February 20th, 2011

Реальность вызвана недостатком алкоголя в крови

Перепост себя из-за разговора с приятельницей...

Весь этот сумбур я написала из-за распластанного на лестнице, вонючего водкой, мычащего и в общем-то прилично одетого человека, через которого пробивалась к двери не испытывая ни капли страха из-за вечной привычки общения с пьяницами… Тяжелое похмелье обучает гуманности, от многого бы было избавление, если бы Ильич был бы таков, что не смог бы влезть на броневик – Веничка Ерофеев - реальность вызвана недостатком
алкоголя в крови…. Врачи говорят, от водки умирают не когда пьют, а когда трезвеют…. Из СМЕСИ И ДРУГИХ ЗАБОТ Александра Гениса….
Пьяницы – прошлое разнообразно, настоящее неразличимо. Безусловный алкоголизм и абсолютная удовлетворенность своим положением опускает пьяниц на самое дно, избавившись от страха и надежд, они кажутся самыми счастливыми. Пьянство нечем описать. Выпивка лишена словаря. Ближайшая аналогия для выпивки – чайная церемония, цель которой - лишить жизнь прошлого и будущего, сузить восприятие. Японцы сгущают мир в точку, мы – разбавляем (всем, что льется) суть одна. Пьянство ленинградца Довлатова отличается от пьянства москвича Ерофеева – у одного в романе, как в валенке вдоволь свободы, другой пишет в пуантах. У Ерофеева опьянение – способ вырваться на свободу, Омытый слезой комсомолки мир рождается заново, полнота и свежесть жизни, трагическая поэма наполняет нас радостью, мы – на пиршестве, а не на тризне… У Венички пьянство – освобождение души… Давлатову же пьянство делало мир предельно однозначным, помогает становиться самим собой, гармония – на дне бутылки… Раскол в метафизике русского пьянства – Веничка стремиться уйти от мира внутрь себя, Довлатов – раствориться в нем, открывая не тот мир, а этот. Прежде, чем проникнуть в замысел бога о человеке, мы должны перевести себя в бескомпромиссно пассивный залог. Охваченные оцепенением, вымаранные из окружения, лишенные воли изменить свою судьбу, мы, наконец, можем к ней прислушаться. Пьянство вычитает личность, похмелье – примерка воскресения. Что делает человек день за
днем наедине с бутылкой в полном одиночестве понять невозможно. Состояние чуждое, как загробная жизнь. Трезвым остается делать только гипотезы, бесплотность которых обуславливается невыразимостью запредельного опыта – пьянства.
Лично в моей жизни не было трезвых мужчин – ну ни одного. Возможно потому, что я выросла с беспробудным пьяницей. По своей невозможности пить из-за отсутствия вестибулярного аппарата, я никогда не могла понять их, испытывая с одной стороны страх и раздражение, с другой чисто бабье сочувствие и жалость, как к больным людям. Все они делились на два сорта, одних пьянство растормаживало, одни веселились и были в пьянстве добродушны, другие же готовы были убить любого, кто попадался под руку. К первым относился мой муж, с которым я могла разговаривать обо всем только, когда он был пьян (о чем он, к стати по трезвости забывал, становясь в быту молчаливым и унылым и не в меру категоричным). Вторые же (как мой отчим) в пьянстве становились озлобленными и жестокими. Первым – нужна компания, вторые пьют запойно и в одиночестве.Первые пьют расслабляясь, вторые вовнутрь, растравляя душу. Впрочем, мне всегда казалось, что
пьянство имеет физическую причину – какой-то дефект в химии человека.Я знаю только одного симпатичного пьяницу, за которого чуть не вышла замуж (а надо было бы) - скульптор Петичка, который и в жизни и в пьянстве тихо улыбался и всех любил и оправдывал в любом состоянии.
По-моему, он пил от жалости к миру, но он был поляк, может в этом дело... Спаиваются легко именно северные народы (вспомни эскимосов, национально погибших от пьянства), финнов, беспробудное пьянство северной Руси…наверное недостаток света и солнца… Примером химии
пьянства в крови был мой друг юности по фамилии Пьянов, который очень желал но не мог много пить – болела голова (видно переизбыток пьющих предков)… Теперь страшны не пьяные, а наркоманы, которых наркотик
полностью лишает разума, делая абсолютно непредсказуемыми. Я помню как наркоманы на Арбате били мужичка, они были с абсолютно спокойными стеклянными глазами, но с их остервенением не могла справиться даже милиция с дубинками, двоих озверевших наркоманов смогли скрутить только шестеро здоровенных ментов. Не дай бог чем-то зацепить взгляд наркомана – последствия непредсказуемы. Если бы мой отчим был наркоманом, я бы давно была мертва, а так отделалась парой сломанных ребер.... Так что если химия, то уж лучше пьянство в Веничкином варианте…. без пьянства в его веселом варианте, как это ни грустно, оскудела бы русская жизнь, да и русское искусство, пожалуй, столь много написано хорошего под градусом….