November 20th, 2017

Женя Бильченко сдалась! Прощание с Украиной и Россией. Затравили в Москве леваки...

БЖ. Прощание с Украиной и Россией.

Сегодня ночью я хочу подвести итоги многодневному безумию на своей странице в Facebook и объявить, что я больше не буду принимать участие в бесноватой информационной травле, которую мне устроили русские "патриоты" от Юлии Витязевой и ресурса "Перемоги", - травле на фоне которой я ездила в Питер и собрала полный зал под присвистывание "Московского комсомольца". Я не вижу в этом никакого смысла. Ни в чем. Я теряю обе Родины. Читатели, пожалуйста, не возмущайтесь, что вы приходите в блог за стихами и философией, а перед глазами у вас пестрит этим сволочизмом. Я не могу это забанить - иначе они подумают, что мне страшно, а мне не страшно. В общем, что они хотят и ради чего они поднимают все мои волонтерские счета, фото и отчеты за 2014-2015 годы, которые я не прячу. Они собирают данные всех кругов знакомых, чтобы пришить мне экстремизм и запретить въезд в Россию. Цель одна - загнать меня в клетку, не дать эмигрировать и уничтожить меня руками "своих бывших побратимов". Пусть, мол, гниет в том дерьме, которое сама якобы аплодила. Компания очень слаженная, реагируют и вычисляют они мгновенно, проводят на моей странице дни (не знаю, когда едят и работают), уже не скрывают, что организованы специально. По моим источникам из ЛНР (будем уже говорить правду, хотя я и в Украине) эти люди обслуживают экстремистскую квазипатриотическую структуру, напрямую связанную с нашими бандеровцами по стилю мышления, характеру работы и целям. Это такая же ультраправая партия войны, как и, например, с14, имеет подедржку сверху и выполняет одну задачу - ОКОНЧАТЕЛЬНО РАССОРИТЬ Украину с Россией, дегуманизировать Украину, представить ее насквозь бандеровской и слить Западу. Или уничтожить. Причем, на упоротых кастрюль они не нападают. Нападают как раз на тех ,кто протягивает руку дружбы. Полгода назад я написала ставший широко известный пост, распространенный множеством российских официальных источников, за который я угодила на "Миротворец": "Моя Россия: право говорить от своего имени". В нем я говорила о том, что украинофобии в России нет и ее образ радикально отличается от украинских СМИ. Тогда сильно возмущались украинские патриоты. Теперь они могут "радоваться": на их пропаганду сработали русские "патриоты". Ребята настолько хорошо работают в паре по делу разжигания ненависти, что, пока львовские и ростовские пацаны истекают кровью, интенсивно со своих диванов перебрасываются моим еще живым трупом ("Предателей нигде не любят") и пишут письма в органы безопасности. Я перестала что-лтбо чувствовать. Прошло даже отчаяние.

2013-2014 годы - я участвую в Евромайдане, веря, что эту страну можно сделать достойной, лишенной цензуры и коррупции, с социальной защитой. Мне было бы лучше сдохнуть с нашим Андреем Черненко в Небесной Сотне. Я бы не видела, как на его костях и нашем полностью потерянном со студентами коллективном организме националистические полудурки захватывают власть. Но виноваты мы, это "мы начали войну". Мы ее "идейно вдохновили", так сказать. Если вы так считаете, я готова признать, что это я одна начала войну вместо Турчинова. Приказ отдала, танки послала. В Россию продолжаю ездить, либералы носят на руках. Почему-то молчат русские патриоты.

2014-2015 - моя война. Они умирают один за другим у меня на глазах. Вонючие госпитали, запах гнили и негде купить фуромаг, потмоу что катетор неправильно кому-то ввели. Ад в Донецке, где еще не грохотало и где я цеплялась за остатки друзей. Ад под Славинском. Ад под Песками. Я могла не помочь? Нет, я не могла не помочь. Родные люди орали: "Нас убивают!" - шли, как на заклание, потмоу что им сказали, что Родину надо от интервента защищать.Никакого града у них не было. У них даже ружья у многих не было. А одному вообще 18 не было, и мы его отмазали в Днепре в госпитале. Девочки-студентки в роли медсестер, пробитые легкие, матери воют, у кого-то тик, у кого-то паническая атака, "нас предала украинская влада", вой в парадном ("Мне страшно, но наших всех убило, идти надо за брата"), в общем, это был дурдом. В какую-то из поездок я оторвалась от группы артистов (то была поездка не волонтерская, а нечто убогое вроде: "Аборигенов просвещать") и пошла в город. Лисичанск, да, мой город, где мы когда-то смеялись с Володькой. Дырки от градов в домах. Я так думаю, от наших танков. Я ничего не составляю по картинкам - никаких мнений: здесь все украинцы кричат, что под Углегорском детей русскими градами убило, а я не знаю ничего, я не верю уже никому. Я говорила там с ментами. Менты работали с русскими инструкторами. Там покалечил подростка добробатовец с сине-желтым флагом. Там был "Айдар" и рядом "Львов" и "Тернополь". Мальчик с Волыни все время спрашивал меня: "Що ми тут робимо?" - кажется, бат этот ушел. Потом я начинаю долго говорить с теми людьми: узнаю, кто, откуда и как стрелял. Получаю видео, перестаю спать. Финалом послужила Горловка, после интервью с ее жителями - я выхожу из игры, осознав, что война - гражданская. Кончался 2015 год. Моих пацанов всё еще убивало, но на моих глазах несколько моих бывших друзей, которым я доверяла, озверевали. Словно между 2013 и 2015 прошли годы очерствения. Уход был уже бесповоротным. Я они знали, я их просила не воевать - но "за брата". Штат Украина свой оставлять в покое не собиралась. Я продолжаю ездить в Россию.

2016-2017 - веду жизнь диссидента. От мультикультурных полуправд по защите русского языка - до откровенной критики украинской власти и войны, которую она ведет против своего народа: причем, всех его частей. Я так вижу, что всех: Донбасс бьет градами, солдат - котлами, а остальных - пропагандой и тарифами. Тройной геноцид. И все друг друга ненавидят. Меня вытаскивают вон из украинских эфиров. В этот же период без моего согласия меня начинают постить русские СМИ, и откуда-то всплывает медиа-ярлык "экс-волонтер Правого Сектора". Скорее всего, я сама его запустила: так можно было дольше безнаказанно критиковать власть. Начались доносы на работу, разверунулась травля. В своем ключевом эссе "СТРАХ", которое размножено на тысячи и за которым люди подчас на улице подходили, я пишу о. неототалитаризме в Украине. Продолжаются поездки в Россию: либералы перестают подддерживать. Крупная ссора произошла с подругой, которая водила меня на Немцов мост: ее возмутило мое согласие дать интервью "России-1". Интервью так и не состоялось, хотя по совету Коцабы мне следовало бы согласиться: я не захотела по их просьбе защищать Украину, не выставляю себя кастрюльной идиоткой на фоне пяти умных имперцев, но подруга меня не простила. Тогда же в моей жизни появляются леваческая Студреспублика с ее форумами и статьями и Руслан Коцаба, мы снимаем его суды, нас троллит нацистская с14. Мой блог по защите прав человека становится почти русским цитатником. "Миротворц" заносит меня в базу. Последний друг с войны, который ушел из ПС в ВСУ и ради которого затевалось, в общем, основное мое волонтерство, теряет ноги. Я полностью ухожу от войны в изгои и пацифисты. Занимаюсь тем, что пишу про власть и читаю доносы на себя. Оглядываюсь на улицах, плачу. В Донецк - путь заказан, хотя злобы оттуда еще нет. В Лиганете мне закрывают блог при постановке вопроса о том, кто убил Небесную Сотню. Поразительно, но блог висел вплоть до вчера-позавчера. Он был уничтожен в разгар травли меня со стороны русских националистов и экстремистов, называющих себя "патриотами". Странно, да? Русские (или тайно бандеровские) патриоты дружно копают все мое военное постельное белье по чекам, но эти два года они просто из моей жизни вычеркнули: они не вписываются в концепцию правильного "укропа" и не позволяют возбуждать население России образом врага. ПРОСТО ИГНОР МОЕГО ПРАВОЗАЩИТНОГО ДВИЖЕНИЯ - ХОТЯ ВСЕ МОИ ПОСТЫ ОБ ЭТОМ - ПЕРВОЕ, ЧТО ЕСТЬ НА СТРАНИЦЕ.

Мне плохо с либералами стало: с украинскими и русскими, хуже, чем с радикалами, потому что те бьют прямо и сильно, а либералы виляют. Пишу длинные статьи о "фашизоидных смыслах либерализма", боюсь, что скоро стану вторым Жижеком - жестко ухожу в марксизм. Нужна ли мне в России революция? Нет. Мне кажется, ее народ не хочет искренно - под вот этими навальными вождями. Я это вижу, - и грех идти против народа. Вы скажете: иду ли я против своего народа, отвергая ценности нации? Нет, потому что мой народ разделен: одна часть за нацию, вторая за старые связи с Россией. На всю поверхность одно одеяло не натянешь.

Что сейчас? Сейчас меня сольют Либо Россия руками Украины, загнав меня под скамейку, либо Украины руками России, которая была и есть для меня родная. Родная метафизически, по религии, литературе и духу, как Украина родная по крови и душе. Я все равно буду ехать туда. И, когда меня остановят на границе, просто лягу на таможне. Мне больше нечего сделать для мира. В Украине и в России работают на каком-то средне -низовом уровне олигархические структуры, заинтересованные в полном разрыве путем создания искаженных образов друг друга у россиян и украинцев. Я мешаю. Я сейчас сильно мешаю. Потому они взялись запрошлое только сейчас. Ибо в роли волонтера и упоротого я им в России не мешала. А в роли раскаявшегося и переосмысляющего очень мешаю. Не хочу говорить ,что Украины нет на карте и что украинский язык - выдумка. Впрочем, на зеркало неча пенять.

В общем, почему я готова рискнуть жизнью и безопасностью: Я их люблю одинаково. Мои бедные мертвые матушки. И больше мне нечего сказать. Я даже плакать не могу. Даже думать больно. Вот как-то так. Ребята из Питера и Москвы, Аркаша, Миша, Танюха, Люба, Лелька и все-все-все - с кем гладили кошек и жили в два сердца: меня сливают. Просто убивают. Я буду драться до конца лбом о глухую стенку - разобьется, значит, так и будет. Я не могу смириться с этим бесовством по обе стороны границы.Мне легче подохнуть. Всех, кто меня любит, с добрым утром. Всех ,кто не любит, - тоже, пусть их совесть будет им ответом.

Мечта: стоять между двумя батами тех и тех и петь с Ванюхой им русский рок. Не по отдельности тому и тому бойцу в разных городах России и Украины, а вместе. И чтобыне было ни одного истероида и слизня. Не доживу, знаю.

PS. Зубы, да, кривые, и майка, да, с Егором Летовым.
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Хотелось бы ей сказать, да забанили.... -
Ну что ж, вы сдались ОНИ ПОБЕДИЛИ!!!!! Меня, старуху, травят и банят со всех сторон, и сколько таких как я на Украине и в России ИДЕТ ПОЛНОМАСШТАБНАЯ ВОЙНА, еще один солдат невидимого фронда смылся с нее. Можно уехать в уютную Европу и оттуда воевать, конечно, но вы потеряете дух и вас может мучить совесть, если вы останетесь живой душой. Быть поэтом просто, быть большим поэтом - это жить в чистоте совести, без этого никак. Тогда писать о березках и вздыханиях на кресле в кафе, о милой Праге или Париже - и все! Цветаева вернулась на родину умирать и знала об этом. Ахматова могла уехать, отдала на заклание своего сына, но осталась. Мы живем в своей нелепой, вечно раздираемой, неустроенной, но живой и совестливой стране. Мы не Россия (которая с Украиной одно целое) мы - цивилизация с девизом спаси других черех себя, против западной - спаси себя через других, именно поэтому и идет веками война. Именно поэтому центр России всегда жил хуже окраин и в нем прятались малые народы. Именно поэтому запад живет лучше и за счет малых народов, даже сейчас, потеряв дальние колонии, он окружил себя ближними и Украина тому пример. Нав Украине вам безусловно не жить (пока), живите в России. Напишите письмо Юнне Мориц, последней из плеяды больших русских поэтесс 20-го века, киевлянке, живущей в Москве, она наверняка поможет с устройством. Да, думаю и много найдется люде, желающих помочь. Отъезд для вас как человека будет хорош,  но для поэта? Выбирайте!
==================================================================================
Нас ожидают сумасшедшие полгода до выборов, встанут ВСЕ - поднимутся спящие наверху власти, поднимутся налаженные ультра, поднимется запад во всей красе, доведя санкции до полного абсурда! Нам надо выстоять, иначе от страны останутся рожки да ножки, больше запад не будет терпеть страну, которая уже лежала полностью у них в руках, но имела наглость восстать и попытаться, только попытаться возродиться. Сейчас ВСЕ зависит от каждого из нас. НО ПАССАРАН!  Елки зеленые - но пассаран!

19 ноября 2012 года ушёл из жизни Борис Натанович Стругацкий.


Он умер из-за болезни сердца, пережив брата Аркадия на 21 год. Написал два романа соло, по его собственному определению, продолжив «пилить толстое бревно литературы двуручной пилой, но без напарника». Обе книги пронизаны депрессией и чёрным юмором. До самого последнего дня он рецензировал и воспитывал молодых писателей в рамках своего питерского литературного семинара, издавал журнал новой фантастики «Полдень. XXI век».
После смерти писателя, согласно завещанию, его прах, как и прах старшего брата, был развеян с вертолета над Пулковской лабораторией, где они когда-то работали.

" Делам надо поклоняться, а не статуям. А может быть, даже и делам поклоняться не надо. Потому что каждый делает, что в его силах. Один — революцию, другой — свистульку. У меня, может, сил только на одну свистульку и хватает, так что же я — говно теперь?…" (Град обреченный)
https://www.youtube.com/watch?v=WZKlkNElY6w

Амирам ГРИГОРОВ - такой свой московский, до сих пор не знала..

Пора опять начать писать Москву!

===================
Можно увидеть, если глядеть назад -
Небо без самолётов, флот без морей
Пахнущий подмосковьем ботанический сад
Жёлтые пики, упавшие с тополей,

Плоскую крышу корпуса, институт
С диким названьем, "маи" или "мирэа",
Там, где студенты вечные водку пьют
Вечные, оттого что не думают умирать.

Если ты счастлив, поступь твоя легка
Белые мои сумерки, дымные клёны мои
И над москвой-рекою беглые облака
И над девичьем полем, над миреэ и маи

Что там учебник физики, о притяженье тел
Девочки из общежития знали всё наперёд
Ты торопился в метро, я вслед тебе поглядел
И над высоткой блестел единственный самолёт,

Как же ты потерялся, крепкий и боевой
Что ты там думаешь, если сквозь ночь и тишь
Из непонятного людям космоса своего,
Жуткого и безмерного, ты на меня глядишь?

***

Проснёшься вдруг – до шорохов метлы,
И гулкий мрак, лишь изредка менты
Проедут по сплетению дорог,
Где одинокий светится ларёк,
И дремлет, превратившийся в аул,
Кусок Москвы на Пресненском валу.
«Беги туда, мой свет, беги, беги
К бескрайним водам медленной реки...»

Когда-то, в общежитии пустом,
Бутылки громоздились под столом,
И, с девушкой товарища, одни
Мы из окна смотрели на огни,
На город свой, а город весь погас,
И мчались тучи в предрассветный час.
«Беги туда, мой свет, беги, беги
К бескрайним водам медленной реки...»

Я на неё старался не смотреть,
Не по себе мне было, и про смерть,
Про индуизм, вдову и палача
Она вещала, в воздухе чертя
Горящей сигаретой. Мир жесток.
Ночь избывала и белел восток.
«Беги туда, мой свет, беги, беги
К бескрайним водам медленной реки...»

Мы не встречались больше никогда.
И помню, как последняя звезда,
Скрывалась с неба, предпоследней вслед,
Там, где чернеет Университет,
Как спал в росе автомобиль ГАИ.
Прощайте, девяностые мои.
«Беги туда, мой свет, беги, беги
К бескрайним водам медленной реки...»

«Она пропала в Индии, братан», –
Товарищ мне сказал, а я врата
Представил, в темноте, в земле иной,
За ними – реку, с море шириной,
Чьи берега огнём покрыты сплошь –
Горят ряды людских змеиных кож.
«Беги туда, мой свет, беги, беги,
К бескрайним водам медленной реки...»

****

Поверь мне, свет, а не поверишь – тьма,
О юность золотая, пыл твой вечен,
И наползает заново зима
На голые сады Замоскворечья,

Где холм прибрежный, что изгиб плеча,
Где царство прошлогоднего бурьяна,
И, где трамвай на площадь Ильича
Бежит, свистя мехами от баяна,

Где на свету, на самом козырьке
Под звёздами далёкими, под утро
Я поплыву в твоей Москве-руке
Под старческими пятнами мазута

Опять туда, где утки над водой
Где фонари похожи на конверты,
И где закуришь, словно молодой
И выпьешь, безоглядно, как бессмертный,

Туда, где костяки твоих дерев,
Где каланча, что твой могильный камень,
Где улицы, печаль свою презрев
Вослед звенят трамвайными коньками.

ФИНОВ В РАССЕЮ НЕ ПУЩАТЬ (ДЕТЯМ НЕ ЧИТАТЬ)... К ЗАКОНУ О МАТЕ...

или завязывать им рты, чтоб не слышно было...
Кто сказал, что фины не наши родственники
Финский :)) родной по духу и по звучанию

от ibigdan
Во-первых, финский отличается достаточно простым и понятным произношением.
Старая имитация финского: «Много пуккала, мало каккала». Слова, которые звучат для нас неприлично или весьма подозрительно, в финском встречаются на каждом шагу. Вот они в русском написании, так как не все владеют финским.:) Ударение всегда на первый слог, две гласных означают более долгий звук.

1. Всякие каки и пуки

какку – торт, булочка («Дайте мне, пожалуйста, вот эту какку» :))
каакки – кляча, плохая лошадь
пукари – драчун, забияка
пукки – козел
йоулупукки – рождественский козел, он же дед Мороз, он же Санта Клаус. Финны любят Санту!

2. Разнообразные суки

сукуними – при том, что ними – это имя, сукуними – это не имя тещи, как можно подумать, а фамилия, ибо суку – это род, родня, родственники. Финны любят своих родственников.
суки суси! – придержи язык!
сукка – чулок
суккамиели – если миели – это чувство, желание, то суккамиели – это ревнивый и завистливый.
суйхку – душ. «В душ» звучит как «суйхкуун». yужоснах! — а если там горячо??

3. Три веселых буквы

Слово «hui» пользуется у финнов бешенной популярностью.

Во-первых, это междометие типа нашего «Ой!» Русское матерное слово при этом они тоже знают и употребляют примерно как мы – слова типа «фак». Во-вторых, они, явно, заимствовали у нас это самое слово и образовали от него массу своих слов. Во многих случаях, можно даже предположить, почему именно эти значения возникли у новых слов. Например:

хуйяри – аферист, жулик, мошенник
хуйята – пускаться в аферы, обманывать; кричать, вскрикивать (от радости); гулять, кутить.
хуйкеа – громадный, ужасный, страшный, дикий, головокружительный
хуйкеннелла – вести легкомысленный образ жизни, беспутничать; бродитьбез цели, слоняться, шататься (ср. русское «хуем груши околачивать»)
хуйлата – отдыхать
хуйма – головокружительный
хуйпистуа – кульминировать, достигать вершины подъема; заостряться (хуйпистун – я достигаю вершины, я кульминирую!!!… )
хуйппу – вершина, верхушка, конец
хуйскин хайскин или хуйян хайян – вперемешку, как попало, кое-как, вверх дном
хуёпи – долговязый человек

В некоторых случаях параллель не просматривается:

хуйви – платок, косынка, шарф
хуйлу – флейта
хуули – губа, хуулипуна – губная помада.
Кто не верит – посмотрите на этикетку любой помады Люмене (это финская фирма)

Из других «наших» корней встречается только еб-, но коннотации исходного слова во всех случаях проследить можно.

йоббари – спекулянт, недобросовестный делец
йоббата – спекулировать (очевидна параллель с найОбывать)
йобин-пости – пости – от post, почта, весть. йобинпости – печальная весть

Еще наши, изучающие финский, очень любят словосочетание «на тонком льду»: охуелла яялла.

И особой популярностью пользуется слово «ракастан» – «я люблю». Некоторые запоминают его исключительно, как «раком встань».

Но самое прелестное для меня лично, это когда моя подружка Зузлик (живущая в Швеции) заканчивает сеанс общения таким предложением: «Пуся тебя много раз»….
Мне сразу представляется, как я в ужасе пытаюсь убежать от такой огромной и страшной пуси, которая надвигается на на меня и хочет накрыть всей массой. Я бегу-бегу, а она всё движется за мной и каждый раз шлепается в том месте, где только что сверкнули мои пятки. Много раз… Страшно!!)))

На самом деле это милое «Целую» :).