January 22nd, 2021

21-й век - война Гаврошей...

...создаётся впечатление, что инстинкт самосохранения у городских подростков отпал за ненадобностью, а авторитет родителей и школы упал до нуля.
Нас воспитывала улица, - это был институт физического выживания, где выявлялись лидеры, где уважали ботаников, где были живые контактные игры без участия родителей - где ребенок чутко понимал - кто из сверстников есть кто и где не было места взрослым и не было сословного деления а каждый понимал, что дорога к жизни - это учеба и книги. Для талантливых и любопытствующих к жизни существовали дома пионеров, где преподавали профи в профессиях от музыки, спорта, физики до живописи, после которых дети легко поступали в институты.. Теперь детей прячут от улицы в больших городах, но улица сохранилась в малых и в деревнях. Их пока много, там родители не боятся выпускать шестилеток одних гулять во двор, хотя громадное влияние тик токов уже и там, но оно еще не взяло верх над живым общением и корректируется им. И что страшно - дети перестали читать, мимо них проходит опыт человечества, они не отличают прекрасное от ужасного, воспринимая мир всплеском эмоций и теряя его красоту и хрупкость..
Когда я смотрю на детей на митингах, то все время задаюсь вопросом, а где их родители? И раньше при милиции существовали детские комнаты, где работали профессиональные психологи, занимающиеся неблагополучными детьми, попасть туда для детей было стыдом, таких детей дразнили. Сейчас это кайф и гордость. Если раньше родители взваливали почти целиком воспитание на школу, а семьях, где безотцовщина была редкостью, а после войны гордостью за погибшего отца, который таким образом принимал участие в воспитании (а что бы сказал отец - действовало железно), то сейчас - кол на голове чеши, безотцовщина стала нормой и цена авторитета здесь одна - если ты такой умный, почему ты такой бедный. Теперь детьми руководит господин интернет и государство ничего с этим поделать не может, идет переформатирование человечества а слово Родина смывается из сознания или становится стыдным. Таким образом ребенок втягивается в большую политику, где идет уже открытая война корпораций против государств. И в этом корень вопроса и корпоративщики с их немеренной силой кошелька берут верх - именно это и есть ответ на вопросы о происходящем во всех без исключения странах и ключевой ответ, кто такой Навальный и иже - все они солдаты корпораций и чем устойчивее народ в своей национально-государственной идентификации , тем жежче война с таким народом - это главное, а не только богатство нашей страны. И мы, как белые люди, что есть синоним вольности, стоим в ряду на переформатирование впереди планеты всей, что и происходит с нашими детьми и здесь главное - будто весь человеческий опыт уткнулся в теплый клозет. и в если ты такой умный, то почему ты не такой бедный - что есть главный девиз западного мира и наше уже в прошлом от него отличие.

Александр Блок - из письма - Быть вне политики?

«Быть вне политики»? С какой же это стати? Это значит — бояться политики, прятаться от нее, замыкаться в эстетизм и индивидуализм, предоставлять государству расправляться с людьми, как ему угодно,
своими устаревшими средствами. Если мы будем вне политики, то значит—кто-то будет только «с политикой» и вне нашего кругозора и будет поступать, как ему угодно, т. е. воевать, сколько ему заблагорассудится,
заключать торговые сделки с угнетателями того класса, от которого мы ждем появления новых исторических сил, расстреливать людей зря, поливать дипломатическим маслом разбушевавшееся море европейской жизни. Мы не будем носить шоры и стараться не смотреть в эту сто¬рону. Вряд ли при таких условиях мы окажемся спо¬собными оценить кого бы то ни было из великих писа¬телей XIX века. Мы уже знаем, что значит быть вне политики: это значит — стыдливо закрывать глаза на гоголевскую «Переписку с друзьями», на «Дневник писа¬теля» Достоевского...Если я назову при этом для примера имя нашего Тургенева, то попаду, кажется, прямо в точку, ибо для наших гуманистов нет, кажется, ничего святее этого имени, в котором так дьявольски соединился большой художник с вялым барствующим либералом - конституционалистом...
Быть вне политики — тот же гуманизм наизнанку.

Некоторые диаспоры в России живут гораздо лучше, чем большинство россиян.

С каждым годом этот разрыв в благосостоянии становится все более заметным. Представители этих диаспор быстро поняли, что в сложившихся условиях жить сообща намного легче.
Они устраиваются друг к другу на работу, оказывают своим качественные услуги по более низким ценам. Семьями скидываются на покупку новой квартиры. В этом случае проценты переплат по кредитам остаются в семье. То есть на большом промежутке времени каждый член этой семьи остается в выигрыше.
от bender190191из жж
---------------------------------------------------------------------
От себя -
Я разговаривала в Иерусалиме с евреем из Бухары, что приехал в страну семьей в 10 человек. Бухарская диаспора дала им квартиру, старую машину и маленький магазинчик для раскрутки, встав на ноги они все вернули, выплачивая небольшие проценты и передав все следующей приехавшей семье.
Хотя бесполезный урок для белого человека.
Оставшись вдруг без электричества мы быстрее всего начнем друг друга поедать, а не поддерживать...Обевропеелись...

Чтобы понять, что такое был референдум хотя бы в одном пункте -

Как работала раньше судебная система в которую мы вляпались...Так что репарации за Преднестровье и Крым и за возврат миллиардов Ходарковскому были не шуткой...
==4 пункт 15 главы Конституции РФ, который защищал права колонистов.
"4. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применялись правила международного договора."
Получается, если внутренние законы Российской Федерации противоречили международным, то действовали международные, а не внутренние. К примеру, если какая-нибудь корпорация выигрывала суд над Россией в Англии, то с принятым решением суда приходилось мириться.
А теперь фигвам...

антимиграционные романы Чудиновой - Мечеть Парижской Богоматери и Мечеть Василия блаженного

Мечеть Парижской Богоматери и Мечеть Василия блаженного -написаны в 2005 году - романы-антиутопия Елены Чудиновой. . События романов происходят в 2048 году во Франции и России, власть в которых захватили мусульманские иммигранты. Книга написана с анти-исламских и, как утверждает автор, православных позиций. Чудинова, называющая себя убеждённой христианкой, определила жанр книги как «роман-миссия».
Скачать -http://bookscafe.net/.../chudinova_elena-mechet...
http://readli.net/mechet-vasiliya-blazhennogo/

настолько злободневно, что ах!!!

Все идет по вертикали - к финишу? Кого? Навальный и власть в стране...Выступление Сергея Кургиняна на круглом столе «Митинги 26 марта — что это было и что еще будет» , прошедшем 29 марта 2017 года в ИА REGNUM.
https://www.youtube.com/watch?fbclid=IwAR2VHok3HOKVDGVbSXXTa66UBpZZcLlUizXmI8RKaNHootMW3nW0IPJsUwA&v=UKhkT9-5U3M&feature=youtu.be
https://eot.su/node/22384

А ведь вчера умер Ленин...

Что бы и как бы не происходило в истории, важен итог происшедшего. В февральскую революцию страна потеряла больше земли, чем в перестройку, были полностью разрушены сх и промышленность, по стране гуляли все, кому не лень от бело-чехов до амеров, страна стояла на грани полного распада. Как бы к Ленину не относиться, но он спас страну. Был ли он идеалистом? Да в смысле международного интернационала, который был разгромлен в Европе. Поэтому приход государственника Сталина был неминуем. Собственно все это мы получили витком истории в перестройку - Горбачев - Путин. Идея интернационала так и остается идеалистической мечтой - https://www.youtube.com/watch?v=VzCrfVTzF_E

Сергей Есенин
Ленин
Еще закон не отвердел,
Страна шумит, как непогода.
Хлестнула дерзко за предел
Нас отравившая свобода.

Россия! Сердцу милый край,
Душа сжимается от боли,
Уж сколько лет не слышит поле
Петушье пенье, песий лай.

Уж сколько лет наш тихий быт
Утратил мирные глаголы.
Как оспой, ямами копыт
Изрыты пастбища и долы.

Немолчный топот, громкий стон,
Визжат тачанки и телеги.
Ужель я сплю и вижу сон,
Что с копьями со всех сторон
Нас окружают печенеги?

Не сон, не сон, я вижу въявь,
Ничем не усыпленным взглядом,
Как, лошадей пуская вплавь,
Отряды скачут за отрядом.
Куда они? И где война?
Степная водь не внемлет слову.
Не знаю, светит ли луна?
Иль всадник обронил подкову?
Все спуталось…

Но понял взор:
Страну родную в край из края,
Огнем и саблями сверкая,
Междуусобный рвет раздор.

Россия —
Страшный, чудный звон.
В деревьях березь, в цветь — подснежник.
Откуда закатился он,
Тебя встревоживший мятежник?
Суровый гений! Он меня
Влечет не по своей фигуре.
Он не садился на коня
И не летел навстречу буре.
Сплеча голов он не рубил,
Не обращал в побег пехоту.
Одно в убийстве он любил —
Перепелиную охоту.

Для нас условен стал герой,
Мы любим тех, что в черных масках,
А он с сопливой детворой
Зимой катался на салазках.
И не носил он тех волос,
Что льют успех на женщин томных.
Он с лысиною, как поднос,
Глядел скромней из самых скромных.
Застенчивый, простой и милый,
Он вроде сфинкса предо мной.
Я не пойму, какою силой
Сумел потрясть он шар земной?
Но он потряс…

Шуми и вей!
Крути свирепей, непогода.
Смывай с несчастного народа
Позор острогов и церквей.

Была пора жестоких лет,
Нас пестовали злые лапы.
На поприще крестьянских бед
Цвели имперские сатрапы.

Монархия! Зловещий смрад!
Веками шли пиры за пиром.
И продал власть аристократ

Промышленникам и банкирам.
Народ стонал, и в эту жуть
Страна ждала кого-нибудь…
И он пришел.

Он мощным словом
Повел нас всех к истокам новым.
Он нам сказал: «Чтоб кончить муки,
Берите всё в рабочьи руки.
Для вас спасенья больше нет —
Как ваша власть и ваш Совет»…

И мы пошли под визг метели,
Куда глаза его глядели:
Пошли туда, где видел он
Освобожденье всех племен…

И вот он умер…
Плач досаден.
Не славят музы голос бед.
Из медно лающих громадин
Салют последний даден, даден.
Того, кто спас нас, больше нет.
Его уж нет, а те, кто вживе,
А те, кого оставил он,
Страну в бушующем разливе
Должны заковывать в бетон.

Для них не скажешь:
Ленин умер.
Их смерть к тоске не привела.

Еще суровей и угрюмей
Они творят его дела…

1924 г.

Нина Ягодинцева Неизвестная поэзия

В России надо жить бездомно и смиренно.
Не стоит наживать ни золота, ни тлена —
Ни счастье, ни беда тебя не оправдают.
Дворец или тюрьма — никто не угадает.
В России надо жить не хлебом и не словом,
А запахом лесов — березовым, сосновым,
Беседовать с водой, скитаться с облаками
И грозы принимать раскрытыми руками.
Нам родина страшна, как страшен сон из детства.
Мы рождены в луну, как в зеркало, глядеться.
И узнавать черты, и вчитываться в знаки,
И сердце доверять ворованной бумаге.
В России надо жить. В ее садах весенних.
В России надо жить! Ей нужен собеседник.
Великая страна, юдоль твоя земная,
Скитается в веках, сама себя не зная…
=============================
Ева

Когда Господь опять листал
Альбом творенья,
Любимый мой, ты сладко спал
Под райской сенью.

Когда Господь меня лепил,
Дыханьем грея,
Уже твой сон неясный был
Тоской моею:

Струился он полетом рук,
Изгибом тела…
Ты помнишь: все цвело вокруг,
Когда я пела!

Мы изгнаны. Наш мир свиреп.
И что мы можем?
Но я по-прежнему свирель
С дыханьем Божьим.
==================================
Ненасытной удалью молодой тоски
Воровская музыка мечется в такси.
Бьется в стекла, поймана черным коробком…
Что она, о ком она? Больше ни о ком.

Вспоминать не велено, все пошло не так:
От проспекта Ленина на Свердловский тракт,
Дальше — Комсомольского бурная река…
Помяни их, Господи: мальчиков зека,

Девочек без вызова, ужас черных трасс…
Музыка неистово обвиняет нас,
Выживших в развалинах, помнящих едва:
Музыке позволено, музыка права!

Слов не слушай, Господи: лгут слова навзрыд.
Плотный сумрак в городе фонарями взрыт,
Высверками высвечен, фарами в упор —
Музыка неистово продолжает спор

Не за души сгинувших в ужас и во тьму —
За невинных нынешних, за себя саму,
Разудало-жалкую в гиблой слепоте,
С неизменно ржавою финкой в сапоге…
======================================
На крещенском морозе, на полном серьезе,
На хрустящем снегу золотые полозья…
Золотые, литые из солнечной стали —
Словно свет растворен в ослепленном металле…

На крещенском морозе, горячем на выдох,
Ни судьба не обманет, ни случай не выдаст:
Если день ненадолго, то ночи — с лихвою,
От собачьего лая до волчьего воя.

На крещенском морозе под лунной заплаткой
Жизнь покажется краткой, покажется сладкой,
И покатится весело в санках под горку,
И окажется долгой, окажется горькой.

Ах, когда б мы, наивные, вызнали сами,
Кто на ярмарке шумной дарил леденцами,
Раздавал да прихваливал сдобным словечком,
Все-то накрепко помня о детском и вечном…