January 1st, 2021

Пророческие стихи Блока - каждая строчка ведет за собой значение и глубину разбора -

Век девятнадцатый, железный, Воистину жестокий век! Тобою в мрак ночной, беззвездный Беспечный брошен человек! В ночь умозрительных понятий, Матерьялистских малых дел, Бессильных жалоб и проклятий Бескровных душ и слабых тел! С тобой пришли чуме на смену Нейрастения, скука, сплин, Век расшибанья лбов о стену Экономических доктрин, Конгрессов, банков, федераций, Застольных спичей, красных слов, Век акций, рент и облигаций, И малодейственных умов, И дарований половинных (Так справедливей - пополам!), Век не салонов, а гостиных, Не Рекамье, - а просто дам... Век буржуазного богатства (Растущего незримо зла!). Под знаком равенства и братства Здесь зрели темные дела... А человек? - Он жил безвольно: Не он - машины, города, "Жизнь" так бескровно и безбольно Пытала дух, как никогда... Но тот, кто двигал, управляя Марионетками всех стран, - Тот знал, что делал, насылая Гуманистический туман: Там, в сером и гнилом тумане, Увяла плоть, и дух погас, И ангел сам священной брани, Казалось, отлетел от нас: Там - распри кровные решают Дипломатическим умом, Там - пушки новые мешают Сойтись лицом к лицу с врагом, Там - вместо храбрости - нахальство, А вместо подвигов - "психоз", И вечно ссорится начальство, И длинный громоздкой обоз Волочит за собой команда, Штаб, интендантов, грязь кляня, Рожком горниста - рог Роланда И шлем - фуражкой заменя... Тот век немало проклинали И не устанут проклинать. И как избыть его печали? Он мягко стлал - да жёстко спать...
Двадцатый век... Ещё бездомней, Ещё страшнее жизни мгла (Ещё чернее и огромней Тень Люциферова крыла). Пожары дымные заката (Пророчества о нашем дне), Кометы грозной и хвостатой Ужасный призрак в вышине, Безжалостный конец Мессины (Стихийных сил не превозмочь), И неустанный рёв машины, Кующей гибель день и ночь, Сознанье страшное обмана Всех прежних малых дум и вер, И первый взлёт аэроплана В пустыню неизвестных сфер... И отвращение от жизни, И к ней безумная любовь, И страсть и ненависть к отчизне... И чёрная, земная кровь Сулит нам, раздувая вены, Все разрушая рубежи, Неслыханные перемены, Невиданные мятежи...

И просто потрясающий, любимейший Платонов, что в самые тяжкие стороны жизни умалял любую беду...

Мы на ветру живем
С незащищенным сердцем,
В пучине мира мы – нечаянный огонь:
И либо мы весь мир ослепим,
Иль либо нас потушит он.
И весело на свете быть голым и живым –
Таким вот, от которых и горе устает,
Не мудрым, не прекрасным,
А – сильным и простым,
Не богомольцем правды, а мастером ее…
Я знаю –
И в живом созреет тихо смерть,
Но тишины не станет на земле:
Не будет солнце зря гореть –
И жизнь сумеет крикнуть веселей…
И вот смотри –
Без смысла и на льду,
Своей кончины каждый накануне,
Живой глядит на пышную звезду –
Бессмертен он или безумен?
Он мудрость всю отдаст за теплоту
Живого тела своей милой.
Он завоюет голубую высоту,
Чтоб доказать любимой свою силу…
Настанет час –
Из мировой пучины
Он образует милое лицо,
Чтобы была невеста сыну,
Как мать его, любимая отцом.

ЗАПРЕЩЕННАЯ КНИГА — МАВРО ОРБИНИ «СЛАВЯНСКОЕ ЦАРСТВО»

Книга для скачивания -https://booksee.org/book/1215641 - в фб запретили этот текст...
Книга католического священника Мавро Орбини "Славянское царство", являющаяся по сути первой историей всех славянских народов, может вполне претендовать на звание самой сенсационной книги века.

Впервые она была издана в 1601 году в Италии, и сразу же последовала череда скандалов, связанных с ней. Против книги ополчилась традиционная история, а следом за нею - католическая церковь. Издание немедленно было занесено в Индекс запрещенных книг и чудом и

Мавро (Мауро) Орбини(Орбини(итал. Mauro Orbini, хорв.Mavro Orbin) (1550 — 1614, Рагуза (Дубровник)) — югославянский (далматинский) историк (Дубровницкая республика), родоначальник югославянской исторической науки, выразитель идеи единства славянского мира.


Был монахом бенедиктинского монастыря на острове Млет, впоследствии — аббатом. Автор книги «Славянское царство» (издание в Пезаро, 1601, на итальянском языке), в которой попытался дать историю всех славянских народов, причём к славянам Орбини причислил древних иллиров, вандалов, готов, гетов, гепидов, аланов, аваров и др. Кроме того, Орбини полагал, что от славян произошли многие европейские народы: шведы, финны, готы, даки, норманны, бургундцы, бретонцы и др.


Орбини гордится подвигами славян, их величием и могуществом. Он рассказывает о распространении славян, об изобретении славянской письменности, о древней истории чехов, поляков, полабан, русинов и, особенно, южных славян. В качестве источников Орбини пользовался русскими летописями, Каллимахом, Кромером, Варшевицким, Гайком, Дубравским, а также византийскими, немецкими и венецианскими сочинениями.


В своём труде он также привёл перевод сербской хроники XII века (Летопись попа Дуклянина), которая таким путём стала доступна историкам. В конце книги Орбини привёл внушительный список источников, которым пользовался (в частности, в библиотеке князя Дурбино Пезарского).


Орбини ссылается по ряду сведений на загадочные «Московские анналы» якобы 1227 года некого Еремея (Иеремии) Русского (итал. Geremia Russo)(уничтоженные скорее всего Романовыми). Так, с этой ссылкой Орбини утверждает, что древние анты поклонялись некоему Якобогу, а аланы приносили жертвы Марсу, описывает налоговую систему антов, утверждает, что аланы были фактически сарматского происхождения и происходили с Северного Кавказа, распространив свой ареал от нижнего Днепра до южного Урала, но расселение это произошло до прихода гуннов в славянские страны, римские дунайские провинции и остальную Европу.


Папский аббат Мавро Орбини написал «Историографию» аж в 1601 году. Вот небольшой отрывок из неё: «Русский народ является самым древним на земле народом, от которого произошли все остальные народы. Империя мужеством своих воинов и лучшим в мире оружием тысячелетиями держала всю вселенную в повиновении и покорности. Русские всегда владели всей Азией, Африкой, Персией, Египтом, Грецией, Македонией, Иллирией, Моравией, Шлёнской землёй, Чехией, Польшей, всеми берегами Балтийского моря, Италией и многими другими странами и землями...».


В Москве в Исторической библиотеке в отделе редких книг хранятся шесть экземпляров книги, изданной в С.-Петербурге в 1722 г. Орбини Мавро (Мауро) «Книга историография початия имени, славы и разширения народа славянского. Собрана из многих книг исторических, через господина Мароурбина Архимандрита Рагужского. Переведена с итальянского на российский язык и напечатана в Санкт-Петербургской Типографии, 1722, августа в 20 день».


Запад в течение многих веков вёл информационную войну против России и масса очень важных русских исторических документов осели в Ватикане. Книга была переведена на русский в 1722 году, а дальше не издавалась не случайно. Ведь история в 1-2 века в те времена была еще не забыта, и о силе славянского оружия многие монархи еще помнили. Кроме того, Петербургской Академии Наук тогда еще не существовало, и норманнская теория, которую нам всучили немецкие историки, в России не доминировала. Позже эту книгу в России уже не издавали. Историографическая война ведется давно. Основная мысль Орбини в начале книги звучит так: «одни воевали, а другие писали историю».


Ватикан уничтожал или прятал сочинения тех самых авторов, на которых ссылался Орбини, потому его обзор для нас как бы повисает в воздухе: мы таких авторов не знаем. Зато Мавро Орбини показал нам наглядно примеры уничтожение исторических источников (эта история во многом повторила деятельность фарисеев, по уничтожению исторических источников, опровергающих «истины торы и талмуда»).


О том, что Россия существовала еще в античное время, ни у кого из историков начала XVII века сомнений не было. Однако в течение этого века Россию убрали не только из античной историографии, но и из историографии медиевистской, в последнем случае на 4 века раннего Средневековья. В этом смысле Мавро Орбини показывает нам европейское понимание истории начала XVII века.


Сенсационность возникла не оттого, что Орбини был новатором, а, напротив, оттого, что он успел опереться на сочинения тех авторов, которые до нас не дошли. Он как бы на миг остановил размывание истории.

Издатель замечает: «В начале XVIII века, когда его книгу всё-таки издали по-русски, переводчики видимо грубо вмешались в текст Орбини. Иначе трудно объяснить странный факт: список первоисточников, приводимый Орбини в алфавитном порядке, в русском издании почему-то неожиданно обрывается на букве М. Причём в середине страницы и, более того, после поставленной запятой. Оставшаяся половина списка куда-то бесследно исчезла. А после запятой как ни в чём не бывало с красной строки продолжается текст Орбини. Это типографский брак, но видимо не случайный. Как мог переводчик или наборщик случайно выбросить несколько страниц, если первая половина списка занимает в издании четыре с половиной страницы… Список Орбини интересен тем, что он почти весь состоит из имён, сегодня неизвестных. Куда подевались эти книги? Ведь Орбини пользовался ими еще в конце XVI века, в частности, «великой библиотекой светлейшего князя Дурбино Пезарского», находящейся «во сущем сердце Италии». Неужели они сгорели во время пожаров? ...Орбини упоминает и двух явно русских историков - Иеремию Русина и Ивана Великого Готского. Сегодня мы ничего не знаем ни о том, ни о другом. Кстати, Орбини не ссылается ни на одного из известных сегодня русских историков... К ним относится легендарный Нестор-летописец, написавший «Повесть временных лет». Хотя в русском переводе список Орбини оборван на букве М, в самом тексте книги ни Нестор, ни его «Повесть временных лет» не упомянуты ни разу».
Скачать -https://booksee.org/book/1215641

Человек - Атлант - Александр Городницкий...

Преклоняюсь - ученый, поэт, композитор из универсальных людей на которых держится этот мир. Безоговорочное доверие ко всему им написаннопу, напетому и сказанному...
Год Двадцать первый тёмен и суров.
Сто лет назад расстрелян Гумилёв.
И в тот же год мятежный пал Кронштадт,
Сто лет назад.
В том веке, где немало было бед,
Я появлюсь через двенадцать лет, -
Мне в тридцать третьем выдадут билет
На этот свет.
Во сне я слышу орудийный гром,
Который вряд ли кончится добром,
И полыхает мой блокадный дом,
В сорок втором.
Век Двадцать первый нынче за стеной.
Где пандемия сменится войной,
А мой билетик старый проездной
Ещё со мной.
И я встречаю Новый этот год,
Не ведая, что мне он принесёт,
И тенор в телевизоре поёт,
Что снег идёт.
01.01.2020
https://www.youtube.com/watch?v=V1Km6IzJySU