September 22nd, 2011

Израиль – Турция: в преддверии войны (взгляд из Израиля)

PM PDT

Серьезной войны между Турцией и Израилем пока не предвидится, но вот мелкие стычки более чем реальны. Если НАТО ничего не предпринимало во время стычек между Турцией и Грецией, то тем более ничего не сделает при столкновении Анкары и Иерусалима (или, как скажут некоторые, Тель-Авива). Обама добивался отставки Мубарака, но Эрдогана разве что по головке не гладит.

Турецкий флот гораздо больше израильского и достаточно неплохо оснащен. У Израиля есть четыре преимущества: лучшая подготовка, беспилотники, ракетные катера и средства электронного глушения. Последнее средство полезно временно, пока турки не научатся его обходить, так что преимущество это действует только в мелких операциях. Израильские ракетные катера лучше тактически, чем турецкие, однако если война не носит полноценный характер, когда можно топить корабли противника, от ракетных крейсеров толку немного. Беспилотники можно сбивать стандартными российскими зенитками, которых у турок несколько штук. В общем, мы готовы к стычкам, но не к серьезной войне с турецким флотом. А вот стычки нам могут быть полезны, как уже было в 1971–72 годах, когда США и СССР серьезно забеспокоились, что израильско-египетские столкновения могут выйти из-под контроля.

Турция – это пробный шар для израильской торговли оружием. Мы своими руками модернизировали многие турецкие системы, которые теперь будут обращены против нас. Поэтому сейчас интересно выяснить, от чего мы выиграем больше: от того, что знаем и контролируем эти системы, или от того, что их у противника могло не быть или он заменил бы их на российские аналоги. После этого израильское правительство может еще раз серьезно подумать, не стоит ли продавать оружие потенциально враждебным режимам.

Как Россия не спасла Японию от Фукусимы

Аделаида Сигида

Вещество с высоким коэффициентом дезактивации под названием "раддез" могло бы нейтрализовать аварию на АЭС "Фукусима-1", уверяют производители этого вещества. О составе раддеза они отзываются туманно, видимо, опасаются конкурентов: вещество-де представляет собой сложную химическую органоминеральную рецептуру из комплексообразователей, полиэлектролитов, поверхностно активных веществ, нанодисперсных сорбентов, регуляторов рН и пр.; разработано в конце прошлого века специально для дезактивации радионуклидов.

Игорь Роженко, директор НПО "Химмед", где и производится раддез, уверяет, что российские специалисты могли бы нейтрализовать радиацию "Фукусимы" прямо на выходе из реактора — и в этом случае Японии не надо было бы отселять людей в радиусе 20 км, радиация не летала бы по воздуху и не плавала в океане.

"Одно из главных преимуществ раддеза, — говорит Игорь Роженко, — заключается в том, что после очистки поверхностей образуется малое количество жидких радиоактивных отходов, в десятки или даже сотни раз меньше, чем при традиционной и наиболее распространенной в мире жидкостной технологии. Это важное преимущество: хранилища радиоактивных отходов — дорогостоящие и уникальные технико-экологические сооружения, и сейчас в них почти нет места".

Мощности одного предприятия "Химмед" хватило бы на несколько фукусим:

"Самая большая проблема при подобного рода авариях — это аэрозоль, — продолжает Роженко, — мелкодисперсная пыль и капельки жидкости, которые поднимаются вверх и разносятся по всем сторонам света".

В России в случае аварии применили бы следующую схему: вокруг реактора установили бы четыре мачты — для распыления средства дезактивации "раддез" в области выхода радиоактивных аэрозолей. На Фукусиму понадобилось бы несколько сот тонн дезактивирующих растворов стоимостью примерно 200 млн долларов. Но аэрозоль не поднималась бы вверх и не разносилась бы повсюду, а оседала бы вокруг реактора в радиусе максимум сотен метров в виде тонкой легко снимаемой пленки. После этого осталось бы собрать эту пленку и захоронить отходы.

Если не осадить радиоактивную аэрозоль прямо на выходе из реактора, остается второй, гораздо менее эффективный и существенно более дорогой вариант — догонять радиоактивные облака и поливать их раствором раддеза при помощи авиации или расстреливать радиационное облако зарядовыми средствами.

"Химмед" предлагал японцам свои услуги, но они не ответили. Разработкой и производством средств дезактивации в мире серьезно занимаются только две страны — Россия и США. Однако Соединенные Штаты не производят средств для борьбы с воздушными и аэрозольными выбросами — невыгодно: аварии на атомных станциях в мире происходят редко. Другое дело — средства для дезактивации жидких и твердых радиоактивных отходов: сорбенты и фильтры. Они повсеместно используются в атомной промышленности, поэтому и производятся в США в промышленных количествах. Однако и этих средств не было у японцев в момент аварии.

Сразу после аварии на "Фукусиме" "Химмед" запустил в производство индивидуальные наборы для дезактивации. Каждый такой набор позволит очистить от радиации квартиру площадью 50 кв. м.

В индивидуальном наборе — три баллончика (для дезактивации кожных и волосяных покровов человека, для дезактивации посуды и других предметов, находящихся в помещении, для осаждения аэрозольных частиц, летающих в воздухе). Баллончики внешне мало чем отличаются от лака для волос. Принцип действия — такой же, как при ликвидациях аварий на АЭС.

"Разбрызгиваете содержимое баллончика в комнате, радиоактивная пыль оседает. Потом пленку убираете обычным пылесосом", — объясняет Игорь Роженко. У метода один недостаток — пылесос придется выкинуть.