Eshka-43 (eshka_43) wrote,
Eshka-43
eshka_43

Categories:

Умберто Эко - неизданная в России история создания "Протоколов Сионских Мудрецов" -

ИНТУИТИВНАЯ ПРОЗОРЛИВОСТЬ Язык и Лунатизм.
присланная моей старой приятельницей из Америки - перевод немного топорный, но она не профи переводчик, но не суть...
Очень любопытно прослеживается, как искажается история мира из века в век...
====================

Перевод на русский сделан с перевода Умберто Эко на английский язык Вильямом Вивер (William Weaver) для издания этой коллекции эссей by Columbia University Press, New York, 1998.
Софа Вышкинд



"After all, the cultivated person's first duty is to be

always prepared to rewrite the encyclopedia."

Umberto Eco

1 / T H E F O R S E O F F A L S I T Y

С И Л А Л О Ж Н О С Т И

В Quaestio quodlibetalis XII, 14, Святой Томас декларирует "utrum veritas sit fortior inter vinum et regem et mulierem," поднимая вопрос о том, что сильнее, что наиболее убедительно, что наиболее ограничивающе: власть короля, влияние вина, очарование женщины или сила истины.

Ответ Aquinas уважителен к королю, за столом которого, я думаю, он не отказывался от нескольких хороших стаканов вина, тем не менее он доказал, что может уcтоять против женского сооблазна, преследуя горящей головешкой обнажённую куртизанку, которую его братья впустили в его комнату, чтобы убедить его стать Бенедиктинцем, вместо того, чтобы позорить семью, принимая подояния, по обычаю Доминиканцев. Как обычно, его ответ был кратким и ясным: вино, монарх, женщина и правда не сравнимы, потому что non sunt unius generis (они не принадлежат к одной и той же категории). Но если мы рассматриваем их per comparationem ad aliquem effectum (в зависимости от их эфекта на предмет нашего интереса),

-1-

все они могут побудить человеческое сердце к некоторым действиям. Вино

действует на наше тело и производит опъянение, и delectatio venerea - проще, женщина, имеет власть над нашей чувственной животной природой (Томас не предполагал возможности сексуальных импульсов в противоположном направлении, которые естественно влияют на женщину, но мы не можем просить Томаса быть Елоизой). Для практического ума вполне очевидно, что воля короля имеет власть над ним, контролируя закон. Но только одна сила двигает вопрошающий интеллект, - это правда. И поскольку vires corporales subjiciuntur viribus animalibus, vires animales intellectualibus practicae speculativus . . . idea simplisiter veritas dignior est et excellentior et fortior (поскольку наши физические силы зависят от наших плотских сил, и плотские от интеллектуальных - и тому подобное и так далее - постольку истина сильнее, чем любая другая сила).

Такова затем сила истны. Но опыт учит нас, что часто установление правды задерживается, и победа правды достигается ценой крови и слёз. Возможно ли, что подобная сила вызывается также непониманием, законно ли говорить о силе ложности?

Продемонстрировать, что ложность (не обязательно в форме лжи, но наверняка в форме ошибки) мотивировала многие события истории, я должен положиться на критерий правды. Но если я выберу этот критерий слишком догматически, я рискую закончить мой аргумент в тот же момент, когда я начал его.

Вера в различных богов, мотивировала человеческую историю,- таким образом, если были утверждения, что все мифы, все откровения каждой религии, ничего больше как выдумки, мы можем заключить, что тысячелетия мы живём под владычеством обмана.

Но достигнув этого заключения, мы впадаем в более чем банальный евгемеризм (the theory of the Greek writer Euhemerus (4th cent.) that the gods of mythology were deified human beings): этот же скептический аргумент представляется сингулярно родственным противоположному фидеистиче- скому (reliance on faith rather than reason in pursuit of religious truth) аргументу. Если мы верим в любую из известных религий и, к примеру, мы признаём, что Христос есть сын Бога, значит он не Мессия до сих пор ожидаемый в Иерусалиме. И если Мухамед есть пророк Аллаха, то это ошибка приносить жертвы Пернатой Змее. Если мы следуем наиболее просвященному и снисходительному деизму (The belief, based solely on reason, in a God who created the universe and then abandoned it, assuming no control over life), и подготовленны верить одновременно в Коммюнион Святых и в Великое Колесо Тао, мы примем, как плод ошибки, убийство инфиделов и еретиков. Если мы поклоняемся Сатане, мы будем рассматривать как ребячество Нагорную Проповедь. Если мы радикальные атеисты, то каждая вера будет для нас ничем иным, как непониманием. Поэтому, учитывая, что - 2 -

в ходе истории многие действовали в соответствии с верами, в которые многие другие не верили, мы волей-неволей должны признать, что для каждого, в разной степени, история была, в основном, Театром Иллюзий.

Так что давйте поддерживать наименее оспариваемое понятие правды и лжи, даже если оно философски оспоримо (если мы будем слушать философов, мы должны оспаривать всё, и не будет конца дискуссии). Давайте пользоваться критерием научной или исторической правды, принятым Западной культурой, а именно: критерий благодаря которому мы все согласны, что Юлий Цезарь был убит на мартовские иды, что 19 октября 1781 войска генерала Лорда Корнваллис сдались возле Йорктаун Джорджу Вашингтон, закончив американскую революцию, что серная кислота есть H2SO4, и что дельфин млекопитающееся.

Естественно каждое из этих понятий подлежит пересмотру на основании новых открытий, но на данный момент все они зарегистрированны в энциклопедии, и пока не доказанно обратное мы принимаем как факты, что химическая композиция воды H2O (и некоторые философы утверждают, что подобная правда действительна для всех возможных миров).

На данный момент можно сказать, что на протяжении истории верованиям и утверждениям, которые сегодняшняя энциклопедия кате- горически отрицает, было дано полное доверие и, конечно, вера, настолько полная, что она покоряла учёных, воздвигала и разрушала империи, вдохновляла поэтов (не всегда свидетелей правды), и подвигала людей на героические жертвы, нетерпимость, массовое убийство, поиск знания. Если всё это правда, как мы можем оспаривать, существует ли Сила Лжи ?



ПТОЛЕМЕЙ



Практически каноническим примером является Система Птолемея. Cегодня мы знаем, что столетия человечество действовало руководствуясь верой в ошибочные представления о космосе. Люди искали всевозможных дока-зательств, чтобы компенситровать ошибочные представления; они придума- ли эпициклы и деференты; в конце концов, начиная с Тихо Браге, они пытались двигать все планеты вокруг солнца, одновременно позволяя солнцу продолжать двигаться вокруг земли. Основываясь на системе Птолемея, действовал не только Данте Алигьери (небольшой вред был сделан), но хуже того, финикийские мореплаватели, святой Врендан, Эрик Красный, и Кристофор Колумб (и один из них первым приплыл в Америку). И более того, на основании этой ошибочной гипотезы, люди умудрились разделить глобус на параллели и меридианы, чем мы и теперь пользуемся, просто сдвинув нулевой меридиан с Канарских островов на Гринвич.

Пример Птолемея, который по ассоциации, немедленно вызывает

- 3 -

печальную историю Галилея, может предположить, что я со светским высокомерием ограничу мою историю силы ложности случаями, где догматическая мысль отрицала свет правды. Но начнём с противоположной позиции, с истории другой ошибки, медленно создаваемой современным светским мышлением, чтобы опозорить религиозную мысль.



ПЛОСКАЯ ЗЕМЛЯ



Попробуйте такой эксперимент. Спросите обычного человека о том, что Кристофор Колумб хотел доказать, когда он решил достичь Восток Западным путём, и что, учёные мужи Саламанки упрямо отрицали, пытаясь предотвратить его путешествие. Ответ в большинстве случаев будет, что Колумб верил, что земля круглая, в то время, как Саламанкские мудрецы верили, что земля плоская, и поэтому проплыв короткую дистанцию, три каравеллы погрузятся в космическую бездну.

Cветская мысль девятнадцатого века, раздражённая отказом церкви принять гелиоцентрическую гипотезу, приписывала всей церковной мысли (cвятоотеческой и схоластической) идею плоской земли. Позитивисты и антиклерикалы девятнадцатого века сделали блюдо из этого клише, которое, как Джеффри Бартон Рассел показал, усилялось в процессе битвы сторонников теории Дарвинизма против любых форм фудаментализма. Это был вопрос демонстрации того, что, если церковь ошибалась относительно сферичности земли, то она может ошибаться насчёт происхождения видов.

Дарвинисты затем эксплоатировали факт, что христианский автор четвёртого века, некто по имени Лактанций, в его Institutiones divinae, принял многие пассажи из Библии, в которых вселенная описывается как модель по образцу скинии, следовательно четырёхугольная по форме, противоположно языческим теориям об округлости земли, также потому, что он не мог принять идею существования антиподов, где люди ходили вниз головой и ногами в воздухе.

Наконец было обнаружено, что в Византии географ четвёртого века, Козьма Индикоплов, спорил, что космос был прямоугольник с возвыша-ющейся над плоской поверхностью земли аркой (опять образцом была скиния). В его авторитетной книге History of Planetary Systems from Thales to Kepler (История Планетарных Систем от Талес до Кеплер), Дж. Л. Е.

Дрейер признаёт, что Козьма не был официальным представителем церкви,

тем не менее он выделяет большое место его теории. E. J. Dijksterhuis, в его

Mechanization of the World Picture (первоначально в датском), утверждает, что теория Козьмы оставалась преобладающим мнением многие века, хотя он и признаёт, что Лактанций и Козьма не должны рассматриваться как представители учёной культуры Отцов Церкви.



- 4 -

Факт, что христианская культура, в ранние годы и в средние века, оставила Лактанция вариться в собственном соку, и что текст Козьмы, напи-

санный на греческом, на языке забытом христианскими средними веками, был обнаружен для западного мира только в 1706 году, в Монтфаукон Nova

collecnio patrum et scriptorum graecorum. Ни один средневековый автор не знал Козьму, и его текст стал рассматриваться, как тект "Тёмных Веков" только после его опубликования на английском в 1897 году!

Естественно Птолемей знал, что земля круглая, в противном случае он не смог бы разделить её на триста шесьдесят градусов меридианов. Эратосфен также знал это, потому что в третьем веке до Христа он вычеслил

c достаточной степенью точности диаметр земли. Пифагор знал это тоже, также как Парменид, Евдокс, Плато, Аристотель, Евклид, Аристарх, и Архимед. И оказалось, что единствено, кто не верил в это были, два материалиста, Левкипп и Демокрит.

Макробий и Мартын Капелла также знали, что Земля круглая. Что касается Отцов Церкви, они должны были иметь дело с библейским текстом,

который говорил об утомительной форме скинии, но Августин, хотя он не имел твёрдого знания предмета, но знал тех древних и признавал, что святой текст говорит метафорикли. Его позиция отличалась от принятой святоотеческой мысли: поскольку знание формы земли не спасёт души, вопрос казался ему мало интересным. Исидор Севильский (который наверняка не был образцом научной точности) вычислил в определённый момент, что длина экватора была восемьдесят тысяч стадий. Мог он думать, что земля плоская?

Даже ученик старших классов школы может легко вывести, что, если

Данте вошёл в воронку ада и появился на другой стороне, чтобы увидеть неизвестные звёзды у подножия горы Чистилища, значит он должен был знать, что земля круглая. Забудем Данте, которому мы склонны приписывать все добродетели. Факт, что Ориген и Амвросий были того же мнения, и в схоластический век идея сферической земли была зачата и описана Альбертом Великим и Фомой Аквинским, Роджером Бэсон, Иоанном Голивуд, Пьером дэ Айли, Эвгидием Романа, Николя Орем, Жаном Буридан, назваю только несколько из них.

О чём же был спор во времена Колумба? Мудрецы Саламанки имели, в действительности, расчёты более точные, чем его; и они утверждали, что земля, наверняка круглая, была гораздо больше, чем думал генуэзкий мореплаватель , и поэтому было безумием пытаться плыть вокруг неё в

порядке достигнуть Восток, направляясь на Запад. Колумб, напротив, сжигаемый священым огнёём, хороший мореплаватель, но плохой астроном, думал, что земля меньше, чем она была. Естественно, ни он, ни учёные мужи Саламанки не подозревали, что между Европой и Азией лежит другой континент. Так что вы видите, как сложна жизнь, и как хрупки

- 5 -

границы между истиной и ошибкой, между правильным и неправильным. Хотя они были правы, мудрецы Саламанки ошибались; хотя Колумб ошибался, искренне преследуя свою ошибку, он доказал, что был прав - спасибо интуиции.

Но читаем, что Эндрю Диксон Уайт говорит в его Истории Войны Науки с Теологией в Христианском мире. Правда, в этих двух толстых томах его цель перечислить все cлучаи, в которых религиозная мысль препятствовала продвижению науки, но как честный и знающий человек, он не мог скрыть факт, что Августин, Альберт Великий, и Аквинский знали очень хорошо, что земля круглая. Тем не менее он добавляет, что, чтобы поддержать эту идею, они должны были бороться с доминирующей теоло-

гической мыслью. Но теологическая мысль в действительности была представлена Августином, Альбертом и Аквинским, таким образом он не должен был бороться ни с кем.

Это опять Рассел напоминает нам, что серьёзный текст, такой как текст Ф. С. Марвина, появившийся в "Исследования Истории и в Методе Наук" повторяет, что "карты Птоломея . . . были забыты Западом тысячи лет назад" и, что справочник 1988 года (А. Holt-Jensen's Geography: Its History and Concepts) утверждал, что средневековая церковь учила, что земля была плоским диском с Иерусалимом в центре. Даже Даниэл Бурстин в его попу-

лярной книге The Discoverers, говорит, что с четвёртого по четырнадцатый век Христианство подавляло знание, что земля круглая.



ОТ КОНСТАНТИНА ДО ПРЕСВИТЕР ИОАНН



Другая ложь, которая изменила мировую историю? Дар Константина.

Сегодня благодаря Лоренцо Валла, мы знаем, что Дар Константина не был подлинным. И всё же без этого документа, без глубокой веры в его подлинность, европейская история следовала бы другим курсом: нет конфликта о ратифицировании, нет смертельной борьбы за святую Римскую Империю, нет власти пап, нет пощёчины в Агнани, но также нет Сикстинской Капеллы, которая была начата после того, как появились сомнения в Даре, но всё же была завершена благодаря, продолжавшейся столетия, вере в подлинность Дара.

Во вторую половину двенадцатого века на западе появилось письмо, описывающее, как на далеком востоке, за пределами земель, занимаемых мусульманами, за пределами тех земель, которые крестоносцы пытались освободить от власти неверных, только для того, чтобы увидеть возвращение того же правления, за всем этим есть цветущая христианская земля, управляемая легендарным пристом Иоанном, или Пресвитер Йоханнес, или Пресвитер Иоанн, re potentia et vertute dei et domini nostri Iesu Christi. Письмо начиналось говоря:

- 6 -

знай и верь твёрдо, что Я, Прист Иоанн, есть господин всех господ; и в богатстве, которое существует под небесами, в силе и власти, Я превосхожу всех королей земли. Семьдесят два монарха платят нам дань. Я посвящённый Христианин и везде Я защищаю и поддерживаю истиных христиан, управляемых властью моей Милости. . . .

Наш cyвернитет распространяется на три Индии: от великой Индии, где почиет тело апостола Фомы, наша власть простирается в пустыню и упирается в пределы Востока, затем поворачивается на Запад до самой Вавилонской пустыни, до Вавилонской Башни. . . . В наших владениях живут слоны, драмодёры, верблюды, гипопотамы, крокодилы, metagallinari, cametennus, tinsirete, пантеры, онагеры, красные и белые львы, белые медведи и черные птицы, немые цикады, грифы, тигры, шакалы, гиены, дикие быки, кентавры, дикие люди, рогатые люди, фавны, кентавры и женщины одного вида, ридмеи, люди с собачьими головами, гиганты сорока локтей высоты, моноклы, цыклопы, птица, зовущаяся финикс, и почти каждого рода звери, что живут под небесным сводом. . . .В одной из наших провинций есть река известная как Инд потоков. . . .Эта река, чьи истоки в Раю, протекает со своими разнообразными рукавами через всю провинцию и в ней нашли натуральные камни, изумруды, сапфиры, карбункулы, топазы, хризолиты, оникс, берил, аметист, сардоникс, и много других драгоценных камней. . . .

В крайних регионах земли . . . мы имеем остров. . . где в течение года, дважды в неделю, Бог посылает обильный дождь манны, которую люди собирают и едят, они существуют ни на какую другую пищу, кроме этой. В действительности они не пашут, не сеют, не жнут, не месят землю никаким путём, чтобы получить плоды её . . . . Все они, кто питается только божественной пищей, живут пятьсот лет. Всё же, достигнув столетнего возраста, они омолаживаются и восстанавливают силы испив три раза воды ключа, который поднимается от корней дерева, найденного в этом месте. . .

Среди нас ни один не лжёт. . . .Среди нас нет изменников. Никакое зло не имет силы над нами.



В течение последующих веков - до семнадцатого - переведённое и пере-

фразированное много раз на многие языки и варианты, письмо имело реша-ющее значение в продвижении христианского Запада в направлении к Востоку. Идея, что за мусульманскими территориями может быть христианское царство, оправдывала все предприятия расширения и разведки. Приест Иоанн был обсуждён Pian del Carpine, William of Rubruck, and Marco Polo. Около середины четырнадцатого века, королевство

- 7 -

приеста Иоанна передвинулось с неопределённого Востока в направлении

Ефиопии, по мере освоения Африки Португальскими мореплавателями. Попытки связи с Иоанном были сделаны в пятнадцатом веке английским королём Генрихом IV, дюком de Berry, папой Eugene IV. В Болонье, во время коронации Charles V, всё ещё были разговоры о Приест Иоанн как о возможном союзнике в отвоевании Гроба Господня.

Откуда пришло письмо Приеста Иоанна? Какова была его цель? Возможно это был документ анти-Византийской пропаганды, произведённый в канцелярии Фредерика Первого. Но проблема не в его подлинности (в то время было более чем достаточно подделок любого рода), а в том, как письмо было принято. Географическая фантазия создала политический проэкт. Другими словами, явление называемое некоторыми, ловкостью в писании поддельных документов (высокоуважаемая литературная активность того периода), послужило как алиби для продвижения Христианского мира в направлении Африки и Азии, оправдывающим документом в пользу дела белого человека.



ОТ РОЗЕНКРЕЙЦЕРОВ ДО ПРОТОКОЛОВ



Другой вымысел также богатый историческими результатами было Братство

Розового Креста. Многие писатели описывали атмосферу необычайного духовного обновления возникшего в начале семнадцатого века, когда родилась идея начала Золотого Века. Этот климат ожидания пронизывает в разных формах (в игре обоюдных влияний) оба мира - Католический и Протестантский: планы идеальных республик были разработаны, от Кампанеллы Город Солнца до Христианополиса Иоганна Валентин Андрае,

стремление к мировой монархии, к обновлению основ поведения и религиозной чувствительности, и, как раз тогда, когда Европа в районе периода Тридцатилетней Войны, была в огне национальных конфликтов, религиозной ненависти, утверждениe причинной государственности.

В 1614 году появился манифест, озаглавленный Fama Fraternitatis R.C., написанный по немецки, в котором загадочное братство Розового Креста обнаруживает собственное существование и даёт некоторую информацию о своей истории и об их мифическом основатели, Христиане Розенкрейце, который предположительно жил в пятнадцатом веке и узнал тайны Арабских и Еврейских учёных в процессе его путешествий по Востоку. В 1615 году появился второй манифест на латинском Confessio fraternitatis

Roseae crucis, Ad eruditos Europae. Первый манифест выразил надежду, что в Европе может возникнуть общество, которое будет обладать золотом, серебром и драгоценными камнями в изобилии, и распределять их между королями, чтобы удовлетворять их нужды и законные устремления; общество, которое будет воспитывать правителей, обучая их всему, что Бог

- 8 -

разрешает человечеству знать, и поддерживать их мудрым советом.

Между их алхимических метафор и более или менее мессианских вызовов, оба манифеста настаивают на таинстве природы братства и на анонимности его членов ("наше здание - даже, если сотни тысяч людей видели его вблизи, - будет навсегда неосязаемым, неразрушимым, и невидимым для злобного мира"). Откуда конечное обращение Fama выглядит более двусмысленным, адресованное ко всем образованным Европы и призывающее их связаться с авторами манифеста: "Даже если сейчас мы не обнаруживаем ни наших имён, ни времени, когда мы должны встретиться, всё равно, без сомнения, мы должны прийдти узнать мнение всех, на каком бы языке оно ни было выражено; и любой, кто посылает нам своё имя, сможет совещаться с одним из нас персонально, или, если возникнут какие-либо препятствия, письменно."

Почти немедленно, из каждой части Европы, начали писаться послания к Розенкрейцерам. Никто не поттвердил знания Розенкрейцеров, ни один не назвался Розенкрейцером; все искали возможности как-то дать знать им, что они в абсолютном согласии с их програмой. Хотя Розенкрейцеры не были найдены, письма им прихоили от Julius Sperber, Robert Fludd, и от Michael Maier, который в его Themis aurea (1618) настаивал, что братство действительно существовало, хотя автор признавал, что он был слишком скромной особой, чтобы когда-либо быть членом его. Но, как Фрэнсис Йейтс наблюдает в её Rosicrucian Enlightenment,

в обычае поведения писателей Розенкрейцеров есть утверждение, что они не только не Розенкрейцеры, но что они никогда не встречали ни одного члена братства. Johann Valentin Andrae и все его Tubingen круг друзей, будучи немедленно подозреваемы в авторстве манифестов, потратили их жизни или отрицая этот факт, или обыгрывая его незначительность, представляя его, как литературную игру, ошибку юности. В этом отношении не только нет исторического доказательства существования Розенкрейцеров, но по определению, существование их невозвожно. Даже сегодня, официальные документы АМORCa (Anticus and Mysticus Ordo Rosae Crucis), чей храм богат египетской иконографией и может быть посещён в Сан-Хосе, Салифорния, утверждает, что оригинальные тексты, узаконивающие Ордер, безусловно существуют, но, по очевидной причине, они будут оставаться секретными, запечатанными в недоступных архивах.

Но мы не интересуемся особо сегодняшними Розенкрейцерами, которые принадлежат фольклёру, но теми, которые принадлежат истории. С первого появления двух манифестов, другие памфлеты, как опозиция, поя-

вились, атакуя братство разными обвинениями, особенно в ложности и шарлатанстве. В 1623 году анонимные манифесты циркулировали в Париже,

объявляя прибытие Розенкрейцеров во французскую столицу, и это объя - вление развязало яростную полемику в обоих, - в Католических и вольно-

- 9 -

думных кругах. В том же году анонимная публикация, Effroyables pactions faites entre le diable et Les pretendus invisibles, выразила популярное мнение, что Розенкрейцеры были поклонниками Сатаны. даже Декарт, после попы- тки, в соответсвии со сплетням, приблизиться к ним (явно неудачной) во время его путешествия по Германии, по его возвращению в Париж был заподозрен в принадлежности к братству. Он спас ситуацию жестом гения: в соответствии с легендой Розенкрейцеры были невидимы, так он стал показываться на многих публичных митингах и этим отменил сплетню, как вспоминает Baillet в его Vie de Monsieur Descartes (1691). В 1623 некто Neuhaus опубликовал, сначала на немецком и затем на французском, Avertissement pieux et utile des freres de la Rosee-Croix, в котором он настаивал на их существовании и кто они были, где они нашли их имя, и с какой целью они вышли публично. Он заключает экстраординарным аргументом, что "поскольку они изменили и анаграмировали их имена, и утаили их возраст, и появляются не опознавая себя, не логично отрицать их существование". Очевидно, любая апелляция к спиритуальной реформе человечества была достаточной, чтобы незамедлительно вызвать наиболее парадоксальную реакцию, как если бы все ждали решительного события.

Хорхе Луис Борхес в его "Тлен, Uqbar, Третье кольцо", говорит о неве-

роятной стране, описанной в недоступной энциклопедии. Это возникает из другого смутного свидетельства, найденного во взаимно плагиатcких тек-стах, в которые фактически вовлечена вся планета, "с её архитектурой и иг-ральными картами, с её мифологическим террором и звуками её диалектов, с её императорами и океанами, с её минералами, с её птицами и рыбами, с её алгеброй и пожаром, с её теологическими и метафизическими спорами." Эта планета порождена "секретным обществом астрономов, биологов, ин-женеров, метафизиков, поэтов, химиков, математиков, моралистов, живописцов и геометров, и всё это под наблюдением неизвестного гения."

Мы наблюдаем типичный для Борхес эксперимент: изобретение изобретения. И всё-таки читатели Борхеса знают, что Борхес ничего не изобрёл: его наиболее парадоксальные истории рождены из перечитывания истории. В действительности, однажды Борхес сказал, что один из его источников работа Йоахана Валентина Андрае (Борхес черпал информацию из вторых рук, из Де Квинсеи), который "описал воображаемое общество Розы Креста - общество, которое было основанно другими позже, как имитация общества предсказанного им".

Фактически, история Розенкрейцеров породила исторические события немалой значительности. Символическое масонство, трансформация опера-

тивного масонства, представлялась действительными братствами ремесленников, которые сохранили через века терминалогию и церемонии древних строителей соборов, которые родились в восемнадцатом веке,

благодаря английским джентельменам.

- 10 -

С Конституцией Андерсона, символическое масонство пыталось стать за-конным, настаивая на древности своих источников, в которых Масонство восходит к строителям Храма Соломона. В последующие годы благодаря работе Рамсея, от которой произошёл так называемых Шотландский Обряд, миф о происхождении, обогащённый воображаемой связью между строите-лями Храма и Храмовниками, чья секретная традиция была появляться среди современных масон через медитацию братства Розенкрейцеров.

Тема Розенкрейцеров с её мистическими, окультивными елементами

была использована первыми Freemasons для соперничества с троном и ал-тарём, но в начале девятнадцатого века миф о Розенкрейцерах и Храмов-никах был воскрешён в защиту трона и алтаря, против духа Просвящения.

Мифы о секретном обществе и о существовании Высших Неизвестных,

которые определяли судьбу мира, уже обсуждались перед Французской Ре - волюцией. В 1789 году маркиз de Luchet ( in his Essai sur la secte des illumines) предупреждал, " что в глубочайшей тени общества формируются новые су-щества, которые знают друг друга даже никогда не видевши друг друга... Это общество взяло от Иезуитов правило слепого повиновения; от масо- нов, экзамены и внешние церемонии; от Храмовников подземные вызывания и невероятную дерзость".

Mежду 1797 и 1798, как реакция на Французскую Революцию, аббатом

Ваrruel были написаны его Memoires pour servir a l'histoire du jacobinisme, дей- ствительно историческая работа, хотя читается, как серийный роман. После их разрушения Филиппом Красивым Храмовники трансформировали себя в секретное общество для разрушения монархии и папства. В восемнадцатом веке они взяли верх над Масонами и создали своего рода академию, дьявольскими членами которой были Вольтер, Тюрго, Кондорсе, Дидро и Даламбер. Из этой маленькой группы начались Якобинцы, контролируемые ещё более секретным обществом Illuminati of Bavaria, котрые были цареу- бийцами по призванию. Французская Революция была финальным итогом этой конспирации. Неважно, что были глубокие разлиия между светским, просвящённым масонством и масонством "Illuminati", которое было окуль - тистским и Храмовым; неважно, что миф о Храмовниках был уже эксплуати- рован товарищем путешественником, который затем путешествовал в другом направлении, а именно, Joseph de Maistre. История была слишком потрясающей, чтобы потерпеть крушение от фактов.

Barruel's книга не содержит референсов к евреям. Но в 1806 году Barruel получил письмо от капитана Симонини, который напомнил ему, как оба Мани и Старик с Горы Мусульманской Памяти ( с которым Храмовники были заподозрены в потворстве) были евреями (и вы понимаете, что игра окультивных наследников становится головокружительной). Масонство было основано евреями, которые проникали во все секретные общества.

- 11 -



Barruel не делает открытых сносок на эту сплетню, которая, по суще-ству, не производид никакого ефекта до середины века, пока Иезуиты не начали беспокоиться о антиклерикальных вдохновителях Risorgimento (движение за национальное возрождение Италии в середине 19-го века), подобно Гарибальди, связанного с масонством. Идея продемонстрировать, что Карбонарии были шпионами еврейско-масонского заговора, выглядела полемически плодотворной.

Те же антиклерикалы, всё ещё в девятнадцатом веке, пытались опо- зорить иезуитов, показывая, что они ничего не делали, кроме заговора про-

тив блага человечества. Было несколько "серьёзных" писателей (от Мишле и Кине до Гарибальди и Джиоберти), которые сделали эту тему популярной. Новеллист Эжен Сю в его Juif errant показывает безнравственного Монсиньора Родин, квинтэсенцию Иезуитской конспирации, который появляется как очевидная реплика Высочайшего Неизвестного обоих и масонской, и клерикальной памяти. Монсиньор Родин возвращается в последний роман Сю, Les Mysteres du peuple, в котором злодейский Иезуитский заговор обнаружен до последних деталей. Rodolphe de Gerolstein, который переселяется в этот роман из Les Mysteres de Paris, обличает Иезуитский план, обнаруживающий "с какой проницательностью этот адский заговор был организован, какие пугающие беды, какое ужасное порабощение, какой будущий деспотизм он принёс бы Европе."

После появления романа Сю, 1864 году Морис Жоли, вдохновлённый либерализмом, написал памфлет против Наполеона III, в котором Макиавелли, представляющий диктаторский цинизм, говорит с Монтескье. Иезуитский заговор, описанный Сю, Жоли затем приписывает Наполеону III.

В 1868 году Герман Годше (Hermann Goedsche), который уже опубликовал некоторые очевидно клеветнические опусы, написал популярный роман Биарриц, под псевдонимом Сэр Джон Редсклиф (Retcliffe), в котором он описывает окультный ритуал на Пражском кладбище. Годше просто копирует сцену из Дюма "Джузеппе Балзамо" (1849), которая описывает столкновение между Калиостро, главы Высочай-ших Неизвестных, и другим Просветителем, когда они обдумывали дело с королевским ожерельем. Но вместо Калиостро и Со., Годше вводит пред-ставителей двенадцати колен Израилевых, которые встретились, чтобы под-готовить захват всего мира. Пять лет позже та же история появляется в рус-ском памфлете ( название которого переводится как "Евреи, Властелины Мира") в форме фактического репортажа. В 1881 Le Contemporain (Совре-менные) снова публикует ту же историю, предполагая, что она пришла из безупречного источника, английского дипломата "Сэра Джон Редклиф." В 1896 Франсуа Борнанд снова использовал речь Великого Рэбби (в этот раз он зовётся Джон Редклиф) в его книге Les Juifs, nos contemporains (Евреи, наши современники).

- 12 -

С этого момента, масонский митинг, придуманный Дюма, cмешаный с Иезуитским планом, придуманным Сю и приписываемый Жоли Наполеону III, становится "подлинной" речью Великого Ребби и появляется в различных формах и в различных местах.

Теперь появляется на сцене Пётр Иванович Рачовский, в прошлом, заподозренный в контактах с революционными группами и с нигилистами, и позднее (полностью покаявшийся) друг Чёрной Сотни, крайне правой террористической организации. Сначала доносчик и затем глава царской политической полиции, Охраны, Рачовский, чтобы помочь его полити-ческому покровителю графу Сергею Витте, которого беспокоил его соперник, Еlie de Cyon, назначил обыск дома Cyon' и нашёл памфлет, в ко-

тором Cyon копирует текст Жоли против Наполеона III, но приписывает все идеи Макиавелли Витте. Яростно анти-семитик (всё это происходило во времена дела Дрейфуса), Рачовский взял текст, удалил все сноски к Витте, и приписал те идеи евреям. Человек не мог видеть имя Cyon (даже начинаю-

щееся с С, а не с Z ), чтобы не заподозрить еврейской конспирации.

Текст, переработанный Рачовским, вероятно представляет собой первый источник Protocols of the Elders of Zion - Протоколов Сионских Мудрецов. Версия Рачовского обнаруживает новеллистический источник Протоколов, потому что это крайне невероятно, кроме как в романе Сю, чтобы злодеи выражали так открыто, так бесстыдно их злодейские планы.

Мудрецы свободно заявляют, что они обладают "безграничной амбицией, всё пожирающей жадностью, безжалостным желанием мести и интенсивной ненавистью." Они хотят отменить свободу прессы, но они поощряют Либертарианство. Они критикуют либерализм, но поддерживают идею ка-

питалистических транснациональных корпораций. Чтобы вызвать револю- цию в каждой стране, они обостряют социальное неравенство. Они хотят построить метрополитэн, чтобы лучше минировать большие города. Они хотят отменить изучение классики и древней истории, они намереваются поощрять спорт и зрительные коммуникации, чтобы оглупить рабочий класс.

Легко узнать в Протоколах документацию Франции девятнадцатого века: они наполнены сносками на проблемы французского общества того времени. Но также легко узнать среди источников многие хорошо извест- ные популярные романы. Увы, этот сюжет -ещё раз- был преподнессён так убедительно, что было легко принять его всерьёз.

Последствия этого сочинения стали историей. Cтранствующий русский монах Сергей Нилус, одержимый идей Антихриста, опубликовал, в целях содействия своим собственным "Распутинским" амбициям, текст Протоколов со своими коментариями. После чего текст начал путешествие по Европе и даже попал в руки Гитлера.

=============================================================================================

Ну и к сему скачай Пражское кладбище Эко - http://knigibest.clan.su/load/khudo...ehko/10-1-0-753

Tags: История, Литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments