May 15th, 2019

ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ ПОСЛЕ РОДОВ

Невевсть откуда...

Притча неизвестного происхождения

В животе беременной женщины разговаривают двое младенцев. Один из них — верующий, другой — неверующий.

Спросил как-то неверующий младенец брата:

— Ты веришь в жизнь после родов?

— Да, конечно. Всем понятно, что жизнь после родов существует. Мы здесь для того, чтобы стать достаточно сильными и готовыми к тому, что нас ждёт потом.

— Это глупость! Никакой жизни после родов быть не может! Ты можешь себе представить, как такая жизнь могла бы выглядеть? — возразил неверующий.

Верующий в ответ:

— Я не знаю всех деталей, но я верю, что там будет больше света и что мы, может быть, будем сами ходить и есть своим ртом.

— Какая ерунда! — воскликнул неверующий. — Невозможно же самим ходить и есть ртом! Это вообще смешно! У нас есть пуповина, которая нас питает. Знаешь, я хочу сказать тебе: невозможно, чтобы существовала жизнь после родов, потому что наша жизнь — пуповина — и так уже слишком коротка.

— А я уверен, что это возможно. Всё будет просто немного по-другому. Это можно себе представить.

Снова возразил неверующий:

— Но ведь оттуда ещё никто никогда не возвращался! Жизнь просто заканчивается родами. И вообще, жизнь — это одно большое страдание в темноте.

— Нет, нет! Я точно не знаю, как будет выглядеть наша жизнь после родов, но в любом случае, мы увидим маму, и она позаботится о нас.

— Маму? Ты веришь в маму? И где же она находится?

— Она везде вокруг нас, мы в ней пребываем и благодаря ей движемся и живём, без неё мы просто не можем существовать.

— Полная ерунда! Я не видел никакой мамы, и поэтому очевидно, что её просто нет, — воскликнул неверующий младенец.

— Не могу с тобой согласиться. Ведь иногда, когда всё вокруг затихает, можно услышать, как она поёт, и почувствовать, как она гладит наш мир. Я твёрдо верю, что наша настоящая жизнь начнётся только после родов.

ЧИТАТЬ НЕ ВРЕДНО

Замечательная статья...
Дмитрий Губин размышляет о пользе и вреде художественной литературы

На художественную литературу, на то, что в английском очень точно называется словом fiction, "фикция", "вымысел", в России вообще навешено ярмо формулирования смыслов, хотя литература, как и театр, как и кино, вещь эмоциональная, это все такие доступные наркотики, быстро и качественно переводящие в иную реальность, причем с минимальным отходняком. Прочитав "Живаго" или посмотрев "Трехгрошовую" в постановке Серебренникова, можно испытать сильное потрясение, можно сопоставить иную реальность со своей жизнью, и этой разностью потенциалов зажечь, как искрой огонь, новый смысл, но собственно смысла, который можно применить к своей жизни, объяснить происходящее, на основании которого можно сделать прогноз, в литературе и театре почти столько же, сколько в живописи или скульптуре.


Прямым формулированием смыслов занимается не искусство, а наука, от философии и математики до, не знаю, геологии и энологии. Они превращают царящий хаос с систему, как Менделеев превратил атомарный хаос в таблицу. Менделеев с точки зрения разума куда более значителен, чем Пушкин. И если мы живем в стране, где не знать Пушкина стыдно, а Периодическую систему элементов не знать можно, это значит, что Пушкин используется как прикрытие.

Например, как прикрытие той простой вещи, что не может в стране быть никакой национальной идеи, что все "национальные идеи" — это выдумки лакеев, обслуживающие даже не власть как таковую, а вполне конкретных людей, стоящих у власти. У стран не бывает идей. У стран не бывает смыслов. У стран бывает эстетика — свободы в США, гедонизма во Франции,— позволяющая людям индивидуально определять и находить собственные идеи и смыслы (я где-то прочитал довольно точное замечание, что если русский интеллектуал ставит вопрос: "В чем смысл жизни?", то европейский интеллектуал задается другим: "Если факт конечности жизни доказан, то какими смыслами я могу ее наполнить?").
Не надо искать национальную идею.
Не надо биться лбом о поиски общего смысла.
Не надо видеть в литературе учителя жизни — чему может научить "Анна Каренина", кроме идеи, что жизнь в браке может быть несчастлива, но вне брака счастья и вовсе нет (в этом и без Толстого убеждены девять из десяти разведенных русских женщин?).

Наделение литературы несвойственной ей функцией — это трюк, позволяющий прикрывать собственную слабость, лень упорядочить хаос, нежелание искать собственный смысл, хотя бы и профессиональный. Идея, что всякий приличный человек должен прочесть Чехова, привела к тому, что у нас любой сантехник рассуждает о "Каштанке", но ни один не может быстро и качественно починить унитаз. Наделение отечественных писателей функцией носителей национального самосознания — это прикрытие провинциальности нашей страны, оторванности России от глобальных мировых процессов.

Хотите понять, как идет мировой литературный процесс? Загляните в список последних двадцати нобелевских лауреатов в области литературы — вам как, многие имена, от Видиадхара Сураджпрасада Найпола и Имре Кертиса до Герты Мюллер и Марио Варгаса Льосы, известны?

Ищите собственный смысл, то есть собственную цельную картину мира? Читайте, но не финалистов "Букера" или "Большой книги", не Найпола или Льосу, а Хокинга, Хаттингтона, Дюмона, Докинза, Делеза, Даймонда, Пайпса, Фалаччи, Болла, Блэкмора, Бадью, Брюкнера, Шеннана, Фукуяму (ну, и сколько имен из перечисленных вам опять же известно?). А тут уж люди напрямую работают со смыслами, от квантовой физики до истории!

Следует ли из этого, что Пушкина следует в очередной раз сбросить с корабля современности, а Сорокина спустить в канализацию, как это уже проделывало движение "Идущие вместе"?

Да боже мой, конечно же, нет! Нет ничего утешительнее чтения стихов во время депрессии. И я получал тончайшее наслаждение, читая сорокинское "Голубое сало". Просто я сейчас о другом. В той компании, где мы скидывались на ридер, люди разных профессий — винный торговец, глава автосервиса, торговец тканями, ресторатор... Все они — профессионалы высокого ранга, знакомством с которыми я горжусь. И чтобы стать таковыми, им пришлось перелопатить море информации. В том числе и письменной. Просто они этот процесс подпитки информацией не называют чтением. Чтение для них — это когда Пелевин или Уэльбек.

Я хочу сказать, что мои отношения с ними — и мое безусловное уважение к ним — не основывается на их эмоциональных пристрастиях, на том, любят они Рокуэлла или Веласкеса, пьют односолодовый шотландский виски или новозеландский совиньон блан. И уж тем более не на том, читают они книги fiction или нет, потому что даже вторую свою функцию — создание культурных кодов, системы распознавания "свой — чужой" — художественная литература в наши дни выполняет все хуже и хуже, и слава богу, потому что много других распознавательных систем, а разнообразие витально.

И я рад этому процессу — десакрализации художественной литературы, потому что за этим стоит постепенная десакрализация Верховного Распределителя, этой столь утешительной и столь вредной для развития страны идеи. Толстой как моя личная функция в мильоны раз выше Марининой или Бушкова, но как современная общественная функция он в разы ниже романов типа "Как я влюбилась в начальника", позволяющих женщинам с советским конторским прошлым адаптироваться к офисной реальности (так, кстати, и мыльные оперы позволяют нашим мамам и тещам примиряться с действительностью, так и Зюганов выполняет роль мыльной оперы для тех, кто не смог расстаться с коммунизмом).

А книги с сюжетом, с героями, с хорошим языком — это игра. Просто игра в бисер. Я эти игры обожаю. Изощренный ум без такой игры никогда не обойдется.

Но, мне кажется, изощренный ум и не будет этим кичиться.

http://www.kommersant.ru/doc/1628793 - статья целиком...