December 16th, 2020

Старый стишок Быкова в тему думцев, пытавшихся протащить закон о мате

 
Перед Россией встал вопрос — его давно в расчет не брали: Губенко в Мосгордуму внес закон о нецензурной брани. Вот аргумент его простой, филологического толка: писал же некогда Толстой и «Жопа!», и «Просрали волка!»*… Иного эти споры злят: он в них не чует аромата. В столице есть на первый взгляд проблемы много круче мата, однако, тридцать восемь лет прожив, не будь я Быков Дима, скажу: важней проблемы нет. Все прочее неразрешимо. Стране давно пора понять, как женщине при пьющем муже: здесь ничего нельзя менять. Уже меняли, вышло хуже. Больного незачем лечить — ему полезней отлежаться. Чтоб нашу участь облегчить, мы можем только выражаться.
Давайте обозначим грань — здесь край работы непочатый! — что отделяет просто брань от брани грубо-непечатной. С утра гадают и шумят в правительстве Москвы престольной: как разделить российский мат на непристойный и пристойный? Законы левою ногой писать нельзя. Терпи, бумага: бывает, скажем, мат благой. Но если так, то в чем же благо? Чтоб думцам не сойти с ума от столь изысканных материй, листая словарей тома, я предлагаю им критерий.
Тонка языковая ткань. Язык есть зеркало морали. «Просрали», в сущности, не брань. А в чем вопрос? Мы все просрали… Как птица гордая со скал, народ наш в крайности бросался. Сам Ходорковский написал: «Просрали все». И подписался. 54172211_bukov_bЕще во времена отцов тут от всего лечила клизма: ведь все просрать, в конце концов, есть очищенье организма! Просрали гордые мечты о том, чтоб встать на путь Европы… Теперь мы девственно чисты — от головы до самой... Да, жопа! Термин непростой. Ее, по широте натуры, подчас упоминал Толстой, а нынче — экс-министр культуры… Готов долдонить до зари в журнале и по интернету: верните жопу в словари! Ведь жопа есть, а слова нету! Она ромашки нам родней, родней петрушки и укропа, она же — символ наших дней. Куда ни кинь, повсюду жопа! Везде она, куда ни глянь. Газеты свежие листая, могу сказать: она не брань, а констатация простая. А я бы разрешил и мат: пускай орут пенсионеры — язык обычный скудноват для описанья новой эры. Вот, например, для ЖКХ, что всюду расставляет сети, — есть много слов на букву «х», их нынче знают даже дети. В упрек инфляции-Яге, что бьет Отечество по нервам, есть много слов на букву «г» (Греф ни при чем — расслабьтесь, Герман). Улыбку вызвать на лице легко одним нехитрым словом, все охватить собой готовым. Оно кончается на «ц».
Нет описания фото.
От себя...
В том смысле что мат и современная мировая политика хорошо - ничего против и даже мата мало. Кстати, у сербов как в старославянском сохранился разговорный повседневный язык (который мы считаем матом)..если заглянуть в старославянские книги (а Веллер занимался и этим) то даже в староцерковных книгах мат это просто нормальный русский язык и даже без эмоций, просто разговорный...Не говоря о финнах, у которых наш мат просто повседневные разговорные слова...
Спор о том, пустить ли мат в повседневный русский язык и тем нарушить табу.... И тут конечно лучше Веллера никто не сказал...

Мат: сущность и место

К числу непреходящих чувств относится удивление. Десять лет звучат дискуссии о мате – и продолжают поражать безмозглостью. Не остается сил верить Дарвину, что человек произошел от обезьяны, если родословная большинства с очевидностью упирается в дубовый пень.

Трудно без предварительной подготовки сообразить, чем занимаются лингвисты кроме онанизма, который также прерывается с необратимыми возрастными изменениями.

Из всех русских классиков для нас важнейшим остается Козьма Прутков: зри в корень! Не зрят. Под корнем понимают скабрезное.

Вопрос первый. Какова основная функция табуированной лексики? Повышенная эмоциональная нагрузка. Как следствие – расширение и многозначность нагрузки семантической, и контексте матерное слово может значить все, что угодно.

Повышенная напряженность превращает мат в джокер, способный заменить любую карту в колоде языка. Мат экстраординарно экспрессивен. Служит выражению крайней степени чувств.

Всегда? Нет. Если материться постоянно – слова себе как слова, просто в некоторых официальных и приличных ситуациях они неуместны, грубы, возмутительны, звучат неуважением к слушателям, презрением, хамством. Почему? Потому что нарушается общепринятое табу.

Каковы еще функциональные нагрузки мата? Неформальность общения.

Вопрос второй. Что составляет сущность мата? Ответ: табу. Табу есть сущность мата. Весь смысл матерных слов и выражений именно в том, что они запретны. Употреблять их принято считать грязным, невоспитанным, жлобским и так далее.

Но: ведь все их знают и почти совсем все как-то, пусть изредка, в определенных ситуациях, употребляют. Тогда – а зачем нам ханжество? Зачем запрещать то, что существует независимо от наших запретов и пожеланий?

Вопрос третий. Набил оскомину. Так можно ли снять с мата табу? Дать этим словам равные права языкового гражданства?

Вообще можно все. Можно жеребца сделать сенатором, прецедент имеется. Вопрос в другом: что из этого последует?

См. ответ 2 на вопр. 2. Нельзя. Почему? Потому что ничего не получится. Как так? А вот так. Слова останутся, а мат исчезнет.

Вот есть огромное помещение: язык. И при нем – тесный чуланчик с вихлястой дверью. Можно убрать эту дверь вместе с фанерной перегородкой? Да. А что будет? А будет одно большое помещение. Заметим ли мы, что оно стало больше? Практически нет. К паре тысяч кубических метров языкового пространства прибавилось еще несколько дециметров. А останется ли у нас два помещения, как раньше? Нет, теперь только одно. То есть: у нас практически ничего не прибавилось. Вот только двухкомнатная квартира стала однокомнатной.

Раньше, значит, был «двухкамерный» язык, и состоял он из двух лексических пластов: нормативного и ненормативного. А теперь стал упрощенный, однокамерный. Ненормативный пласт исчез, вместе с ним исчезло понятие нормы, потеряло смысл, не осталось чего отделять одно от другого.

Понизилась структурированность языка. Повысилась языковая энтропия. Функции мата практически исчезли. Исчезла ролевая функция: я матерюсь, ты материшься, он матерится, они матерятся, и это уже не выражает, что один говорун разносит другого, или что оба прикидываются крутыми хулиганами, или командир размазывает провинившегося подчиненного, или подчиненный дает понять командиру, что видал его в гробу, или что мы трое сейчас не на лекции в университете, а в подъезде пьем на троих. Исчезла функция неформальности общения: чтение лекций аспирантам и ругань со шпаной в подворотне звучат теми же словами. Исчезла функция экспрессии: все слова разрешены и равны, и когда ты вмазываешься на машине в столб, нет никакой разницы в эмоциональности последнего слова «пиздец!» или «конец!». А пока-то есть, а?

Табуированность мата не означает, что его употреблять нельзя; все употребляют. Табуированность мата означает, что употребляя его – ты нарушаешь и взламываешь табу, суешь в общее языковое помещение слово из отдельной кладовки, и весь язык, фигурально выражаясь, вылупляет глаза на это слово: ох да ни хрена себе нам соседушку засадили!

Детабуирование мата означает: трех соседушек умыли, приодели и поселили вместе со всеми. Долой дискриминацию: и «пизда», как равная коллега и подруга, села на одну лавочку с «влагалищем», «щелью» и «половым органом». И говори что хочешь, и никому нет дела.

Оп! – внимание. Вот именно: «и никому нет дела». А сущность мата – чтобы кому надо было дело! Я не просто называю предмет или действие – я одновременно оскорбляю тебя, или даю тебе понять, что мы оба – свои, не какие-то чужие на формальном уровне, или сам себе говорю: чужих рядом нет, или вообще никого рядом нет, и рассупонюсь-ка я душевно, изолью имеющееся свободно и без напряга. И так далее.

То есть. С детабуированием мата мы добавим к нашим двумстам тысячам слов еще три. Процент в нолях после запятой считайте сами. А потеряем лексический пласт и норму как таковую. Вот такая нехитрая арифметика.

Мы ничего не добавим к тому, что и так имеем. Наоборот: мы лишимся кое-чего из того, что имеем. Понятно ли, ясно ли? Или еще проще требуется?..

Еще вопрос, как неизбежное следствие. Так употреблять ли мат в книгах или тем паче с эстрады?

О книгах. Здесь мат представляется допустимым только как редкое, сильное, «сине ква нон», исключение. Когда смачный бряк мгновенно добавляет красок и эмоций тексту. Книга, написанная сплошным матом – та же попытка детабуирования, и делается такой текст грязновато-скучным, как речь низколобого люмпена, который не матерится, а просто так разговаривает. То, что втыкается в каждом абзаце и строке, теряет экспрессию, экспрессия мата не может тянуться во времени, как жвачка. Мат – это протуберанец на солнце языка: а сплошные протуберанцы всего лишь сливаются в новую поверхность, клочковатую и рыхлую по сравнению с настоящей. Пускание языковой энергии в сплошные протуберанцы быстро истощают энергию языка – а равно и одновременно энергию восприятия соучастника-читателя. Получается вялость и неприятство.

Еще: чтение книги – акт интимный. Читатель наедине с автором, вдобавок автор скрыл себя за текстом. Книга не рассчитана на чтение публике вслух, поэтому допустимо в ней больше, чем на публике. Читателя никто не видит, не слышит, может, он вообще эту книгу в сортире читает, его дело. Какает и читает. Если ему можно при чтении какать – автору можно порой и выразиться. Для пользы дела.

А вот в зрительном зале какать не принято. И мат со сцены заставляет зрителя вдруг ощутить себя не то на блатной сходке, не то в загаженном подвале, не то за хавло отсталое его считают продвинутые актеры. Он же на концерт в грязных кальсонах навыпуск не заявился!
Приложение. О мате в диаспоре.

Когда я учился не филфаке, будущие переводчики щеголяли матом изучаемого языка, расширяя свои лингвистические горизонты и вживаясь в живую плоть лексики и грамматики. И вот поднимается по лестнице очаровательная девушка-испанка из эмигрантской с 39-го года семьи, и слышит крутые рулады родной речи: это наши испанисты перекуривают на площадке. При виде ее они слегка смутились по молодости – а у нее рот до ушей и румянец никак не от оскорбления, а скорее от удовольствия. Свое услышала, домашнее, в холодной далекой стране, от чужих ребят!

Наши в эмиграции матерятся промеж собой свободнее и как бы легальнее, чем в России (это речь об интеллигентных людях в разнополом обществе). Чужая языковая среда кругом. Русский мат во всех своих функциях просел, подрастаял. И основной его функцией становится национальная идентификация. Вот такой дым отечества с ностальгическим запахом. Грязность употребления сильно снижается. А появляется: мы все здесь свои, русские, земляки и все, что напоминает исконные корни, промеж своими нам приятно – это ведь тоже часть родины.

Заключение. Наличие языковых табу всегда и во всех развитых языках говорит об объективности этого процесса. Табу есть обогащение языка и усложнение его структуры. Отмена табу – есть обеднение языка и упрощение его структуры. Эти периоды ложатся на эпохи упадка цивилизаций, размывание морали и энтропию социума. Хай!
Из книги - http://lib.rus.ec/b/112546/read#t51 - Песнь торжествующего плебея
====================================
На закуску советую Николая Николаевича - повесть Алешковского почитать, вот уж...чтение единоличностное, падение от смеха с кровати гарантирую...

Хочу! Мобильная, походная баня.


Идея довольно проста в исполнении. Пол у бани будет во всех случаях земляной, чтобы не топтаться в грязи можно наложить слой сена, соломы, лапника, папоротника, гальки или любого доступного подобного материала. Во всех вариантах баня делается такого размера, чтобы на каждого человека приходилось около 2-2,5 кубов пространства + очаг.

1)Баня из палатки:
На сегодняшний день большое распространение получили палатки из синтетических тканей. Они, на мой взгляд, удобнее: легче, компактнее, всё для установки есть в комплекте, свёрнутая сырой не сгнивает. Особенно ценное для нас качество — абсолютная водонепроницаемость. Абы какая палатка правда не подойдёт. Нужна именно палатка с тентом, точнее нужен как раз только тент. Он либо надевается на стандартный каркас, если тот можно установить без самой палатки, либо под него делается рама из жердей. Затем все края, оказавшиеся на земле прикапываются землёй (закладываются камнями, дёрном... в зависимости от местности. Главное — достичь наибольшей герметичности, естественно, вход закапывать не надо.

2)Баня из мусора:
Куски полиэтилена, рубероида, щиты сотового поликарбоната (ну мало ли) и любые другие крупные куски влагонепроницаемого материала нужны для создания стен и потолка бани. Опять же на раме из жердей.

3)Если мусора мало:
Придётся тщательно выбирать место. Тут есть несколько вариантов. Например использовать глиняный утёс с южной стороны (ЮЗ, ЮВ так же подойдут, лишь бы поверхность была сухая и тёплая, чтобы не отнимать драгоценное тепло), либо овражек, над которым можно сделать навес из имеющихся материалов. Вариаций экономии укрывного материала бесконечное множество, придётся на месте включить смекалку и внимательность. Есть ещё одна тонкость: любые пористые, сыпучие, рыхлые материалы служат тепло изолятором, неплохо было бы покрыть баню снаружи, скажем опавшей хвоей или соломой, папоротником или лапником, однако тут придётся искать компромисс между энергозатратами и качеством парилки.

Очаг:
Главное правило: чем больше масса очага, тем больше жара он накапливает. В идеале надо сложить каменку, обычно с камнями не бывает проблем даже в глинистой земле, поэтому стаскиваем со всей округи камни и складываем что-то на подобии колодца или купола — это у кого какие таланты каменщика. Следует заметить, что на этом этапе у бани ещё нет стен или хотя бы потолка, после того как каменка сложена разводят огонь и только после полного сгорания дров герметизируют помещение, в противном случае можно нахвататься дыма или ещё хуже угарного газа.

В случае если камней всё же не нашлось, то придётся использовать любые негорючие вещества с большой теплоёмкостью. Худшее из них — вода, теплоёмкость довольно небольшая, да ещё выкипает, сложить вокруг огня её можно только в котелках, что тоже неудобно. Кстати говоря, воду всё равно придётся нагреть и для мытья и для создания пара. Можно в котелки так же насыпать песок, либо смастерить что-то вроде глинобитной печи, правда её придётся сушить. Так же в лесу часто можно встретить части сельскохозяйственной техники, которые тоже можно употребить в качестве теплового аккумулятора. В крайнем случае копается яма и в ней нажигается много углей, так много на сколько хватит времени, дров и терпения.

Ну вот собственно и всё. Порядок таков: складываем очаг из теплоёмких материалов, внутри разводим костёр, в это время строим вокруг раму из жердей, когда камни (или другой аккумулирующий материал) нагреются, ставим греться воду в котелках (столько, сколько позволяет посуда), к тому моменту как вода закипает в костре не должно остаться горящих поленьев — только красные угли, пол в бане выкладывается дренажным материалом, закрывается потолок (или устанавливается тент) и всё — баня готова. Дальше всё как в обычной бане. С учётом того, что тепло в походной бане — дефицит и оно быстро уйдёт, даже если вы сложили большую печь при маленьком объёме воздуха.
Вы и ещё 10


Объективный взгляд на вакцину.

Меня тут везде спрашивают, чтобы я наконец выразил свое категорическое противодействие вакцинации. С другой стороны, я же и заявлял об опасности вакцин, об их недостаточной проверке, потенциальных рисках и тд, так как уж волею судьбы имею свое представление и считаю нужным его донести до публики. Поэтому проясню позицию, постараюсь быть объективным, и, признаю, что это сейчас может не понравиться как активным защитникам вакцин, так и их противникам, то есть от обоих огребу по-полной, но считаю нужным высказаться, раз уж взялся доносить свою правду.
Итак, стоит ли сейчас все бросив бежать записываться на вакцинацию спутником, на испытания зарубежных вакцин на основе аденовирусов, или на испытания других вакцин не имея понимания что есть что? Однозначно - нет! Это безрассудно и неосмотрительно, так как есть риски и в истории есть случаи летального исхода и не в единственном числе от аденовирусов. Так же мы знаем уже десятки побочных эффектов, которые могут сильно потрепать ваше здоровье на коротком временном промежутке. Это то, что мы успели узнать, вернее успели узнать разработчики за то время, что было отведено и на тех выборках, что были. Мы не знаем:
А) Долгосрочных эффектов, а их тут может быть много - пруд пруди ими. Например, возникновение аутоиммунных заболеваний, ведь вектор встраивается в ваши клетки и сами же клетки потом вызывают агрессию иммунитета на себя. То есть фактически вакцинация аденовирусом это и есть такая "аутоиммунная реакция". А иммунитет может в дальнейшем уже запомнить дезертира и в дальнейшем начать развивать против них аутоиммунное хроническое заболевание. Какие они? От аутоиммунного поражения печени и поджелудочной, до пресловутого множественного склероза. Есть риск аутоиммунных реакций? Есть. Возможно его увидеть за полгода? Да за несколько лет не увидеть! А онкогенные аденовирусы есть? Есть. А увидеть онкогенность за полгода? Нет. Еще привести все риски? Их много.
Б) Помимо хронической токсичности мы также не знаем редкие побочные эффекты. Проверив на десятках тысяч мы видим побочные реакции один на десять тысяч, что довольно часто для вакцин. Но мы не видим и не можем видеть редких явлений, один на сто тысяч человек. Не можем ведь? Все согласны, что не можем. А если этот один на сто тысяч окажется ваш родственник или любимый человек, да или просто доверившийся вам незнакомец - сможете ли вы потом забыть ваш совет мол иди и привейся? Нет. Я точно не смогу. И спать спокойно не буду.
Но, вместе с тем, что есть риск безопасности, есть риск и коронавируса. И это реальность, ужасная реальность. Вместе с этим, мы знаем что, действительно, вакцины уже якобы зарегистрированные, да и даже те, что на испытаниях, мы все же знаем, что они с высокой вероятностью протективны и защищают от коронавируса. Да. И точка. Поэтому, если вы не можете избежать заражения никак иначе, кроме как не через вакцину, и вы в группе риска или в группе риска те, кто с вами тесно общается, то вперёд. Но никак иначе. Я знаю это точно, что если вы будете носить FFP3 респиратор, да или просто менять маски достаточно, соблюдать дистанцию и мыть руки, то сможете избежать заражения, если вы обычный человек в обычных условиях. Поэтому вы можете выиграть время таким образом и дождаться вакцины с более понятным профилем безопасности и эффективности. Снизить риски для своего же здоровья. Понимаете? Не для людей постарайтесь, для себя хоть!
Более того, вакцинируясь сейчас, если вы не в группе риска и можете с помощью обычных методов защитить себя, вы никак не помогаете обществу, а лишь отбираете вакцину у тех, кому она действительно нужна - те, кто не могут без нее никак и польза от вакцинации для них однозначно перевешивает вред от заражения. Не надо прикрывать своей эгоизм благими намерениями. Так что, если вы пошли вакцинироваться, то просто держите в уме что эта вакцина не досталась, например, пожилому учителю или врачу, который может ее не дождаться. А вы молодой и здоровый такой вот эгоист или по незнанию... В общем, нехорошо поступили.
Вакцины мало, и пусть она достанется тем, кому она действительно нужна. А вы лучше подождите и целее будете. Соблюдайте баланс по жизни, взвешивайте риск и пользу, для себя и для других, это действительно важно.

ДДТ 2020...

https://www.youtube.com/watch?v=37n4lmOklXE

Уходит, крестясь, год две тысячи двадцать
Легкие наши, как прежде, легки
Похоронили безвременно павших
Сплюнули пули, достали стихи
Ах, нелегко, нелегко… Небо так близко и далеко

Новые рифмы смывают грим
Мир изменился, он стал другим
Белая птица летит над домами
На кухнях салюты кипят в инстаграм
Цепью живой ночь раздвинем руками
Выйдем навстречу голодным ветрам

Ах, высоко, высоко Небо так близко и далеко

Не увернуться, не сдать назад
Больше не будет, как прежде, брат
Смотрит история в новые дали
Раны промыла холодным дождем
То, что вчера мы в огне потеряли
В пепле ожившем сегодня найдем

Ах, нелегко, нелегко… Небо так близко и далеко
Выключив звезды и маяки

Осень выводит свои полки
Ах, высоко, высоко…
Небо так близко и далеко
Новые рифмы смывают грим
Мир изменился, он стал другим