April 12th, 2019

СВОБОДА В «ОБЛАКЕ» Славой Жижек, Украина. К аресту Ассанжа.

Впереди - Арест Ассанжа! Маргарита Симоньян у Соловьева - https://www.youtube.com/watch?v=qmrpMbWeQSw
-------------------------------------------------------------------------------
Статья написана до ареста Ассанжа, но это роли не играет. Автор не изменил бы в ней ни строчки. Прячься Ассанж у нас,как Сноуден? Автор статьи - лояльный украинский интеллектуал. Статья в своем последнем абзаце хороший показатель того, как далеко украинская Украина отошла от России, ставя наши суды и закон вровень с китайскими и как показатель того, как нас видит интеллектуальный запад, в глазах которого свобода слова в России и Китае стоят на одной строке. Пропасть между украинской и русской Украиной становится все более глубокой.
Могут ли быть ассанжи и сноудены в России в наше время* Потому что современная Россия и советская - две разные страны, чего запад никак понять не может. И Ассанж и Сноуден пишут о международных преступлениях, есть ли таковые у нас? Где современная Россия в своих международных войнах преступила закон? Крым, который был автономным и имел право на референдум? Грузинскую войну? - этакий гитлер в фарсовой миниатюре. Да пусть они вспомнят Югославию и разворованный Ближний Восток...чей сор в глазу?Наши военные перебежчики на Запад жалки и не популярны даже там. А наши либералы, вещающие и там и здесь о несправедливости государства, пишут о преступлениях чиновников, не государства, да и чиновник, эти в основном отрыжка от бандитских перестроечных лет. Именно чиновники, сидящие на всех почти крупных и не только постах в стране, наша основная проблема. Конституция, написанная под Ельцына, гирей висит на внутренней и зарубежной жизни в стране. Наш верховный суд не зависит от государства и президента, как не зависит от президента правительство и дума, а именно там гнездо перестроечных чиновников и сидит плотнее всего. Именно поэтому и законы и суды бывают столь абсурдны. Пропасть между президентом, правительством, верховным судом и банковской системой становятся все громаднее. Именно этого и не понимают западные интеллектуалы, в том числе и украинские, что оторвались от нашей действительности. Именно по этим последним абзацам и видна эта пропасть между Украиной и нами. Такая громадная страна по своей исторической и физической особенности не может быть без крепкой центральной власти. Страна, в которой восемьдесят процентов русского населения, может распасться только по одной причине - экономической, где захотят править бандитские царьки. Вся беда в том, что мы прекрасно понимаем запад, но запад совсем в корне не понимает нас. Это понимание здорово бы поубавило спеси. Принять то, что твоя сытая жизнь веками стояла на ограблении и унижении колоний, для среднего обывателя - табуретка из-под ног самоубийцы. Поэтому и Ассанж и Сноуден - показатели между нашими белыми цивилизациями.
-------------------------------------------------------------------------
Жижек -
Все мы помним лучезарное лицо Обамы, его вызывающую доверие и вселяющую надежду улыбку в тот период, когда он повторно использовал лозунг своей первой избирательной кампании: «Да, мы можем»! – мы можем избавиться от цинизма эпохи Буша и дать американскому народу справедливость и благополучие. И сейчас, когда США по-прежнему проводят свои тайные операции и расширяют разведывательную сеть (шпионя даже за своими союзниками), можно представить себе, как протестующие кричат Обаме: «Как же вы можете использовать беспилотники для убийства людей? Как же вы можете шпионить даже за своими союзниками»? И Обама в ответ бормочет со зловещей улыбкой: «Да, мы можем…».
Однако в такого рода упрощенной персонализации мы упускаем главное, а именно то, что та угроза свободе, которую нам раскрыли информаторы, имеет глубинные системные корни. И Эдварда Сноудена следует защищать не только из-за того, что его действия так сильно раздражают американские спецслужбы. Его действия имеют еще и глобальное значение, выходя за рамки стандартной критики США. Он раскрыл нам тот факт, что не только США, но и все прочие великие (и не очень) державы – от Китая и России до Германии и Израиля – занимаются тем же (по мере своих технологических возможностей). Его разоблачения, таким образом, обосновывают наши предчувствия о том, что за ними следят и нас контролируют. Мы, конечно же, не узнали ни от Сноудена, ни от Мэннинга чего-то, чего ранее не предполагали, но одно дело знать что-то в общих чертах и совсем другое – располагать конкретными данными. Это все равно, что знать, что твой сексуальный партнер тебе изменяет – некое абстрактное знание еще можно принять, но становится действительно больно, если узнаешь некие пикантные подробности или, например, видишь фотографии.
Еще в 1843-м году юный Карл Маркс утверждал, что германский «старый режим» «лишь воображает, что верит в себя и требует, чтобы и весь остальной мир вообразил то же самое». В подобной ситуации возможность опозорить власти становится оружием или, как писал Маркс: «надо сделать действительный гнет еще более гнетущим, присоединяя к нему сознание гнета; позор – еще более позорным, разглашая его». Как раз в такой ситуации мы сегодня и находимся: мы сталкиваемся с бесстыдным цинизмом представителей нынешнего глобального порядка, которые лишь воображают, что верят в собственные идеи прав человека и демократии. В результате разоблачений Wikileaks позор (их и наш позор за то, что терпим над собой подобную власть), благодаря преданию огласке становится еще более позорным.
Нам следует стыдиться происходящего по всему миру процесса постепенного сужения пространства того, что Кант называл «публичным использованием разума». В своей классической работе «Что такое Просвещение»? Кант противопоставляет «публичное» и «частное» использование разума: «частное», по Канту – это общественно-институциональный порядок, в котором мы и живем (наше государство, нация и т.д.); «публичное» – это транснациональная универсальность использования Разума:
«Публичное пользование собственным разумом всегда должно быть свободным, и только оно может дать просвещение людям. Но частное пользование разумом нередко должно быть очень ограничено, но так, чтобы особенно не препятствовать развитию просвещения. Под публичным же применением собственного разума я понимаю такое, которое осуществляется кем-то как ученым, перед всей читающей публикой. Частным применением разума я называю такое, которое осуществляется человеком на доверенном ему гражданском посту или службе».
Мы видим в данном случае, где именно происходят расхождения между Кантом и идеями наших либералов: сфера государства у Канта – это «частное», ограниченное конкретными интересами, тогда как индивидуумы, размышляя об общих вопросах, используют разум «публично». Данное определение Канта особенно актуально в том, что касается Интернета и прочих новых медиа, разрывающихся между свободным «публичным использованием» и ростом «частного» контроля над ними. Сейчас, в эпоху технологий «облака», нам уже не нужны мощные персональные компьютеры: программное обеспечение и информация доступны тогда, когда они нам понадобятся, а пользователи имеют доступ к различным инструментам и приложениям в сети через свои браузеры – как если бы эти программы были установлены у них на компьютере.
Однако этот дивный новый мир – лишь одна сторона медали – это как в известном анекдоте о враче, который сначала рассказывает «хорошие новости, а уже затем – плохие». Пользователи получают доступ к программам и файлам, хранящимся где-то далеко в комнатах, где поддерживается нужная температура, где стоят тысячи компьютеров или же, цитируя один пропагандистский текст о «технологиях облака»: «все детали отчуждаются от потребителей, им больше нет нужды разбираться в технологиях или управлять ими – их поддерживает технологическая инфраструктура «в облаке». В данном случае особое значение имеют слова «отчуждение» и «контроль» - ведь чтобы управлять «облаком», нужна система, контролирующая его работу, и сама эта система по определению является скрытой от пользователей. Чем более персонализировано маленькое устройство у меня в руках (смартфон или иной небольшой портативный девайс); чем легче им пользоваться; чем «прозрачнее» его работа, тем в большей степени вся инфраструктура вынуждена полагаться на работу, сделанную где-то в другом месте – на огромную сеть машин, координирующих действия пользователя. И чем в меньшей степени действия пользователя отчуждаются; чем в большей степени они спонтанны и прозрачны, тем больше они регулируются невидимой сетью, которую контролируют госслужбы и крупные частные компании, выполняющие секретные государственные задания.Если уж мы стали объявлять что-то государственными тайнами, то рано или поздно мы подойдем к той роковой точке, когда тайными становятся сами юридические определения того, что именно является тайной. Кант в свое время сформулировал основную аксиому публичного права: «Несправедливы все относящиеся к праву других людей поступки, максимы которых несовместимы с публичностью». Тайный закон – закон неизвестный его субъектам – легитимизирует произвол и деспотизм тех, кто его проводит в жизнь – как, в частности, отмечает заголовок одного из недавних репортажей из Китая: «В Китае тайной является даже то, что именно является тайной». Некоторые интеллектуалы, вызывавшие у властей определенные проблемы, потому что рассказывали о политическом гнете, об экологических катастрофах, о бедности сельского населения – получили по несколько лет тюрьмы за разглашение государственных тайн, поскольку многие законы и положения о том, что является государственной тайной сами засекречены, поэтому людям трудно понять, что именно и когда именно они нарушают.
Всеобъемлющий контроль над нашей жизнью опасен не потому, что мы утрачиваем приватность, а о наших личных тайнах сможет узнать Большой Брат. Ни одна государственная структура не в состоянии осуществлять столь полномасштабный контроль – не потому, что они знают чего-то недостаточно, а потому, что знают слишком много. Слишком велик уже сам объем полученных данных, и, несмотря на все самые изощренные программы по обнаружению подозрительных сообщений, компьютеры, регистрирующие миллиарды данных, слишком глупы для того, чтобы самостоятельно интерпретировать и оценить их должным образом – они допускают нелепые ошибки – и в результате ни в чем неповинные граждане случайно оказываются в списках потенциальных террористов, что лишь делает государственный контроль над нашими системами коммуникации еще более опасным. Любой из нас может оказаться в таком списке, при этом он сам не будет сознавать за что – ведь он вроде бы не совершал ничего противозаконного.
Вспомните знаменитый ответ одного из редакторов газеты Хёрста на вопрос, почему он не уходит в давно заслуженный отпуск: «Я боюсь, что как только я уйду, то здесь наступит полный хаос и вся работа развалится, но еще больше я боюсь узнать, что без меня всё будет идти своим чередом – ведь это будет означать, что я на самом деле не нужен». Нечто подобное можно сказать и о государственном контроле над нашими коммуникациями: нам следует опасаться того, что никаких тайн у нас не останется, а секретные государственные службы будут знать о нас всё, однако еще больше нам следует опасаться, что у них это не получится.

Поэтому информаторы играют важную роль для сохранения «публичного разума». Ассанж, Мэннинг, Сноуден – это и есть наши новые герои – образцовые примеры новой этики, присущей эпохе цифрового контроля. Они уже не просто информаторы, предоставляющие властям информацию о незаконной практике частных компаний (банков, табачных или нефтяных компаний) – они разглашают информацию о злоупотреблениях самих властей, когда те занимаются «частным использованием разума».
Нам необходимо больше таких Мэннингов и Сноуденов повсюду. Есть страны более деспотичные, чем США – просто представьте себе, что было бы с таким, как Мэннинг, если бы его судил китайский суд (по всей вероятности, там не было бы вообще публичного суда). Однако не следует и преувеличивать относительную мягкость США в этом отношении. Да, в США с узниками обходятся не столь жестоко, как Китае, но это лишь благодаря технологическому превосходству США – им нет нужды прибегать к откровенно жестокому обращению (хотя, если возникает необходимость к жестокому обращению там тоже прибегают) – ведь достаточно и невидимого цифрового контроля. И в этом смысле США даже опаснее Китая, поскольку используемые США меры по контролю вообще не считаются таковыми, тогда как жестокость Китая проявляется открыто.

Таким образом, недостаточно лишь играть на противоречиях между государствами (как Сноуден, противопоставивший Россию Соединенным Штатам). Нам нужен новый Интернационал – международная сеть, занимающаяся защитой информаторов и помогающая распространять по миру их информацию. Информаторы – это наши герои – ведь они на деле доказывают, что если власти могут нас контролировать, то и мы можем нанести ответный удар и заставить их паниковать.

Славой Жижек

Сергей Минаев. Большой спор о настоящей журналистике // А поговорить?..

https://www.youtube.com/watch?v=qjaF5SRupVY
Журналистка - как показатель того, что находится в головах постперестроечной молодежи - а там одно - не будет Путина и будет нам большое счастье и если в кране нет воды, виноват Путин...Я не была в стране, когда была Болотная и меня поразило, что Минаев был единственным разрешенным в хотя бы и в облаке теле в то время и как предвзято он показывал происходящее, где было сужено поле зрения, чтобы не было видно, что можно было провести людей без узкого горлышка, которое было давкой. Я была на стороне Болотной именно из-за того, как топорно власть тогда действовала и были отключены все телеканалы. Не хватало только Лебединого озера... Эта топорность поведения власти и была моим внутреннем протестом, не было ли это очередной подставой, как знать.. Что теперь уже меня еще удивило, так это то, что весь тот антиболотный репортаж с Болотной Минаев вел с Акуниным, который сейчас в Лондоне ненавидит Путина. Как они сейчас общаются, интересно.Я была на стороне Болотной, как была на стороне противников Белого дома и голосовала за Ельцына. Нас сделали по полной. Многие уже смотрят на происшедшее со страной, как и я. Сейчас Болотную не собрать. Белые шары наивны и состоят из пришлых москвичей в своей массе, им приятно встать на Садовом с шариками, не столько против власти, сколько из самоутверждения. Этот комплекс немосквича исчезнет во втором поколении. Но той Болотной уже не собрать, Украина нас отрезвела. Вот так и эта ведущая, вся ее программа предвзята, комплекс провинциалки не изжит, а по молодости лет сравнивать жизнь в перестройку, в соввремена и сейчас ей не дано. Народ запутан, ехала здесь в маленьком городке с водителем лет сорока, он чуть не выпрыгивал из машины в своей ненависти к Путину, не к чиновникам, которые ему что-то там сделали, а именно к Путину, который становится в умах молодых собирательным образом всего плохого, происходящего в стране.

Первый носитель НЕОБИТАЕМЫХ подводных аппаратов "Посейдон"

- будет спущена на воду в Северодвинске 23 апреля. http://korabley.net/news/issledovanie_morskikh_glubin/2013-08-25-1524#! Об этом сообщил ТАСС источник в оборонно-промышленном комплексе.
Исследование морских глубин - http://korabley.net/news/issledovanie_morskikh_glubin/2013-08-25-1524#!

Евгения Бильченко БЖ. Еще раз о либеральной цензуре...Ассанж

Ох, Женя по лезвию бритвы ходит... тот спор - хороший показатель того, как русским нав Украине промыли мозги...
---------------------------------------------------------
Привет). Я вам обещала котиков? Их - будет вам! Вот на этом постере Васи Ложкина "Умаялась" изображена Бильченко после ночного мониторинга доступных ей страниц либеральных блогеров и журналистов всея Руси-Украины с целью отыскать хотя бы полпостика об Ассанже после серии мантр по Сенцову. Чай, не Коцаба, о котором они скромно молчали, да? Событие международной важности. Акция по поиску профессиональной честности, непредубежденности и свободе слова завершена. Не найдены. Всем хорошего дня. Дальше котиков будет больше: они у меня просто такие.


Татьяна Белавина -- Коцаба- украинец, пострадал в Украине, Сенцов пострадал в РФ. Соответственно пишут и защищают их те, кому полагается. Кто преследует Ассанжа, РФ, Украина? Вот где преследуют, там и посты искать.

Евгения Бильченко Татьяна Белавина Там тоже нет. Там есть ярлыки: "агентов Кремля" и "дебилов-леваков".

Татьяна Белавина Евгения Бильченко, сомневаюсь, что так можно утверждать наверное. Весь англоязычный сегмент интернета уже тщательно промониторен? Или лишь те, кто связан с РФ или Украиной? Вряд ли англичанам так важны дела чужих стран, а об аресте Ассанжа, полагаю, они всё же говорят.

Татьяна Белавина
Татьяна Белавина А то странное требование- инспектировать ЧУЖИЕ дворы на предмет мусора.

Евгения Бильченко Татьяна Белавина Танечка, преследование Ассанжа происходит на международном уровне. Когда твои друзья - русские либералы - говорят о международной опасности России, когда они лезут в дела Украины с поддержкой тут националистических трендов, когда они з...Ещё

Татьяна Белавина
Татьяна Белавина Евгения Бильченко, тоже не правы, когда лезут в чисто украинские дела, пусть российские обсуждают.
Скрыть комментарий или пожаловаться на него
НравитсяЕщё реакции
· Ответить · 8 ч.
Евгения Бильченко
Евгения Бильченко Татьяна Белавина Ну, вот, Танечка, видишь, какой мир неоднозначный весь: чем свободнее, тем неоднозначнее)

Татьяна Белавина
Татьяна Белавина Евгения Бильченко, а дело Скрипаля не российское?

Евгения Бильченко
Евгения Бильченко Татьяна Белавина "Шпион слил информацию о России тайно западным странам". Чье дело? В случае с Ассанжем: "Шпион слил информацию о Западе всем людям открыто". Чье дело? Чье дело - открывать людям глаза на факты нарушения прав человека по всему миру. Или у читаемых тобой авторов задача одна - октрывать люядм глаза на факты нарушения прав человека в России, а остальной мир - гори огнем, потому что "это нас не касается"? "Это нас не касается" - самый пошлый из мемов, который придумали русские либералы. Я проверяла, есть ли он массово. Есть. Венесуэлла касается, Украина касается, Беларусь касается, а Ассанж не касается. Какое селективное касательство.

Татьяна Белавина
Татьяна Белавина Евгения Бильченко, во вторую очередь. Сперва надо исправлять у себя. У нас всё так запущено, что с Ассанжем - пусть англичане. А Скрипаля ж убили. В том дело, а не что он что-то слил, насчёт этого мало кто в курсе.

Евгения Бильченко
Евгения Бильченко Татьяна Белавина Танюш, если ты считаешь, что Скрипаля убили, давай закончим беседу, ок?))

Татьяна Белавина
Татьяна Белавина Евгения Бильченко, а есть другие версии? Я ничего считать не могу, я не знаю, ибо не господь. Мне так говорили.

Татьяна Белавина
Татьяна Белавина Впрочем, если он выжил, сорри, вот уж за этим я точно не следила.

Ирина Карлова
Ирина Карлова https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=10216443034280862&id=1006671377

Юрий Николаевич Тявин
Юрий Николаевич Тявин Вы ищете матерых воинов в детском саду?
=====================================================================

Евгения Бильченко с Miroslava Berdnik и ещё 3.
11 апреля в 17:05 ·
#славойжижек #ліва

Люди часто спрашивают меня как у человека, который бывал на Западе, что я думаю по поводу знаменитой западной свободы слова. Обычно эта реплика следует после традиционного (идолопоклоническое придыхание): "А как там?" И не менее традиционного : "А правда, что можно прожить на одно пособие?" (мечтательная пауза потенциального гастарбайтера). Обычно, когда я начинаю говорить о либеральной цензуре, западники косо кривятся и криво косятся, похлопывают меня по плечу и говорят, де, что я "мало видела" Запад. Мало читал, да много жевал, как говорит наш Григорий Сковорода, - того, что я видела, мне достаточно.

Опустим первые два мема, идолопоклонники, мальчики Навального и консьюмеристы меня сейчас не сильно интересуют, обратимся к свободе. Той самой, от Жан-Жака, да. То есть, к самым, что ни на есть, демократам. Не к искателям приключений, не к сторонникам сладкой жизни, а к ним, к ним, к поборникам прав человеческих супротив "mordorlands - for peace & dialogue". Сегодня был арестован Джулиан Ассанж - творец знаменитой WikiLeaks, где публиковалась "секретная" информация о действиях США в Ираке и Афганистане. Посольство Эквадора в Британии выдало его лондонской полиции, и теперь журналисту грозит экстрадиция в США, а там - может, пытки, может, казнь, может многолетнее заключение. Где возмущение поборников прав Скрипаля? Ведь мифологическая ситуация - та же: "шпион слил государственный секрет и наказан". Но там же - "наш" шпион и слил "нашему" государству, а тут "не наш" и слил простым людям. Свобода - не для всех, никто не сомневался. Читаю репортаж на радио "Свобода" с полным цитированием "проникновенной" речи президента Морено и таким, мол, подтекстом, "а не работал ли Джулиан на РФ"? У так - всё у них: помню по личному опыту дискуссий об Одессе в московском Мемориале, где бывшие друзья сообщали мне, что я сошла с ума, нервно ища маленькую фигурку Путина в моём хипповском рукаве. Где ж там нецке завалялось-то... А когда не нашли - совсем им плохо стало, и перешли они на оскорбления сожженных одесситов. Ну, нечто вроде того, что "восемьдесят процентов украинского населения - ущербные люди, раз не голосовали за Одина Европейского Величественного".

Мне очень понравилось, как написал об этом Славой Жижек: мол, информация Викиликс не была секретной. Да, об этом мы все ЗНАЕМ, но мы "НЕ ХОТИМ" это знать. Мы закрываем на это глаза, мы принимаем это как необходимую, уже включенную в "идеальное" устройство мира незначительную погрешность, нечто вроде крохотного тараканчика на позолоченном кафеле пятизвездочного отеля, да и то - не в нашем номере. А почему? А потому что мы очень ЖЕЛАЕМ жить в этом отеле. Хоть с краю. Хоть на крылечке уборщика, он же пособия получает, правда? Потому что насилие осуществляет "самое свободное общество в мире". Несвобода объявляется полной свободой. Насилие использует новые инструменты, припудривая себя ненасилием. Критика запрещена там, где работает "свободная журналистика", толеризирующая всё, даже Одессу 2 мая.

Общество, в котором вне арт-подвалов читать лекции о либерализме в критическом ключе невозможно, потому что либерализм - это единственная идеология, которая объявляет себя ее отсутствием. С традиционными авторитарными запретами всё более-менее ясно: они - честные. Не нравится - получи по голове, скакун. Или мы тебе сейчас операцию сделаем медицинскую по лечению подобного подобным. Но мамона отличается от Ивана Грозного не двухходовками, а трёх(четырех)ходовками.

Вот - типичный сюжет беседы с любым типичным "левым либералом" из Европы. Любым журналистом, блогером, которому можно не говорить, что он "левый", трусов достаточно, креста не надо. Сначала всё идет более-менее гладко, "националисты - плохие", то ли дело мы де. Но потом я говорю, что у меня к атошникам - претензий нет. И что боевых правых я не сильно беспокою, а вот национал-либералов, всех этих мальчиков и девочек с бейджиками снобов, и их ручных фашистских псов - очень сильно. Потому что я считаю непродажных правых жертвой либерализма - да, страшной, да кровавой, да слитой, но жертвой. Такой же жертвой, как сторонников русской культуры у у себя в стране, я отлично чувствую оба полюса. И вот тут начинается самое интересное.

- Вы действительно считаете, что США осуществляют внешнюю политику по отношению к Украине (нервный комок, моргание).
- Да (пауза).
- Какие материалы вы используете в исследованиях?
- Я предпочитаю собственный опыт, Славоя Жижека и Наоми Кляйн (молчание).
- Вы что, пророссийская?
- Нет, я антивоенная русская украинка с большими проблемами в РФ, но для вас - я "пророссийская".
- Вы - левачка? (скользящий взгляд по принте на футболке, его уже обсмеяли в самой либеральной чешской газете)
- Нет, я бывший волонтер, но сотрудничаю сейчас только с левыми, причём со свечой ищу непродажных (шок).

В общем, как сказал Высоцкий: " В моей стране есть проблемы, но обсуждать их с вами я не намерен". Вот эти все проблемы - есть в моей цивилизации от правого ее края до левого. Вот эти правые, которые захлебываются от агрессивного бессилия или умирают в котлах. Вот эти левые, которые мечтают сохранить памятник Ленину и взять реванш у правых. Это всё - проблемы, которые нам создали извне, разделив нас на "правых" и "левых", чтобы на этом заработать. Ибо не имеет капитализм ни левого, ни правого флага. Там - знак доллара на флаге.

Поведение либерала, который пытается превратить меня в сакральную жертву национализма, подобно поведению спасателя утопающего, бросающего круг человеку, которого перед этим притопил. Сделать здесь катастрофу - и спасать ее жертв. Благородна, правда? Да, левые либералы? Я, кстати намерена отслежить, сколько страничек моих европейских партнеров, самых свободных в мире, напишет об Ассанже. Такой вот тест. Мой личный тест.

Обсуждать не намерен - искать намерен. Мне интересно: остались ли на Западе люди (не из России, там понятно), способные не русофобить по поводу и без повода и не молиться на идола "Свободы" в лице капитала и прав "цветных-зеленых-бездомных" (с полным молчанием относительно прав детей на Донбассе), пишите, не бойтесь. А то связываешь вас тут, понимаешь, с радикально левыми со звездочкой в кармане, с радикально правыми в драном камуфле, а вы - боитесь. Народа моего боитесь. Вы боитесь посмотреть в лицо своей жертве. Камуфла боитесь? Или красного флага? А делать это всё нам на голову и нашими руками не боялись? Я понимаю, что гранты не пахнут, но всё же, всё же...

Жижек в придачу (Манчуку спасибо за публикацию - прочтите, она короткая, Славой хорошо написал): http://liva.com.ua/illusion-wikileaks.html…

PS. Ярослава, ты ведь тоже спрашивала? Давай, глаза, открывай, малыш.

ЯРОСТНО ЗА ПУТИНА… ИЗ ТОРОНТО yarostno-za из фб

Вот такой я яростный коммент написала в одной группе.

«Больше ничего не нашлось сказать, только то, что я в Торонто?

Да, большое видится на расстоянии. Особенно, если есть с чем сравнить.

Например, мне видится, что в России медицина лучше канадской. И это видится большинству эмигрантов. Они ездят лечиться в Россию и на Кубу.

Видится, что в России народ имеет свободное время, в отличие от людей на Западе, чья жизнь полностью съедена работой. Да, они материально живут лучше, но вы не видите чем они платят. Они платят безлюбовьем, отсутствием дружбы (на нее нужно время и доверие, которое здесь чревато неприятностями), и еще платят своими детьми, которые вырастают не такими, какими выросли бы если бы у мамы с папой было на них время.

Без первоначального взноса! Распродажа автопарка 2018 года! Успей купить!
Мне видится, как Путин восстановил страну, убрал с улиц беспризорников — миллионы детишек спас, остановил войну в Чечне, не дал разгореться войне в Дагестане — то есть снова спас миллионы, сделал так, что уровень абортов упал с 4 млн 100 тыс в 1991 до 600 тысяч сейчас. Снова спас миллионы!

Он восстановил армию, органы безопасности, вообще порядок в стране навел — такой, какой вообще можно навести за какие-то сраные 18 лет (ведь наша страна практически была уничтожена! Заводы стояли, зарплат не платили).

Да. Он не может уничтожить капитализм, как вам бы того хотелось, и как нам бы того хотелось… Потому что тогда Запад просто нападет… Он не может устроить передел собственности, потому что то же самое будет. Кроме того, на олигархов он еще может надеяться — потому что их действия можно просчитать, потому что в России у них есть недвижимость и прочее.

А как надеяться на вас? На тех, кто сегодня бегает с флагами и орет: «Крым наш! Спасибо вам, Владимир Владимирович!», а через год уже пишет: «Вовкин рейтинг упал, мы ему Солженицына не простим». ???

Как можно надеяться на вас, коли мужик жизнь положил на спасение России, свою семью подставил (потому что сковырни его Запад, и его судьба будет хуже, чем Каддафи), а вы, стоило повысить пенсионный возраст (что делается по всему миру! В США он 67 лет давно!!!), сразу предали своего президента и разнылись и разорались?

Как можно надеяться на вас, если вы все орете что при Путине коррупция, хотя он ловит и ловит, арестовывает и арестовывает, а никогда не сказали своим братьям и сестрам, своим сыновьям и дочерям, которые берут взятки (да, работая хер знает где, на мелких порой должностях типа ОВИРа или поселковой администрации), что, мол, что же ты, собака, делаешь? Вот эти все коррупционеры — они с неба свалились, инопланетяне, американцы? Нет. Это кровь и плоть… Это наши. Пети, Алексеи, Маши и Ларисы. И ни одна сука своего родственника не упрекнула, а с удовольствием прибивается к родственнику-вору, лижет ему зад и старается что-то поиметь с такой родни.

Короче, надо порой на себя оборотиться. Путин не может пересажать такое количество ворующего населения, которое у нас есть. А оно — не только олигархи. Оно есть и в райотделах полиции, и в стройуправлениях, и в мэриях провинциальных городов, и далее везде».