December 31st, 2020

Оптимизм или пессимизм? весь этот год, разочарование хоронившее любые надежды на здравомыслие?

Уходя, уходи

Год завершается. И это, в контексте неспокойного 2020, уже хорошая новость. Тем более, что каждый день в этом году приносил такие повороты и высвечивал такие нюансы, что становилось крайне тревожно за возможность системного, поступательного развития мировых политических и экономических процессов.


Такое непостоянство и активность процессов на самом деле имеет вполне прозаическое объяснение. Практически все события этого года ни что иное, как следствие попустительства, не обращения внимания на проблемы, которые накопились не годами, а десятилетиями. Проходило время, менялись политические персоналии во главе государства, а застарелые проблемы, которым двадцать, тридцать, а то и полсотни лет никуда не девались. Они просто копились, складировались, забивались в дальний угол любимого чулана. И так – десятилетиями.

Ну, скажите, разве миру было неясно, что нужно иметь возможность экстренно реагировать на эпидемиологическую опасность? Да со времен Луи Пастера была известна потребность в таких действиях. Вместо этого смешки по поводу «вот где то в Китае опять что то подцепили», упорное нежелание замечать очевидной надвигающейся угрозы и паническое введение пер, которые, в общем то для общества более разрушительные чем сама угроза и в завершение – битва фармацевтических компаний за продвижение собственных вакцин (следствие застарелого лоббизма и покрывательства в отношение крупных корпораций).

Ну, скажите, разве не очевидно, что на фоне меняющегося формата экономических процессов и упорного нежелания реально решить проблемы разрешения экономических мифов, наработанных даже не за 50 лет, а гораздо дольше, упорного обсуждения на G20 чего угодно, кроме реальных проблем экономики, экономический кризис просто обязан был наступить!

Ну, скажите, разве является сенсацией обострение территориального конфликта в Нагорном Карабахе? Разве что по избранной дате, а так, вполне естественно, что если на стене висит ружье (неразрешенная территориальная проблема), то рано или поздно оно выстрелит. И обычно тогда, когда на арене появляется новичок, который не хочет мириться со сложившейся ситуацией и использует застарелую проблему в целях активизации конфликта и получения вот нее выгоды для себя. Потому, что тридцать лет, проблему никто не решал, было выгоднее ее просто не замечать.

Давайте посмотрим на 2020 год честно, сняв как розовые очки торжества человечества, так и черные, неверия в способности преодолеть сложности. Давайте подумаем о том, чем был год 2020 и почему он таким стал.



Предел прочности

На самом деле нам пора сказать, что тот мир, к которому мы все привыкли, и в котором можно было закинуть проблему в дальний чулан и не обращать на нее внимания, давно исчерпал себя.


Нет, разумеется, можно и дальше пытаться не замечать что-то, можно считать, что уютная ситуация когда все процессы протекают традиционно сохранится еще очень долго, можно не обращать внимание на неразрешенные противоречия. Вот только это становится крайне болезненным и затратным, так как то, что ты не замечаешь проблему, вовсе не говорит о том, что ее не заметит кто-то другой. Скорее всего, не просто заметит, а постарается использовать в своем интересе. И тогда из уютной раковины придется выползти и заняться все же решением накопившейся проблемы.

К слову кто-то уже пытается делать. Россия, например, предлагает заняться общемировым процессом поддержки совместных научных усилий в области противодействия эпидемиям. Дело благое, особенно в контексте коронавируса, но не берущееся. Так как, общемировые угрозы это одно, а миллиарды получаемые с медицинских разработок – совсем другое.

Россия провела конституционные реформы (о содержании упоминать здесь не буду, рассматривалось не раз, да и не завершен еще процесс до конца). Почему сейчас? Потому что дальше будет поздно. То, что в Конституции 1993 года сформулированной под Б.Н. Ельцина было множество вещей, которые могли выйти боком государству в случае его серьезной активности – очевидно. Удалось ли их решить? Только отчасти, так как многие из них корнями уходят в первую и вторую главы Конституции, менять которые можно только с разработкой новой конституции. Но всеже это шаг по пути решения застарелой проблемы.

А вот в мировой экономике пока что нет даже намека на решение проблем, есть только попытка уйти в некоторые суррогаты, которые, фактически, лишь спасают от искусственных барьеров, но не более. Весь мир с упоением экспериментирует с криптовалютой, вводя «крипто юань», «крипто евро», «крипто … что то там». Естественная реакция на то, что цифровая коммерция становится все более важной, прекрасный способ избегания искусственных санкций и ограничений, очередной суррогат не воспринимающий реальные экономические потребности.

А ведь на самом деле предел прочности старого мира достигнут и все, что мы видели в 2020 или попытки поменять гнущийся под тяжестью застарелых проблем мир, либо собственно его прогиб по естественным причинам. Но всеже почему именно сейчас все пошло по столь радикальному пути.



Навстречу будущему

Видимо дело в том, что будущее встретилось с прошлым. Прямо сейчас в 2020. Что это за будущее? Это будущее новых производственных отношений, технологического продвижения, общечеловеческого пространства.


Почему коронавирус распространился по миру с огромной скоростью? Практически за считанные недели, а сейчас новый его штамм из Великобритании, распространяется буквально за считанные дни? Потому что мир стал глобальным, а правила жизни остались локальными. Если раньше можно было расставить в аэропортах и на контрольно-пропускных пунктах санитарные кордоны, и эпидемия распространялась бы долго и нудно, то сейчас она расходится ошеломляющими темпами. И выход их этого только один – создание общемировой системы прогнозирования эпидемий, разработки вакцин и лекарственных препаратов, применения санитарных норм и правил.

Почему экономический кризис сейчас носит всеобъемлющий характер и вместо острых пиков демонстрирует фактически десятилетия негативных проявлений? Потому что старая экономика умерла, а ее упорно пытаются реанимировать, причем самым неблагоприятным способом – стимулирующим накачиванием денежной массой. Пора осознать, что идея поставить барьеры продвижению товаров и услуг рухнула. Вводятся санкции, блокирующие квоты и прочее, а экономике вводящей страны не легчает. Почему? Потому что защитившись от российских труб высокими экспортными пошлинами, вы получите бельгийские, новозеландские, да какие угодно трубы, было бы желание. А удобная юрисдикция найдется. Ведь «белорусские креветки это лишь частный случай, а не «гениальное изобретение» кого-либо. А с цифровой коммерцией вообще сложно поставить какие то барьеры, разве что кроме случая, когда ты контролируешь сети. Да и с вопросами размещения производства не все так гладко как кажется на первый взгляд.

То, что людей в сельском хозяйстве нужно не очень много, а в большинстве случаев сезонно - мы уже привыкли, то что людей в промышленности требуется не очень много, мы тоже уже привыкли, теперь весь мир привыкает, что и на рынке услуг людей требуется не так много, как казалось ранее. А это значит, что попытка сопрячь рост экономики с количеством рабочих мест под лозунгом «богатство в труде» становится мифом, так как рабочие места становятся не фактором роста экономики, а затратами.

В мировой политике попытка разрешения территориальных споров практиками XIX-XX века показала свою несостоятельность. Во главу угла становится не национальная идентичность, а способность управляющей структуры осуществлять управление обществом наиболее эффективным способом. Так, глядишь, скоро мы придем к банкротству государств и введению внешнего управления, как вполне пригодного варианта решения вопроса о государственном управлении.

Так вот прошлое столкнулось с будущим нос к носу. Прошлое столкнулось с реальностью, которую нельзя положить в долгий ящик и забыть лет на 50. Пришла пора извлекать содержимое из старых ящиков со всеми наработками по гиперзвуку, лазерам, космонавтике. робототехнике и т.д. Старые заслуги остались в прошлом, гегемон показал свою политическую несостоятельность, экономическую дисгармонию. Осталось только продемонстрировать военную недееспособность и место окажется вакантным в полной мере. А это означает, что придет пора демонстрировать собственную способность решать актуальные проблемы и быть более эффективным ,чем твои конкуренты.

Мир спешит к новому типу отношений, при которых уже фактически глобальное человечество будет вынуждено выдумать новый механизм и политического управления, и экономического регулирования. А это крайне сложно и болезненно. Вот и преодолеваем. Вот и испытываем тяготы на себе.



Расставляя точки

Таким образом, столкновение прошлого и будущего именно в этом 2020 году показало наибольший пока что излом. Однако в какой мере оно позволило преодолеть противоречия между прошлым и будущим? Увы, вынужден констатировать ,что практически ни в каком.


На само деле, иногда поучительные события демонстрирует только неспособность участников событий правильно воспринимать те закономерности, с которыми приходится сталкиваться. Если взять ту уже экономику, то идея тушить пожар деньгами (ничем не обеспеченными) очевидно должна рассматриваться как крайне неудачная и более того – губительная. Однако данная идея поддерживаемся многими экономистами, стремящимися за счет роста потребительского спроса оживить экономику. При этом метущиеся по рынкам финансы, по какой-то причине считают признаком выздоровления и подъема. Но нет там ни выздоровления, ни подъема. Просто напечатанная и не обеспеченная денежная масса нуждается в предмете вложения. И как следствие калейдоскоп биржевых взлетов, то акции, то фьючерсы, то биткоин, то золото, то в рост, то в падение. Но при неизменном комментарии о каких-то зеленых ростках. Но нет их – этих ростков. Есть лишь новые стимулирующие пакеты, которые раз от раза все больше и больше. При этом на то, что рано или поздно эту необоснованную денежную массу придется как то выводить во избежание резкого роста инфляции и прочих нездоровых тенденций в экономике предпочитают не обращать внимание. Видимо само должно рассосаться.

В международной политике то же самое. Абсурдные обвинение, валообразные невыгодные никому санкции, переругивание в международных организациях, высылки дипломатов пачками. И все это с видимостью кажущейся международной политики. За год этой самой международной политики было событий – раз – два и обчелся. Перемирие в Ливии (видимо уже бывшее, в контексте недавних заявлений маршала Хафтара), ограничения в поставке нефти в рамках ОПЕК+, да заключение «сделки» по выходу Великобритании из ЕС, по поводу которой, видимо, обе стороны будут плеваться еще десятилетие, если не больше.

Все это свидетельствует только об одном. 2020 год фактически прошел мимо основных участников большой политической игры. Уроки не усвоены, выводы не сделаны, методы, применяемые на практике – малоэффективны. Зато громко и основательно. Как и принято в дешевых телевизионных шоу, которым по большому счету и был весь этот год, разочаровывающее хоронивший любые надежды на здравомыслие и рассудительность политиков.

Оптимизм или пессимизм?

Так как же тогда смотреть в будущее, с оптимизмом или пессимизмом? Если все то, что произошло в 2020 не было воспринято должным образом, если уроки не выучены, а ответы не даны? Если по большому счету основные игроки большой политической игры собираются в следующем году весело пробежаться по все тем же, любезно расставленных граблям?

Ни с тем, ни с другим. Реализм подсказывает, что позиция руководителей отдельных государств мало чем отличается от прошлого опыта. В конце концов, и сто лет назад, и триста, и тысячу те, кто был наделен властью, вели себя точно так же. Не желая признавать очевидного, и стараясь сохранить прежнее. Как там говорилось у всё не уходящего президента (или экс президента? Да, не важно, 2021 год покажет) США? Сделаем Америку снова великой? Нельзя ее сделать сова великой, такой же как была, это возврат к безвозвратному прошлому. А если так, то в конце окажется, что это не величие, а лишь фальшивый водевиль с бутафорскими стенами (на границах реальности и здравого смысла), натянутыми (как коронавирусные маски) улыбками, крепкими (полуобморочными) рукопожатиями недоизбранного президента и полной дискредитацией всего того, чем когда то гордилась Америка.

И так повсюду. Один строит новую «Османскую империю», притом, что бюджет трещит по швам, другой придается великой миссии французской политической традиции, а на улицах толпы в желтых жилетах, третий меняет носки на потеху публике когда нужно менять экономическую и политическую стратегию.

А в конце все одно. Как там у Владимира Семеновича, «нет, ребята, все не так, все не так, ребята»? Вот эо все ,что можно было бы сказать об уходящем годе и в политике и в экономике и во всех остальные сферах. А реальность она сурова. Будущее обязательно настанет, только не в качестве ожидаемых метаморфоз, а в виде барьера .внезапно вырастающего на пути. А потом большие глаза и вопрос, «а что оно тут делает»? Стоит, наступило, встречайте. А какое оно очевидно было уже давно, но вот внезапно нагрянуло. Как всегда.

И не сказать, что никто не готовится. Готовятся. Вот только поздно, так как будущее наступает не через пятьдесят лет и даже не через десять. Завтра оно уже наступает. С ударами курантов в новогоднюю ночь, с шаром над Таймс сквер, с первыми выпусками газет в первые дни нового года. И наступает оно не таким, каким хотели бы его видеть политики, с возвращением былого величия, новой Америки «греть ее эген», новой Порты, или новой блистательно Франции, велико Британии, поднебесной империи и прочего …

Завтра ждет нас не с распростертыми объятьями а с экспериментами по созданию глобального государства, новой экономической реальностью, новой политической идеологией … А к ней не готовы. Вот и весь спор про оптимизм и пессимизм. Ура, будущее наступит! Эх, оно не будет таким, как мечтаемое прошлое. Почему? Потому что в будущем, будет только будущее, прошлому там нет места, сколько бы ни было сказано о стремлении вернуться к чему то. Некуда возвращаться и незачем. 2020 перевернул страницу. Прошлое не воротится.
Sir Max Merfie

Мы выжили, однако же не все, Мы прикоснулись

к черному и злому,
Учились жить, не выходя из дома,
Предпочитать тушенку колбасе.
Но это не беда, а только тень.
И самолет взлетает дальше, выше,
И сверху не видны кусты и крыши
И штриховые черточки антенн.
И я смотрю вперед, а там темно,
А мне не страшно, ничего не страшно.
Нет, не беда – набросок карандашный.
И нет, пока что далеко не дно.
Арго летит, попутный в паруса,
Над нами – золотой огонь небесный,
Под нами – черная вода и бездна
И впереди чужие чудеса.
Анна Долгарева

Всё сделано быстро. Обыски, задержания и аресты в один день.

Лиха беда начало...

Всё сделано быстро. Обыски, задержания и аресты в один день. Сначала под домашний арест отправлена доктор экономических наук, декан факультета государственного управления экономикой РАНХиГС, профессор кафедры экономики и финансов общественного сектора, член Экспертного совета Федерального казначейства Светлана Евгеньевна Ларина.
Немного позднее Лефортовский суд Москвы санкционировал арест господина, названного «основным фигурантом дела о хищении». Это 51-летний уроженец Гудауты, директор Института госслужбы и управления РАНХиГС (ИГСУ) Игорь Нязбеевич Барциц. Он часто светился на ТВ, блистая циничной, презрительной усмешкой. Много, очень много регалий: действительный государственный советник Российской Федерации III класса, доктор юридических наук, заслуженный юрист Российской Федерации, член Центральной контрольно-ревизионной комиссии Ассоциации юристов России, член Экспертного совета при Правительстве Российской Федерации, член рабочей группы президиума Совета при Президенте Российской Федерации по противодействию коррупции, по взаимодействию со структурами гражданского общества, заместитель председателя Междисциплинарного совета по координации научного и учебно-методического обеспечения противодействия коррупции, член Общественного совета Федерального казначейства, Координационного совета по государственно-частному партнёрству в здравоохранении, Научно-консультативного совета при Общественной палате РФ и Экспертного совета по праву Высшей аттестационной комиссии РФ. Главный редактор журнала «Государственная служба», член редакционных советов журналов «Конституционное и муниципальное право», «Административное и муниципальное право», «Вопросы государственного и муниципального управления», «Вопросы правоведения», «Учёные труды Российской академии адвокатуры и нотариата», «Экономическая политика», «Российское государствоведение» и др. «Юрист года-2018», кавалер Ордена Почёта и золотой медали им. Ф. Н. Плевако.
«ИГСУ — крупнейший институт Академии, инновационный образовательный центр, где в атмосфере сотрудничества студенты и преподаватели работают над созданием самого конкурентного продукта современности — делового человека — человека дела, профессионала, способного к междисциплинарному анализу и принятию ответственного решения. ИГСУ предлагает оптимальное сочетание управленческой, правовой, экономической и общегуманитарной подготовки для самых мотивированных студентов по широкому спектру программ для бакалавриата, магистратуры, дополнительного профессионального образования«, — говорится на сайте РАНХиГС.
Деловой человек Барциц, выпускник Ростовского государственного университета и Всероссийской академии внешней торговли, стажировался в Высшей школе коммерции (Бремен, ФРГ), Калифорнийском университете (Лос-Анджелес, США), Международном институте государственного управления (Париж, Франция), Группе по разрешению конфликтов (Conflict Management Group; США). Прошёл программу подготовки высшего уровня резерва управленческих кадров при президентстве Дмитрия Медведева, с конца нулевых и по настоящее время считался претендентом на ряд правительственных постов. Карьера развивалась стремительно и обрушилась одномоментно.
«Постановлением суда от 26 декабря в отношении Барцица Игоря Нязбеевича избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на срок до 21 февраля 2021 года«, — сообщила «Интерфаксу» пресс-секретарь суда Дарья Размахова.
Дело разрастается как снежный ком. Впереди — новые аресты. ТГ-канал ВЧК-ОГПУ: «Источник рассказал, что у арестованного директора Института госслужбы РАНХиГС Игоря Барцица есть дом в Ницце, стоимостью свыше 7 млн евро. Недвижимостью на Лазурном берегу владеет и проректор РАНХиГС и одновременно ректор Всероссийский академии внешней торговли Сергей Синельников-Мурылёв (Сергей Германович Синельников-Мурылёв, советник Егора Гайдара в первой половине девяностых, научный руководитель Института экономической политики им. Е. Т. Гайдара, руководитель подгруппы «Макроэкономика и финансы» рабочей группы Экономического совета при Президенте РФ, председатель Общественного совета Министерства финансов РФ, член Наблюдательного совета «Сбербанка России» — Прим.). У ректора РАНХиГС Владимира Мау (Владимир Александрович Мау. ключевой советник Гайдара в первой половине 90-х, член президиума Экономического совета при Президенте РФ, член Комиссии при Президенте Российской Федерации по вопросам государственной службы и резерва управленческих кадров и научного совета Российского совета по международным делам, член учёного совета Института экономической политики им. Е. Т. Гайдара, исполнительный директор оргкомитета Гайдаровского форума, действительный государственный советник РФ I класса — Прим.) помимо недвижимости за рубежом есть ещё и собственный бизнес в Черногории. Всё оформлено на офшоры. За чёрную кассу в РАНХиГС отвечает проректор по финансам Ершова (Елена Сергеевна Ершова — Прим.). Вывод денег осуществляется через многочисленные транзакции между РАНХиГС, Всероссийской академией внешней торговли и Институтом экономики им. Гайдара. Все три организации контролируются Мау, Синельниковым и Ершовой, которые умудряются занимать руководящие должности во всех трёх структурах. Гигантские суммы грантов и бюджетных вливаний перераспределяются через различные договора между тремя организациями, а по пути меняются формулировки и условия, что позволяет впоследствии украсть основную часть«.
https://www.putin-today.ru/archives/115733