November 17th, 2019

Панегерик? Советскому Союзу... Однако...

Трамвайная хамка с томиком Бродского...
Живет в г. Брюссель...
А комменты - пальчики оближешь...
Парадокс - дама из Брюсселя спорит с россиянами в защиту Союза...мир перевернулся...…
Еще

Марина Соловьева обновила статус.
25 апреля 2016 г. ·
ПРО САМУЮ ЛУЧШУЮ В МИРЕ СТРАНУ, ЗАНИМАТЕЛЬНУЮ МЕХАНИКУ И ХВОСТ МИНТАЯ

Да, как минимум, 95% населения нашей планеты – бытовые идиоты.

Согласна, это не самая удачная первая фраза для статьи, но факт остается фактом, и с ним приходится считаться.
И поэтому прежде, чем обвинять меня в махровом снобизме, пусть и обоснованно, оглянитесь вокруг. Если вы не монгольский пастух или смотритель маяка в норвежских фьордах, а находитесь в мегаполисе в относительно людном месте, то, выглянув из окна, легко насчитаете таких пять-семь человек явных идиотов и еще столько же скрытых.

Вон барышня утром еле ковыляет на стрип-каблуках с двумя пакетами продуктов из Ашана, вон часть офисного планктона выползла в дерматиновых туфлях покурить дешевые сигареты, втыкая в новенький шестой айфон, вон пышнотелая дама в леопардовом топике паркуется стразу на трех местах, вон мамаша угощает трехлетнего ребенка чипсами с колой, а рядом на детской площадке подростки пьют пиво и слушают рэпера Сяву, вон дяденька со следами йодной сетки на лице, позванивая циркониевыми браслетами, тащит люстру Чижевского, поедая на ходу шаурму с майонезом, а чуть дальше у метро тетки бодро раскупают свежую крольчатину у бомжеватого продавца, а рядом мужчина украдкой срывает со столба объявление о чудодейственном приспособлении, увеличивающем член на 10 см за раз, а женщина нарощенными гелевыми ногтями отдирает бумажку с телефонами потомственной колдуньи Аделаиды, обещающей приворот, отворот, разворот через двойную сплошную и снятие венка безбрачия…

А где-то за углом народ спешит домой, чтоб не опоздать на «Давай поженимся», раскупает новый бестселлер Донцовой, дерется за билеты на Стаса Михайлова, стоит в очереди, чтобы получить валютный кредит на покупку шубы из искусственной нутрии, несет крышечки от пепси в надежде выиграть автомобиль, покупает со скидкой товары канадской оптовой компании, шлет смс на короткий номер и отправляет деньги нигерийскому миллионеру, который потом обещает прислать миллион с наследства… И это вот все вокруг нас - та самая пресловутая объективная реальность, данная нам в ощущениях.

А теперь ближе к теме повествования.

Главная задача нормального социально ориентированного государства - приглядывать за идиотами.

Защищать своих граждан от самих себя, стараться свести разрушительную силу бытового идиотизма до минимума, позволяющего нормально воспроизводиться человеческой популяции, сделать так, чтоб любой, даже самый бестолковый долбодятел мог дожить до спокойной старости, не позволяя этим самим 95% тем или иным способом слишком навредить себе и окружающим. И своей стране, в том числе.

В механике есть такое понятие: «защита от дурака» – это когда умные люди сидят и долго думают, как сделать так, чтобы те, кто попадает в 95%, не сломали прибор, не отрубили себе пальцы, не устроили пожар или вообще не расхерачили все к едрене фене, включая самих себя.

И вот чем лучше государство, чем оно гуманнее, человечнее и цивилизованнее, тем сильнее в нем включена «защита от дурака». И наоборот.

И кажется мне, что наша ностальгия по СССР связана, помимо детских приятных воспоминаний, в первую очередь с тем, что социалистический строй не имел (и вряд ли уже будет иметь) аналогов в плане защиты граждан от самих себя, в плане заботы о том, чтобы любой человек, вне зависимости от его происхождения, окружения, интеллектуального и физического потенциала, мог максимально комфортно и достойно прожить свою жизнь и самореализоваться.

Ведь в социальной жизни «защита от дурака» (или, скорее, защита самого дурака) означает, что даже если ты не самый умный, не самый красивый, не самый талантливый, не самый предприимчивый, пробивной, то все равно у тебя будет крыша над головой, работа, дающая гарантированный кусок хлеба с колбасой, бесплатная медицина и образование для твоих детей и пенсия на старости. И водитель троллейбуса, лаборант в НИИ, тракторист, токарь, слесарь, животновод, обходчик путей - это не лузеры, «не вписавшиеся в рынок», а нормальные, нужные и социально значимые профессии, позволяющие людям ими гордиться.

Кроме того, большинство людей – ведомые. И им жизненно необходимо, чтобы кто-то сказал, что и как им делать, куда идти, к чему стремиться, во что верить, кого любить, кого бояться, куда не влезать, потому что убьет. Иначе они теряются. Или принимают заведомо ошибочные решения, попадаясь на удочку аферистов всех мастей – от криминальных до политических.

Излишняя самостоятельность в принятии решений большинству только во вред. И фраза «никого не слушай, думай только своей головой» справедлива только в том случае, если там есть чем думать. А ведь большинство людей далеко не так умны, как им кажется.

И если незрелого, не слишком умного и не слишком волевого человека предоставить самому себе, если не ставить никаких четких ограничений и ориентиров, но при этом обеспечивать ему необходимый для выживания минимум – чтоб не приходилось бороться за жизнь и пропитание - то такой человек обязательно начнет деградировать. И может безвозвратно поломать и собственную жизнь и даже свою страну.

Если дать ему выбор между Дом-2 и передачей по астрономии, между Энрике Карузо и Тимати, между работой учителем в сельской школе или менеджером по продаже фигни в красивом офисе, между учебой на микробиолога или стремительной карьерой звезды реалити-шоу, между семейной верностью и возможностью иметь все, что шевелится, между идеалами дружбы и взаимопомощи и махровым эгоизмом, между братством людей или гордыней национальной принадлежности, между легкими деньгами и социальной значимостью собственной жизни, между видео про спасение китов и роликом с Ким Кардашьян, то он выберет жопу Кардашьян.
Проверено, доказано.

Выход? Не давать такого выбора, при котором один из вариантов - деградация.

Чем, собственно, и занимались в СССР.

Лишить людей возможности неправильного выбора – это благо, а не ограничение свободы. Если, конечно, ты не считаешь смыслом и венцом своей жизни возможность приколотить свои тестикулы к брусчатке. Тогда да, тогда СССР – совок, проклятый тоталитаризм, тюрьма народов, душитель свобод, очереди за колбасой и «миллиард расстрелянных лично Сталиным».

Вся идеология, вся политика, вся социальная и культурная сфера были ориентированы на то, чтобы защищать граждан от любых трагических жизненных ситуаций и катаклизмов, делать их лучше, умнее, здоровее, морально выше и чище.

Ты идиот-пофигист, и не заботишься о своем здоровье? Сейчас это твой выбор, ты – свободный человек, можешь лечиться и регулярно проходить обследования, можешь жить больным. При капитализме всем плевать, чем хуже твое здоровье – тем более высокие взносы слупят с тебя страховые компании. А в СССР ограничивали свободу выбора физкультурой, оздоровительными секциями, регулярными медосмотрами, обязательной флюорографией, путевками в санатории, бесплатными медицинскими учреждениями в шаговой доступности.

Ты идиот-трудоголик в ущерб семье – отлично, владельца бизнеса, в котором ты трудишься, это очень радует. А вот КЗоТ жестко ограничивал твое право пахать на дядю 7/24, буквально принуждая тебя отдыхать положенное время.

Ты идиот-алкаш? Сейчас это сугубо твои проблемы (ну, и твоих несчастных родных), ты свободная личность, можешь пить хоть до зеленых чертиков, винно-водочные магнаты скажут тебе спасибо. А в СССР, о ужас, тебя забирали в медвытрезвитель, а потом песочили на партсобрании, ставили на вид, лишали тринадцатой зарплаты. А то и вообще принудительно лечили в ЛТП, заставляя бросить пагубную привычку.

Ты – идиот-тунеядец, артистическая натура, ищешь себя, мечтаешь стать солистом рок-группы, знаменитым писателем, прославленным художником, а пока что лабаешь на гитаре в котельной, клянча деньги у матери? Нет, не выйдет, изволь пойти работать, чтобы иметь нормальный доход, гарантированную пенсию на старости и хоть какое-то занятие в жизни, если вдруг тебе не случится стать вторым Джоном Ленонном. Но ведь статья за тунеядство – это же насилие над творческой личностью, лишение права бомжевать, как можно?!

Вы - семья непутевых идиотов-романтиков? Песни у костра, комары, солнышко лесное, из имущества – рюкзак и гитара, в прошлом – неудачные браки и семеро детей на двоих? Ничего страшного, пойте дальше, государство о детях позаботится – крыша над головой, бесплатное питание, образование, творческое и физическое развитие, доступность социальных лифтов даже в тех случаях, когда родители не в состоянии взять на себя ответственность за собственных детей. А при капитализме все спят теперь в палатке вповалку, а то и ювенальная юстиция присмотрит деткам новую дружную семью геев…

Ты идиот-бабник и к тому же женатый? Гиви из цветочного киоска, продавцы конфет и презервативов аплодируют тебе. В твоем распоряжении отели посуточно, сайты знакомств на одну ночь, интим-салоны, платные венерологические клиники и дорогие адвокаты по разводам. А в тоталитарном совке требовали супружеской верности, могли и вовсе исключить из рядов КПСС всего лишь за несоответствие моральному облику строителя коммунизма. И если ради такой неожиданной любви человек готов был пойти на это, значит, чувства были действительно настоящие, а не просто примитивная аморалка.

Ты идиот-диссидент? Слушаешь по ночам «Голос Америки», мечтаешь отдать свою страну на разграбление врагам ради возможности самому красиво жить? Ты согласен, чтобы тобой управляли чужеземцы, лишь бы и тебе достался кусок с барского стола? Ты не уважаешь свою Родину и ее народ, но при этом продолжаешь пользоваться теми благами, которые они создали? Страна должна уметь себя защищать, чтобы из-за таких, как ты, миллионы людей не были ввергнуты в хаос и нищету, как в 90-ые. Поэтому пожалуй-ка, мил человек, или лес валить на благо трудового народа, или уезжай навсегда в свой вожделенный капиталистический рай. Чтобы из-за тебя, из-за твоей глупости и продажности не пострадали другие.

Тебе 16, ты малолетний опесдол, хочешь джинсы, жвачку, плакат группы Kiss, журнал с голыми сиськами, блок мальборо, соседку Галю, мопед, спать до обеда и рукоблудствовать на фильм «Эммануэль», но у тебя после учебы кружок по авиамоделированию, плаванье, три раза в неделю музыкальная школа, а потом еще субботник и сбор макулатуры. А по телевизору - «Очевидное – невероятное», «Клуб кинопутешественников», «Хочу все знать», «В мире животных», «Это вы можете», фильм про Великую Отечественную войну, комедия Гайдая и следующая серия «Приключения Электроника». А из журналов – «Техника молодежи», «Наука и жизнь» и «Смена».

И поневоле приходилось вырастать культурным, образованным, всесторонне развитым и порядочным человеком. И становиться летчиком, врачом, конструктором, ученым или хотя бы просто уважаемым шахтером или токарем на заводе. И практически не было выбора вырасти хипстером-трансвеститом, фуд-стилистом, блогером, консультантом по имиджу, клубным промоутером, художником-концептуалистом, дизайнером бровей или модельером собачьих ошейников…

И сейчас в каждом грустном мерчендайзере, выкладывающем на прилавке банки консервированной кукурузы в соответствии с планограммой спрятан полярник, космонавт, ученый-первопроходец, просветитель, гуманист, или даже тот, кто мог бы научить нас понимать язык дельфинов… Просто для капитализма лучше, если они так и будут там оставаться.

Капитализм не хочет исправить ваши недостатки. Они ему выгодны - как раз на них он и может заработать.

Идея СССР была прекрасная, исполнение же из-за того человеческого фактора, о котором я упоминала в начале статьи, во многом подкачало, но и при этом сейчас практически никто и близко не подошел к тому гуманистическому способу социальной организации человеческого общежития. И в этом плане СССР был самым христианским государством, невзирая на задекларированное отделение державы и церкви.

Эта была страна, которая делала всех нас лучше. Делала людьми, а не просто потребителями товаров легкой и пищевой промышленности. Высвобождала и воспитывала в нас самые благородные качества, а не низменные инстинкты. Позволяла нам, за счет того самого отсутствия возможности неправильного выбора, расти над собой и совершать такие прорывы, открытия и подвиги, что сейчас даже не верится, что это были мы.

А вообще, СССР напоминал большой детский сад, где нам, несмышленым, говорили, когда есть , когда спать, следили, чтоб мы не бегали без тапочек, прививали и кварцевали, учили веселым песням и умным сказкам, направляли нашу энергию в правильное русло, давали возможность реализовать себя кому Зайчиком, кому Снежинкой, кому Лисичкой, прятали острые предметы, наказывали за плохие поступки, хвалили и поощряли за хорошие, формировали четкое понимание Добра и Зла, без полутонов, без разночтений, без открытых финалов.

Но нам вдруг показалось, что мы уже взрослые, захотелось туда, за забор, на свободу, чтоб самим принимать решения, не есть манную кашу и не слушать воспитательницу, играть со спичками, не чистить зубы, носить зимой сандалии и питаться одними конфетами.

И вот однажды калитку садика открыли… Что нас там ждало и чем все это закончилось, все мы знаем.

А еще в СССР каждый четверг в общепите был рыбный день. И вот эти вот хвосты хека и минтая – это не просто необходимый источник йода и фосфора для организма, это сигнал, что этой стране, единственной, было не пофиг на людей…

Бэлла Розенфельд (Марина Соловьева)

Человек, который выдумал Украину и ее историю

100 лет тому назад президентом Центральной Рады был избран Михаил Грушевский

У великого украинского писателя-юмориста Остапа Вишни есть просто замечательные строки: «Был когда-то, как вы знаете, недоброй, бородатой памяти профессор Грушевский. Он научными своими разведками окончательно и убедительно доказал, что вот та обезьяна, от которой, по Дарвину, произошел человек, — так обезьяна та была из украинцев. И что вы думаете, так и могло быть, потому что при раскопках неподалеку от речки Ворсклы, как говорит профессор Грушевский, нашли два волоска — один желтый, другой — голубой. Так желтый волосок — с правого той обезьяны уха, а голубой — с левого. Против фактов не попрешь».

Михаил Грушевский в украинской национальной мифологии — личность выдающаяся. Во-первых, так как именно он эту мифологию изначально создавал, а, во-вторых, так как его считают «первым президентом Украины» (что, кстати, в корне не верно). Вот только о подробностях биографии «великого украинца» сегодня в Киеве говорить очень не любят. А зря. Ведь в ней было просто море всего интересного. В частности, она позволяет понять то, откуда взялись «древние украинцы» и государство «Украина-Русь» в современных школьных учебниках…

МИХАИЛ СЕРГЕЕВИЧ ПОЯВИЛСЯ НА СВЕТ В 1866 ГОДУ В ХОЛМЕ (СЕГОДНЯ ЭТО ТЕРРИТОРИЯ ПОЛЬШИ) В УВАЖАЕМОЙ СЕМЬЕ. ЕГО ОТЕЦ БЫЛ ПРЕПОДАВАТЕЛЕМ РУССКОГО ЯЗЫКА И АВТОРОМ УЧЕБНИКА ПО ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКОМУ ЯЗЫКУ, ОФИЦИАЛЬНО ПРИНЯТОГО МИНИСТЕРСТВОМ ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ. МИХАИЛ ПОЛУЧИЛ В НАСЛЕДСТВО ОТ ОТЦА АВТОРСКИЕ ПРАВА НА КНИГУ, ЧТО ПОЗВОЛИЛО ЕМУ ВЕСТИ БЕЗБЕДНУЮ ЖИЗНЬ, ЗАНИМАЯСЬ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ И НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ЗА СЧЕТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ КАЗНЫ. В ЮНОСТИ ГРУШЕВСКИЙ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ ПРОЖИЛ В ТИФЛИСЕ, ПОСЛЕ ЧЕГО ПОСТУПИЛ НА ИСТОРИКО-ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КИЕВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА, КОТОРЫЙ ОН ОКОНЧИЛ В 1890 ГОДУ. БЛАГОДАРЯ ПРИЛЕЖНОЙ УЧЕБЕ И ПОКРОВИТЕЛЬСТВУ НЕКОТОРЫХ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ, МИХАИЛ ПО ВЫПУСКУ ОСТАЛСЯ ПРИ УНИВЕРСИТЕТЕ, ГДЕ В 1894 ГОДУ ЗАЩИТИЛ МАГИСТЕРСКУЮ ДИССЕРТАЦИЮ, ПОСЛЕ ЧЕГО В ЕГО ЖИЗНИ НАЧАЛИСЬ ПОТРЯСАЮЩИЕ МЕТАМОРФОЗЫ.
Здесь нужно сделать необходимую оговорку. Термин «украина», известный по летописям еще с XII века, столетиями использовался исключительно как имя нарицательное. Обозначал он «пограничье». «Украины» были как киевские и черниговские, так и рязанские, амурские. Как более ли менее устоявшееся название по отношению к территории современной Украины его начали применять лишь с конца XVIII — начала XIX столетия. Причем, без какой-либо этнической нагрузки. Даже в «Кобзаре» у Тараса Шевченко термин «украинец» отсутствует в принципе. Идея «инаковости» населения территории современной Украины возникла в первой половине XIX столетия с подачи польских и российских революционеров, пытающихся таким незамысловатым образом ослабить российское самодержавие. «Широкие народные массы» же четко идентифицировали себя с русским народом.
Переломный момент в том, что позже назовут «украинизацией», произошел в середине XIX века в Австрии. Руководство империи сообразило, что русское население Галичины и других подконтрольных Вене земель, тяготеет к России. Поэтому из местных русских методом кнута и пряника (угроз и щедрых посулов) начали ковать новую этническую общность — для начала русинов или рутенов.

Официальная Вена прямым текстом донесла до подвластного ей славянского населения, что на какую-либо поддержку оно может рассчитывать только в том случае, если откажется от совместной этнической идентификации с русскими. Постепенно австрийские власти пришли к тому, что «национальный вопрос» можно попытаться использовать для расширения собственных границ за счет восточного соседа. Безобидную упрощенную азбуку-«кулишовку», созданную для обучения крестьянских детей грамоте, преобразовали в украинский национальный алфавит. На территории Малороссии начали финансировать создание «культурно-просветительских организаций», пропагандирующих «инаковость» населения юго-западных регионов Российской империи. Жителям Карпат стали объяснять, что они «один народ» с жителями Поднепровья, но только не русский и не российский, а некий совершенно отдельный. Представителей «новоиспеченного этноса» при этом называли по-разному: украинцы, малороссияне, русины, южнорусы. Задумка австрийского правительства понравилась и властям стремительно крепнущей Германии, которая начала проявлять оживленный интерес к событиям, происходящим в Киеве.



На этом этапе к большой пропагандистской игре и был подключен Михаил Грушевский. В 1894 году австрийские власти «выписывают» его во Львов, дают кафедру в местном университете и выделяют щедрое финансирование. Грушевский по заказу спонсоров практически сразу выдает на-гора концепцию беспрерывного этногенеза украинцев со времен существования антских племен и Древнерусского государства, которое, по словам ученого, являлось «украинской державой».

Он публикует несколько небольших исследований по «истории Украины» и садится за написание многотомной «Истории Украины-Руси». В «конкурсе» на лучшие «топоним и этноним» побеждают термины «Украина» и «украинцы». Грушевский утверждает, что термин «Украина» стал именем собственным еще в XVI веке, правда, не удосуживается привести в подтверждение своих слов хотя бы сколько-либо убедительные доказательства. Из трудов Грушевского это ничем не доказанное утверждение пойдет кочевать по массе учебников и пособий… По данным российской контрразведки, Грушевский все это время получает щедрое вознаграждение от австрийских специальных служб. На эти средства он выпускает печатную продукцию, регистрирует общественные организации, принимает участие в работе Украинской национально-демократической партии.

При этом профессор, сохранивший российский паспорт, все активнее начинает навещать империю, где оказывается фактически «под колпаком» у контрразведчиков. В 1910 году жандармы фиксируют постоянные контакты Грушевского с австрийским консулом в Киеве, которому ученый передает некие материалы. Во время обыска его жилья устанавливается, что Грушевский хранил у себя антироссийскую литературу и бухгалтерские записи, свидетельствующие о его подрывной деятельности против России за австрийские деньги.

В 1914 году на фоне приближения и начала Первой мировой войны Грушевский резко активизирует антироссийскую и проавстрийскую пропаганду. Во время очередного визита в Киев его задерживают жандармы. При обыске по месту жительства у Михаила опять находят печатную продукцию антироссийского содержания и отправляют его в ссылку в Симбирск. Однако пробыл там Грушевский недолго. В его поддержку массово выступает либерально-демократическая интеллигенция, завалившая Санкт-Петербург своими посланиями в поддержку проавстрийского профессора.

Сначала его переводят в Казань, а в 1916-ом — в Москву. После Февральской революции он немедленно возвращается в Киев, где его к тому времени уже избирают заочно на должность председателя Украинской Центральной Рады. Бывший ранее записным либералом, Грушевский на глазах «левеет» и становится одним из учредителей Украинской партии социалистов-революционеров. 19- 21 апреля на Всеукраинском национальном съезде его переизбирают президентом Украинской Центральной Рады. Никаким «президентом Украины» он при этом не был: сама его должность называлась иначе, а Украина на тот момент не обладала даже автономией в составе России.

В ноябре 1917 года Грушевский избрался по Киевскому округу во Всероссийское учредительное собрание. В январе 1918-го он буквально несколько день побыл виртуальным «главой государства» (уже существующая только на бумаге Украинская Народная Республика провозгласила о своей независимости). В начале февраля 1918 года представители Центральной Рады подписали с Берлином и Веной мирный договор, согласно которому Украина была оккупирована Германией и Австро-Венгрией.

В апреле Павел Скоропадский с подачи немцев разогнал Центральную Раду, но карьера Грушевского на этом не закончилась.

В 1919 году «экс-президент ЦР» переехал в Австрию и даже основал социологический институт, но дела у него там шли «не очень» (по понятным причинам, бывшим спонсорам было уже совсем не до него). Поэтому некогда возглавлявший антибольшевистское сопротивление, Грушевский стал проситься разрешить ему вернуться в Россию. В СССР в это время как раз разворачивалась кампания по «коренизации», и предложения беглого профессора оказались как нельзя кстати. В 1924 году ему разрешили вернуться, дали место профессора в Киевском университете, сделали его действительным членом Академии наук СССР и назначили на ряд научных должностей. С его подачи в советские учебники перекочевала концепция о наличии отдельного украинского этноса (хоть и не со времен антов, как ему того хотелось бы).

В 1931 году Грушевский был задержан по обвинению в «контрреволюционной деятельности», но вскоре вышел на свободу. Зато репрессиям после этого массово подверглись его ученики и сотрудники. Некоторые историки утверждают, что сдать их мог именно «экс-президент».

В 1934 году Грушевский умер. Его работы в связи со сворачиванием политики коренизации были запрещены. Семья Грушевского подверглась репрессиям по доносу его же ученика — Константина Штеппы, который сначала был белогвардейцем, затем — осведомителем НКВД, в годы войны — агентом гитлеровской СД, а после ее завершения — сотрудником ЦРУ…

Труды Грушевского всегда подвергались ожесточенной критике со стороны научного сообщества. От участия в дискуссиях, когда от него требовали опираться на факты, Михаил Сергеевич обычно отказывался (как это было в случае с Иваном Линниченко, от полемики с которым создатель концепции Украины просто уклонился). Как отдельные приведенные Грушевским факты, так и его концепция в целом в годы Великой Отечественной войны активно использовались в пропагандистских целях гитлеровцами, а после 1991 года — без дополнительной проверки были перенесены в украинские школьные и вузовские учебники. И теперь на основе идей Грушевского о «древних украинцах» и «Украине-Руси» куется новая антинаучная нацистская идеология.

Портрет Грушевского красуется на украинской 50-гривенной купюре, в его честь названа улица в центре Киева, в украинской столице ему установлен памятник. Но о некоторых деталях в его биографии на Украине, как уже говорилось выше, вспоминать не любят. Ну как объяснить школьникам и студентам, почему «великий украинец» униженно просил принять его назад из «просвещенной Европы»? Как прокомментировать факты его работы на австрийскую разведку? А затем — странную лояльность к нему со стороны советских правоохранительных органов?

СОВРЕМЕННИКИ ГРУШЕВСКОГО НЕДОЛЮБЛИВАЛИ. ПИСАТЕЛЬ-ЮМОРИСТ ОСТАП ВИШНЯ ПОСВЯТИЛ АНТИНАУЧНЫМ ИДЕЯМ МИХАИЛА СЕРГЕЕВИЧА САРКАСТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛ ПОД КРАСНОРЕЧИВЫМ НАЗЫВАНИЕМ «ТРИДЦАТЬ СРЕБРЕНИКОВ», НЕСКОЛЬКО ФРАЗ ИЗ КОТОРОГО МЫ ПРОЦИТИРОВАЛИ В НАЧАЛЕ СТАТЬИ.
До Грушевского «украинская концепция», которую продвигали австро-венгерские и германские спецслужбы, не была стройной и монолитной. В своей наукоподобной беллетристике Михаил Сергеевич банально обманывал людей, заставляя их верить в выдуманные им самим факты. Потом его концепцию приняли на вооружение бандеровцы, резавшие под рассказы о былом величии «украинорусов», женщин, детей и стариков по приказу гитлеровцев. Сегодня, благодаря оплаченным австрийскими спецслужбами сто с лишним лет назад сказкам, украинские школьники вскидывают руки в нацистском приветствии, а на Донбассе льется кровь. Выбери австрияки на место Грушевского кого-то другого, смог бы он действовать так же эффективно? Неизвестно… Роль личности в истории все-таки недооценивать не стоит…

Лебедев - солянка из статей про евреев - Солженицын- Двести лет вместе...

для комментов приятелю...ты забыл Солженицына....
Преподавал в Московском Физико-техническом институте и МГУ (в 1977-1984 г), а также читал лекции во многих научных центрах и Домах ученых. В 1984 году по решению ЦК, лично Соломенцева и горкома был уволен и лишен профессии. В середине перестройки вернулся к преподаванию (ГИТИС), имел цикл передач на радио "Свобода" (1991 - 1992 годы). По медицинским причинам переехал в США, стал там публиковаться в "Новом русском слове", "Панораме", "Чайке", "Америка и мир" и некоторых других изданиях, а в России в "Независимой газете", "Московских новостях", "Дружбе народов", "Огоньке", "Вопросах философии", с 1993 года веду программы на русскоязычном американском радио “Надежда". С 1997 года (февраль) издаю на Интернете еженедельный альманах "Лебедь", который к настоящему времени стал одним из самых долгоживущих изданий Сети.- Валерий Лебедев
=============================================================================================
Когда-то, еще в 1928 году Василий Шульгин в книге «Что нам в них не нравится» написал:

«Чтобы начертать правдивую летопись о роли еврейства в революции, об участии еврейства в большевистской авантюре, о руководимой ими коммунистической партии, нужно было бы написать том. И к этому тому текста надо бы придать несколько томов приложений, то есть документальных данных, подтверждающих те или иные утверждения. В настоящее время такой труд никому не под силу» (В. В.Шульгин. Что нам в них не нравится М.1994).

Через 74 года такой том вышел — второй том «Двести лет вместе» Солженицына. Фактура его, конечно, обрушивающая — никто не может оспорить ни фамилии, ни биографии фигурантов, ни огромное, почти что невообразимое количество ссылок, сносок, цитат, вообще научного аппарата на добрую дюжину диссертаций. Спорить можно (и будут) с тем, в каком смысле упомянутые персонажи российской истории были евреями. Ибо сие зависит от того, кого считать за них — вопрос, который никогда не будет решен окончательно. Сами себя они (многие) не считали себя ни евреями, ни еще какими-либо представителями племен, а некими интернационалистами, большевиками-коммунистами, как бы «всечеловеками». Но как сами евреи, так и иные все-таки будут относить их к иудейскому племени. Первые — потому что придерживаются не только религиозного определения, но также и родового — по маме-папе. Вторые — потому что первые сами так считают.

У многих сожмутся кулаки: у одних — ах, что «эти» с Россией сделали! Опять вспомнят Достоевского: «Жиды погубят Россию». У других тоже сожмутся кулаки: опять во всем обвиняют евреев! Очередной приступ антисемитизма! Да уж, попало зернышко между двух жерновов. Но давайте глянем спокойно: пусть государство есть некий организм. И предположим, далее, что в этом организме поселились зловредные бациллы. Здоровый организм переборет их. Слабый — умрет. Между прочим, вместе с бациллами. Средний прибегнет к лекарствам. Нет на земле более черной оспы, холеры, бубонной чумы, полиомиелита, сибирской язвы. А если иногда где-то немножко и есть, то быстро их укорачивают.

Сравнение не корректное. Ибо бациллы — твари безмозглые, бессловесные, сознания не имеющие и являющиеся вполне чужеродным телом в организме. В то время как представители некоторой национальности есть люди с их сознанием и пониманием, подданные или граждане того самого государства. Которые должны отчетливо улавливать, что разрушая дом, в котором сами живут, они и себя губят. И если они даже что-то и разрушают, то только затем, чтобы построить «наш, новый мир». То есть только в том случае, если они руководствуются некоей социальной теорией, согласно которой вредоносными элементами являются как раз те, кто хотел бы оставить старый дом в неприкосновенности. Конечно, в силу законов психологии эти люди всячески стремятся занять высшие этажи в новом здании. И только история потом покажет, какая именно теория была ложной (старая или новая) и какой дом построили.

Читаем Дмитрия Быкова, который написал в статье «Двести лет вместо» (название заимствовано из статьи Владимира Кукушкина) так:

«Серьезный исследователь задал бы в этой ситуации вопрос: отчего русские с такой легкостью перепоручили все свои главные функции этим неприятным евреям?!. Объяснений напрашивается два: либо русские хотят, чтобы кто-нибудь всегда был виноват, — и поэтому сами ничего делать не удосуживаются, а валят все в итоге на евреев. И царизм погубили евреи, и революцию — евреи же, и Советский Союз — они же. Либо — и это случай более сложный — русский народ вообще не заинтересован ни в какой сознательной исторической деятельности, потому что у него другая программа, а именно — азартное, садомазохистское самоистребление под любым предлогом».

Газета «Frankfurter Allgemeine Zeitung», (Германия) в статье Керстин Хольм (Kerstin Holm) под зазывно-кинематографическим названием «Евреи сделали русскую историю вместо русских» (29 января 2003) пишет о втором томе Солженицына и об этой статье Быкова:

«Во втором томе бесстрашный сапер Солженицын рассказывает, как о выдающихся фигурах из cреды евреев, так и о государственном антисемитизме.... Несмотря на свою русскую фамилию, видимо, еврейский публицист Дмитрий Быков (не видимо, а точно, — он сам об этом написал в своей статье — В.Л.) возвращает дискуссию к вопросу об исторической ответственности. Кое-что, пишет Быков в «Русском журнале», говорит в пользу того, что евреи сначала создали советский аппарат подавления, а потом вызвали к жизни движение диссидентов, которое разрушило это государство.

Почему русские так легко отдают историческую инициативу в руки других, спрашивает Быков и дает два дополняющие друг друга ответа. Во-первых, русские хотят, чтобы в том, как развивалась история, всегда были виноваты другие, и никогда — они сами. Евреи в определенной степени сделали российскую историю вместо русских, так звучит провокационный диагноз Быкова. Сначала запоздавшая революция, потом контрреволюция в образе террора, затем атомная и водородная бомбы, сначала патриотические фильмы и песни, а в заключение — критическая поэзия бардов. Евреи Мандельштам, Пастернак, Бродский способствовали развитию русской литературы. Между тем, русскую землю продолжают грабить свои же соотечественники, которые ведут себя как оккупанты, заявляет Быков».

Это — злые слова. Но, как ни странно, они почти верные. Почти — потому, что в истории такой громады как Россия можно найти самые разные примеры. Как образцы самоистребления, так и героического государственного и экономического строительства. Но, если интегрально, если с птичьего полета, то Россия и в самом деле предстает как Сизиф с его камнем «терпениум мобиле», как Тантал, который никогда не может напиться, хотя и не просыхает каждый день, как некий нанаец, все время борющийся сам с собой. И даже — как рак, который для того, чтобы вырасти на вершок, сбрасывает с себя часть своего же тела, свой ороговевший панцирь, и растет, пока новый еще мягкий и не затвердел в броне бюрократических устоев.

Книга Солженицына вовсе не антисемитская, как убого и примитивно вопят национально озабоченные младорасисты. Она, по существу, русофобская. Нет, не в плохом смысле слова. Она — тот самый овод, с которым сравнивал себя Сократ на народном суде в Афинах. Овод, который жалит мощного, благородного, но тучного и ленивого афинского коня. Чтобы он взмахнул хвостом, ударил копытом — и поскакал. А то ведь совсем зажиреет, заплывает, повалится навзничь, засучит ногами да и издохнет от ослабления сердечной мышцы и цирроза печени. В российской истории сложилась хрестоматийная легенда, которая усыпляет, разлагает и отупляет народ. Внедряет некий синдром идиотического иждивенчества. Вот приедет барин, барин всех рассудит. Причем барин — иностранец. Легенда о призвании варягов не случайна. Уже в те добылинные времена ждали барина. Иностранного. Те самые славяне, о которых «Сатириконовцы» написали так: «С одной стороны они были храбры, но с другой стороны храбры не были, вследствие чего исход битвы зависел от того, с какой стороны к ним подходил неприятель...

Сражались они врассыпную, но потеряв сражение, бежали дружной толпой и сомкнутыми рядами. Северные славяне платили дань варягам, южные — хазарам, а западные — и варягам и хазарам. Иногда северные тайком приносили дань хазарам. Тогда южные, выбрав ночку потемнее, несли дань варягам. А днем северные нападали за это на южных и колотили их, приговаривая: «Будете знать, как приносить дань нашим варягам!» Поколотив друг друга всласть, они объединялись и шли бить западных славян с криком: «Будете знать, как давать дань нашим хазарам и варягам!»

Наконец, устав от своей справедливости, они послали за варягами с историческими словами: «Земля наша велика и обильна, порядка же в ней нет...» — «Зачем вам порядок?» — поинтересовались варяги. — «Как зачем? Для порядка, стало быть. Без порядка, какой же порядок? Один беспорядок только». Варяги засмеялись и согласились приехать».

Даже в бородатой дремучей Московской Руси тишайший Алексей Михайлович приглашал иностранцев (того же акунинского фон Дорна) ради учреждения иноземного строя для своих стрельцов. Петр Первый всю Кукуевку заселил немцами-голландцами-минхерцами. Анна Иоанновна не могла обойтись без Бирона и Миниха, равно как и Анна Леопольдовна и Петр III без того же Миниха. Вся Академия Наук в ее исторической части была основана немцами Шлецером и Миллером, которые как раз и придумали норманнскую теорию. Суть этой теории не в том, что славяне призвали править Новгородом норманнов, а в том, что славяне вообще не способны к государственному строительству, что они представляют собой некую глину, ваять из которой нечто оформленное могут скандинавы, голландцы, немцы, но никак не сами славяне. Допустим, Ломоносов, опровергавший Миллера по части призвания варягов, был прав насчет того, что некая государственность в Новгороде уже и так была, а варяги не такие уж и варяги, ибо Рюрик — это свой брат-славянин. Рарог, дескать, сокол, то есть. Сейчас признают, что пусть даже и варяги и пусть только возглавили уже имеющуюся государственность. И, без всякого сомнения, что касается этнической принадлежности, тут Миллер оказался прав — и Рюрик, и его прямые потомки были скандинавами — об этом говорит ономастика, ибо сами имена Рюрик, Ольга (Хельга), Олег (Хельг), Игорь (Ингмар) — это скандинавские имена. Даже имя Владимир происходит не от русского «владеть миром», а от норманнского имени Вальдемар. Более того, само название «Русь» согласно летописи есть самоназвание варяжской дружины Рюрика.

Но возникает вопрос, с какой стати вообще призвали варягов? Это были, как известно, шайки морских разбойников, грабившие побережья морей и рек от севера до Италии, везде их страшно боялись, в европейских странах даже существовала молитва: «Боже, спаси нас от норманнского ужаса». А тут их вдруг добровольно призвали! И, тем не менее, надо думать, летописец прав: призвали, произнеся ставшие знаменитыми слова про обильную землю, где нет порядка — «приходите владеть и княжить нами». Как раз потому видно, что местные ушкуйники были еще хуже.

Петр Первый любимую вторую жену определил в Екатерину Первую, а Евдокию, первую жену, для равновесия определил на постой в монастырь. Вторая жена, она же Екатерина Первая, в девичестве была то ли литовкой, то ли латышкой по имени Марта, дочь крепостного из Литвы Самуила. Была она девка неграмотная, но по тем временам красивая. То есть дородная, теластая и упитанная. Нашла Марта для Петра свое тайное слово и дело: могла она так чесать голову вспыльчивого хозяина, что он засыпал, а через час всю дурь как рукой снимало. В промежутках дарила свою любовь то приехавшему на побывку бывшему мужу Иоганну, то еще кому попало.

Как пишет эссеист-символист Георгий Чулков в «Российских государях»: «она рассыпала дары своего сокровища во все стороны, не обращая внимания ни на звания, ни на чины, ни на лета ее избранника». Придворному Монсу эти забавы стоили головы, выставленной Петром на показ в кунсткамере. Зато в 1711 году в походе за Прут, когда Петр вместе со штабом оказался как бы в плену у турок, три раза поменявшая к тому времени вероисповедание Екатерина (католичка, протестантка, православная) отбила шефа у турецкого паши своей красотой, подкрепленной бриллиантом. Даже не пришлось принимать ислам.

После смерти наследника Петра II в отроческом возрасте 14 лет и уж совсем однозначно, — после воцарения матушки Екатерины, в русских царях почти не осталось ни единой капли «славянской крови». Вот так нoмeр! Ну разве что, если принять на веру упорные слухи, что Павел был не сыном вовремя прибитого Петра III с его фимозом и (вроде бы) бесплодностью, а сыном Салтыкова — одного из первых фаворитов будущей императрицы. Впрочем, не стоит преувеличивать значение крови в определении национальности. Та же Екатерина полагала себя русской (всякий принявший православие — русский), да и русский язык (устный) знала потом получше многих своих русских придворных (писала она по-французски, иногда — по-немецки, по-русски — редко, только деловые документы и пару «художественных произведений»). Иностранцы быстро заполняли Россию.

В последние годы правления Екатерины II, после третьего и четвертого раздела Польши, вместе с приглашенными немцами, в пределах России оказалось и все еврейское население этой бывшей шляхетско-гордой страны. Ну, и началась та самая совместная жизнь на 200 лет. Как там она шла до революции, у Солженицына много и подробно написано в первом томе. А вот во втором — уже как шла после. Шла же она для всего населения туго и трудно. Временами — страшно. До 1937 года активистам новой жизни швондерам-шариковым было еще невдомек, что страшно будет и им. Что, странным образом, Немезида под видом исторического возмездия рубанет им по шее так, как и Монсу не снилось в его вечном затмении в спиртовой банке. Солженицын приводит списки евреев, которые занимали видные места в журналистике-публицистике, в искусстве-литературе-музыке, в науке, во многих иных сферах.

Но внимание привлекают другие его списки — списки политических лидеров и, особенно, списки создателей карательных органов и их рыцарей меча революции. Ну вот этот, например:

«Современный исследователь, опираясь на архивы: «Первая половина 30-х характеризуется увеличением роли евреев в аппарате государственной безопасности». А «накануне наиболее массовых репрессий» представление о картине «национального состава руководящих органов НКВД... может дать список награждённых к 20-летию ВЧК-ОГПУ-НКВД их 407 ответственных сотрудников, опубликованный в центральной печати. Среди награждённых— 56 евреев (13,8%), 7 латышей (1,7%)». Вот из ГПУ создано НКВД во главе с Ягодой (1934) и публикуются (да дважды! — редкий случай заглянуть за непроницаемые стены — комиссары Государственной безопасности НКВД 1-го ранга: Я.С.Агранов (первый заместитель Ягоды), В.А.Балицкий, Т.Д.Дерибас... А.А.Слуцкий, А.М.Шанин, Р.А.Пилляр. (идет длинный список фамилий — В.Л.) Разумеется, не все тут евреи, хотя и добрая половина.

Да на немалых же постах — и сколько таких постов? — был и вовсе сокрытый от глаз людских и только позже прогремевший как перебежчик Лев Фельдбин, со звучным псевдонимом Александр Орлов, видный и долгий гепеушник, возглавлявший в ГПУ — «экономический отдел Иностранного управления», а это означало: он контролировал от НКВД внешнюю торговлю СССР.

В декабре 1936 среди начальников десяти засекреченных номерами отделов ГУГБ НКВД видим семерых евреев: отдел Охраны (1) — К.Паукер, Контрразведывательный (3) — Л.Миронов, Особый (5) — И.Леплевский, Транспортный (6) — А.Шанин, Иностранный (7) — А.Слуцкий, Учётно-регистрационный (8) — В.Цесарский, Тюремный (10) — Я.Вейншток. В течение мясорубки 1937 начальниками отделов побывали ещё: А.Залпетер — Оперативный отдел (2), Я.Агранов, вослед ему М.Литвин — Секретно-Политический (4), А.Минаев-Цикановский — Контрразведывательный (3), И.Шапиро — как уже сказано, Спецотдел (9). Руководство ГУЛага — у меня названо в «Архипелаге».

Да, большая доля евреев была и там. Воспроизведенные из советского прославительного сборника 1936 года портреты Беломорско-Балтийских начальников вызвали негодование: мол, я выбрал одних евреев. Но я не выбирал, я привёл снимки всех высших начальников БелБалтлага из этой бессмертной книги, — и чей же выбор, и чья вина, что они оказались евреями?)... По недавно опубликованным данным, в местных органах госбезопасности, без ГУГБ, служило 1776 евреев (7,4%)».

(Приводятся многие наиболее одиозные имена — В.Л.)

А вот почти тот же список, но уже в траурной рамке.

«Пользуясь многими «расстрельными списками», изданными у нас в последнее десятилетие, и биографическими томами новейшей Российской Еврейской Энциклопедии, мы до какой-то степени в состоянии теперь проследить дальнейшие судьбы тех выдающихся чекистов, краснокомандующих, совпартдеятелей, дипломатов и прочих, кто — будучи во власти — был упомянут в предыдущих главах этой книги. Среди чекистов эти гибели прошли особенно широко: Г.Я.Абрампольский; Л.М.Абрамсон, погиб в закл. в 1939; Яков Агранов, 1938; Абрам Беленький, СергейШпигельглас, 1940; Генрих Ягода, 1938. (большой список фамилий — В.Л.)

Что тут можно сказать? Признать как факт. Как данность истории. Нормальные люди, независимо от национальности, так и воспринимают. Ну, скажем, далеко не все факты в книге Солженицына «про участие» евреев в большевистской революции или в организации ГУЛАГа. Там есть целые разделы и главы о том, как евреев первыми эвакуировали, спасая от немецкой антисемитской чумы. О том, что «Протоколы сионских мудрецов» — наглая подделка. О борьбе многих евреев с большевиками. О безобразиях «борьбы с космополитизмом» и «дела врачей». Об огромном вкладе евреев в русскую культуру.

Допустим, какие-то евреи хотели, видите ли, занимать все командные высоты! Да мало ли кто чего хотел?! Нацисты хотели занять Москву и затопить Ленинград. А русских довести до 40 миллионов рабов. Но — не вышло. Нашлись воля и силы не допустить. А ГУЛАГ — допустили. Да и сами с упоением участвовали. Давайте еще раз посмотрим на одну показательную цифру: вот Солженицын пишет (напоминаю): «в местных органах госбезопасности, без ГУГБ, служило 1776 евреев (7,4%)». Итак — 7, 4 процента. Из примерно 20 000 — 1776 евреев. Это как раз те низовые органы, где и производились аресты, следствие, применяли пытки, судили, охраняли, расстреливали. И кто же были остальные 92,6 процента?

Не евреи. А русские, украинцы, ну и весь союз братских народов. Куда же смотрел этот союз? Он смотрел в рот тов. Сталину и другим вождям.

Однако на главный метафизический вопрос: кто именно реализует программу Великих переселений народов, набегов туменов Чингиз-хана, открытие Америки и полетов на Марс ответить трудно. Можно сказать — воля вождя. Можно — неистребимую тягу (вроде инстинкта) к новому, к авантюре, к завоеваниям или к научной истине. Но можно воспарить ввысь и спросить: а почему да отчего у людей, у человеков, есть такие порывы? Кто так устроил, что Моисей, некоторым образом, усыновленный самим фараоном и его почти что главный любимец вдруг бросает ему вызов и уходит с народом в пустыню, в которой и умирает, так и не увидав земли обетованной? Кто заставил успешного коммерсанта Мухаммада бросить свое прибыльное дело и удалится в пещеру для выслушивания смутных речей Джабраила? Кто знает... Можно сказать — Бог. Можно, что такова природа людей. Тем более — некоторых людей.

А вот какова природа русских людей? Давайте глянем на выдающийся (по-моему) роман Гончарова «Обломов». Вот что пишет «Пособие по писанию сочинения по литературе»: «Илья Ильич Обломов, потомственный дворянин, молодой человек 32-33 лет. Автор показывает нам его портрет:

«По словам Добролюбова, Обломовка была почвой, на которой росла обломовщина; гнусная привычка получать удовлетворение своих желаний не от своих усилий, а от других, развила в нем апатическую неподвижность и повергла его в жалкое состояние нравственного раба. В этом и есть трагедия Обломова — такой молодой человек, еще недавно чем-то увлекающийся, медленно, но верно погружается в страшную трясину апатии. И никто уже не может вернуть его к миру, возродить в нем интерес к жизни. Некоторый трагизм есть и в образе Штольца. В отличие от Обломова, сердечного человека, автор описывает нам Штольца как некую машину: «Он был весь составлен из костей, мускулов и нервов, как кровная английская лошадь. Он худощав; щек у него почти вовсе нет, есть кость да мускул.. цвет лица ровный, смугловатый, и никакого румянца». Читая роман, мы видим, что трагедия Штольца — это его ненатуральность, он почти никогда не волнуется, не переживает событие сильно. Осуждая лень и апатию Обломова, автор в душевности, доброте, сердечности видит антитезу суете и тщеславию столичного чиновничьего общества. Хотя писатель рисует почти идеально образ Штольца, в нем чувствуется какая-то однобокость, неестественность».

Да, уж ненатурален Штольц. Чехов тоже писал: «Штольц не внушает мне никакого доверия. Автор говорит, что он великолепный малый, а я ему не верю... Наполовину он сочинен, на три четверти ходулен». Так ведь сочинен он ради философии. Чтобы сказать: вот есть русский Обломов с его психологией блаженного лежания на диване, его безмятежного бытия, которое не должно нарушать ничего. Поэтому он даже не открывает пришедшее ему письмо: мало ли что, там может быть. Да и отвечать тоже нет никаких сил. Ибо если бы были, то не лежал бы он на диване. А вот у Штольца — есть. И он подвижничает, он проявляет безумную энергию, он строитель, производитель и двигатель русской сонной жизни, он — ее катализатор и «соль земли» русской. Он и другие «инородцы». Среди них — евреи.

Да были и есть всякие русские. Но почему именно Обломов становится воплощением их духа? Почему хотя бы не чеховский купец из недавних крепостных Лопахин? Почему в русском языке появилось слово «обломовщина», а вот слова «лопаховщина» — нет? Прежде чем ответить, давайте посмотрим, что пишут о русских и евреях Шульгин и Бердяев, тем более, что писали они примерно в одно время. Шульгин:

«Совершилось падение вожаков русского народа, Романовых, уставших за триста лет своей царственной вахты; никто не пришел им на смену; воцарился кровавый кабак на пространстве шестой части суши. И этим безмерным государством легко овладели евреи, находившиеся в состоянии постоянной организованности благодаря природным качествам своим. Да, этим государством овладели евреи. Таково по крайней мере убеждение русского народа. В этом-то и причина «советского антисемитизма». И мне кажется, в данном случае сей русский народ не ошибается. Почему? Да потому, что бывшей Россией правит коммунистическая партия, а коммунистической партией правят евреи. На это последнее утверждение отвечают обычно: «А Ленин?» Ленин ничуть не опровергает сего положения. Отымите у Ленина еврейскую помощь, и он потонул бы в волнах хаоса, как всякий другой. Впрочем, он и сам так думал.

Максим Горький оставил нам по этому поводу ценное признание.

— Владимир Ильич, вы жалеете людей?

— Это смотря каких, умных жалею. Но только... только среди русских мало умных. Если найдешь какого-нибудь годного человека, то непременно или еврей, или с еврейской кровью.
К этому красноречивому признанию прибавить нечего. Гениальность Ленина и состояла в том, что он в водворившемся хаосе увидел еврейского кита, который плыл среди урагана; уселся ему на спину и поехал к своей цели.

Впрочем, куда и как держать путь, было Ленину целиком продиктовано евреем же: Карлом Марксом.

(В. В.Шульгин. Что нам в них не нравится. с. 167).

Господа, а ведь это как раз и есть идея романа Гончарова: столкнуть два полюса — деятельное начало инородца и прострацию русского.

В другом месте своей нашумевшей книги (с. 299) Шульгин предлагает рецепт, пусть и частный поначалу:

«Антисемитизм сам по себе ничего не стоит. Его нужно претворить в творческие стремления. Можно с утра до вечера склонять «жида» и поносить евреев всеми непечатными словечками и в то же время вольной волею лезть в еврейский плен, не умея выражаться печатно. Необходимо, пользуясь антисемитизмом, как ветром, так наладить паруса, чтобы корабль «Россия» уверенно и ловко скользил по взбаламученному морю, неся куда следует и русских... и евреев».

И то правда. Так как русский уже давно умеет выражаться устно, то теперь нужно овладеть и печатной формой выражений. И, вроде бы, овладевает. Теперь Бердяев. В статье «Еврейский вопрос, как вопрос христианский» он написал:

«Антисемитические настроения среди русских, и в России, и за границей, нарастают стихийно и принимают формы свойственной русским исступленности. Может наступить час, когда этот антисемитизм выразится в диких и кровавых насилиях, когда несчастные русские люди, раздавленные и униженные революцией, жестоко отомстят за свои страдания и унижения евреям, возложив на них целиком ответственность за свои бедствия. Уже и враги евреев, и друзья евреев, и сами евреи говорят, что падение большевизма будет сопровождаться ужасным и неслыханным избиением евреев».

Поразительный просчет экзистенциального диалектика. Падение коммунизма произошло, а никакого избиения нет. И не будет. Даже книга Солженицына, откуда при желании можно набраться разрушительной энергии, нисколько не способствует этому. А почему? Потому, что русский не только обуян обломовщиной, но и отойдя от горячки построения нового мира после разрушения до основания старого, он и сам понимает или хотя бы смутно ощущает, что наломал дров. А может быть, и неловко ему становится за то, что его все время кто-то подбивал, подзуживал, куда-то увлекал, заманивал бить-крушить. Обидно становится за собственную глупость. Ах, дурак я, дурак, надо же — поверил. А это уже есть первый шаг к тому самому национальному покаянию, которого так упорно домогаются хныкающие интеллигенты.

Хотя, это уж к слову, не совсем понятны бесконечные стенания евреев (некоторых) о том, что их не любят. И в этой нелюбви они усматривают антисемитизм. Никто не обязан любить всех представителей некоторой национальности. Я люблю всех евреев — столь же глупая фраза, как и противоположная ей — я не люблю всех евреев. Это ж все-таки не порода, о которой можно сказать — я люблю пуделей. И не люблю бульдогов. Пора бы давно усвоить, что антисемитизм, с которым, как с любимой грыжей, носятся национально озабоченные, это не нелюбовь ко всем без исключения евреям, а (в первую очередь) государственная политика ограничения в самых разных сферах по национальному (или религиозному) признаку. Апофеозом которой является уничтожение по этому же признаку.

Но вернемся к вопросу о национальном покаянии и исправлении собственных грехов. Вот слова Бердяева из все той же статьи:

«Погромный антисемитизм есть проявление слабости русского характера, неспособности мужественно отстаивать свои идеи и свой дух. Нет ничего унизительнее, чем эти озлобленные жалобы на то, что евреи повсюду начинают играть слишком большую роль в современной культуре. Роль евреев действительно непропорционально велика. Но что же делать? Если мы, русские, немцы, французы, англичане, хотим играть большую роль, то будем проявлять больше духовной силы, больше дарований, больше верности своей идее и своей вере, больше активности. Другого достойного пути нет... Мы сами виноваты в нашей несчастливой судьбе, не евреи, даже не большевики, а прежде всего мы сами, каждый из нас. С этого сознания должно начаться возрождение».

Россия, по выражению (печатному) некоторых, с которыми не имел бы дела православный писатель, редактор журнала «Москва» Леонид Бородин, лауреат солженицыновской премии за 2002 г., есть историческое недоразумение. Это уж чересчур. Недоразумение не может существовать 1000 лет на огромном пространстве. Другой, не менее известный писатель, чем Бородин — Лев Толстой, говаривал, что оглядываясь назад, мы видим череду многосотлетних российских безобразий, а в результате вырисовалось нечто великое. Так что успехи, конечно, были. С другой стороны, кто знает, следует ли все время поспешать за прогрессом да еще и обгонять его.

Может быть срединный русский человек, проживающий между Востоком и Западом, будет в меру брать у Запада науку-технику, а у Востока — мудрую созерцательность? Такой русский буддизм выйдет, с русской же медитацией после хорошей дозы русского национального приворотного зелья, наркотика и лекарства. Впадение в нирвану после сосредоточенного разглядывания собственного пупа до тех пор, пока вокруг него не покажутся радужные круги. А он — в центре этого круга. Он — венец мироздания, образ и подобие божье, цель Вселенной и царь животных! И в этом своем благостном состоянии он будет любить всех. Включая всех евреев.

Что же можно сказать на завершение? Да в общем-то, повторить мысль Бердяева. Для того, что самим делать свою историю, а не ждать очередных варягов, нужно: 1. Больше учиться. 2. Меньше пить. 3. Лучше работать. 3. Не так долго лежать на печи (особенно после принятия на грудь). Ну и проявлять прочие добродетели вроде «активной жизненной позиции». Тогда не придется искать козлов отпущения и при каждом неудобном случае вопить: кто виноват?!

Валерий Лебедев
И вишенка на торте - Быков - https://eshka-43.livejournal.com/248802.html