от взрослых мир...
московские и одесские чердаки, чувствую этот неповторимый запах плесени и пыли, а чердачный хлам…чего только там не было. На чердаке соседнего дома мы обнаружили сундук со старинной одеждой, там были кокошники, вышитые сарафаны, сафьяновые цветные сапожки – теперь я думаю, кто-то спрятал свадебный наряд, передававшийся из поколения поколению от войны, а хозяева не вернулись, как красивы были вещи, обшитые жемчугом и камешками. И мы устроили на этом чердаке себе девчоночий штаб и наряжались, наряжались…А подъезд, где сразу же за дверью с двух сторон были темные ниши, куда прятались мальчишки , как с ужасом я проносилась мимо этих ниш, выдумывая бог знает что. И смеющийся надо мной сосед дядя Паша, который не мог дойти до второго этажа без нитроглицерина, у которого война отняла двоих сыновей, болгарский революционер, проработавший полжизни в ресторане шеф-поваром и который уехал умирать в одиночестве в Измайловский парк на пенечек..

А старушка баба-Зина с трясущейся головой, крымская дворянка, поднявшая одна троих детей
уроками музыки, дочь которой прыгнула в 45-ом со второго этажа, чтобы скинуть 6-месячного ребенка, но он выжил и баба-Зина держала его в вате и никому не показывала. Выросла громадная деваха - кровь с молоком, моя подружка по квартире. А профессор химии, жена которого по утрам опрокидывала натощак чекушку прямо в горло. По праздникам они с мужем напивались и все дети через громадную замочную скважину смотрели, как они танцуют голышем, а больной брат профессора – даун играет им ногами на громадном пианино. Я подружилась с дауном, хотя никогда не видела его вблизи, но каждый раз, выходя из дома, долго махала ему рукой и он всегда ждал у окна моего возвращения и смеялся и бил пальцами по стеклу. А как я вычитала, что если на морозе лизнуть ручку железной двери, то язык примерзнет и лизнула и соседи отливали язык теплой водой. А как мы с соседом Борькой, моим ровесником, сыном профессора, заливали водой бутылки и засовывали их в морозы в сугроб под окнами и смеялись над взрослыми, что пугались этих взрывов.Эх,и много-много чего еще... Комунна-лка....