Eshka-43 (eshka_43) wrote,
Eshka-43
eshka_43

Categories:

Отчет комиссии Палмера... Отчет ООН: Израиль прав, ЦАХАЛ — нет

В четверг вечером New York Times опубликовала полный текст отчета комиссии Палмера о событиях вокруг «флотилии свободы». Документ на 105 страницах будет опубликован официально в пятницу вечером, сообщила газета.

Мандат Генсека ООН Пан Ги Муна ставил перед комиссией Палмера две главные задачи: помочь в разрешении кризиса в отношениях Израиля и Турции и определить шаги, необходимые для предотвращения подобных инцидентов в будущем.

Не будучи судебной инстанцией, комиссия не получила мандата на установление истинной картины происшедшего в тех эпизодах, где версии Израиля и Турции существенно расходятся. На комиссию была возложена миссия привести стороны к консенсусу и закрепить его в отчете, согласованном с обеми сторонами. В тех случаях, когда согласие не достигается, председатель и заместитель председателя комиссии получили право изложить свое видение событий и юридических вопросов — однако в отчете подчеркивается, что это видение не может иметь силы судебного решения.

Израиль и Турция подали в комиссию отчеты о собственных расследованиях событий вокруг «флотилии свободы». Отчет включает тезисное изложение выводов каждой из комиссий. Версии Израиля и Турции расходятся почти во всем, начиная с правовой оценки блокады Газы.

Турция пыталась доказать, что блокада противоречит международному праву, а потому перехват флотилии был незаконным, тогда как сопротивление, оказанное пассажирами «Мави Мармары» израильским солдатам, напротив, было законной мерой самообороны. Комиссия Палмера не согласилась с этой интерпретацией.

В отчете говорится, что морскую блокаду Сектора Газа следует рассматривать отдельно от блокады сухопутных границ палестинского анклава, и попытки Турции рассматривать морскую и сухопутную блокаду как одно явление неправомерны. Комиссия ООН заявляет, что морская блокада является легитимным способом обеспечения безопасности Израиля, так как она действительно предотвращает ввоз вооружений на территорию, с которой обстреливают ракетами мирное население Израиля. В данной ситуации, когда применение иных средств контроля за поставками в Газу затруднено, блокада является законным средством самообороны, — заключила комиссия Палмера.

Напротив, политика ограничения поставок в Газу через наземные пограничные пункты нуждается в изменении, подчеркивается в отчете. Но из того, что гражданское население Газы страдает от нехватки необходимых товаров, не следует, что морская блокада незаконна. Наоборот — любые гуманитарные миссии в Газу должны проводиться с учетом нужд безопасности Израиля и согласованно с его правительством, говорится в отчете.

Что касается целей организаторов «флотилии свободы», то комиссия Палмера не нашла достаточной информации, подтверждающей связь турецкой мусульманской благотворительной организации IHH с ХАМАСом, но отметила, что у Израиля имелись серьезные основания подозревать, что флотилия не была «чисто гуманитарной» миссией. Если это была гуманитарная миссия, зачем на борту «Мави Мармары» было так много пассажиров — и почти не было гуманитарных грузов, исключая то, что везли пассажиры в своем личном багаже? — задается вопросом комиссия Палмера. Согласно отчету, существенный груз гуманитарной помощи везли лишь три из шести кораблей флотилии, и непонятно, зачем было фрахтовать шесть судов.

Количество журналистов, принимавших участие в плавании, также свидетельствует, что главной целью плавания было привлечение внимания прессы. Кроме того, в Газе нет порта, пригодного для приема таких больших судов, как «Мави Мармара», — и несмотря на все это, организаторы плавания отвергли все предложения доставить свой груз в израильский порт и переправить его оттуда в Газу по суше. Организацией приема флотилии занимался ХАМАС, что также бросает тень на цели плавания.

Группы из 42 активистов IHH прошла на борт, миновав проверку турецких служб безопасности при посадке на борт «Мави Мармары» в Стамбуле, говорится в отчете. Турция утверждает, что активисты прошли проверку и называет группу «персоналом по уборке и эксплуатации» судна. Однако из письменных свидетельств участников плавания следует, что многие пассажиры подчинялись всем распоряжениям этого «персонала», а один сообщил, что работал на IHH «в качестве охранника».

Попытку прорвать блокаду отчет называет «опасным и легкомысленным» предприятием, организаторы которого подвергли множество людей серьезной опасности: «Организаторы плавания, как и правительство Турции, могли предвидеть, что против кораблей применят силу».

«Хотя уровень и смертоносность силы, которую применили на самом деле, возможно, был непредставим заранее, организаторы все же ожидали столкновения с израильскими силами», — говорится в отчете. При этом организаторы не предупредили участников плавания о физическом риске, а в документах, которые им дали подписать перед выходом в море, говорилось лишь о риске ареста или иных юридических осложнений — но не о риске для жизни.

Часть отчета, посвященная военной операции по перехвату флотилии и вопросу о допустимости и соразмерности примененной силы, гораздо менее благоприятна для Израиля. Израиль имел право наложить морскую блокаду и имел право ее поддерживать, но способы поддержания блокады вызывают серьезную озабоченность, говорится в документе.

В турецком отчете утверждается, что после первого предупреждения от израильских военных корабли изменили курс и направились на Аль-Ариш. Курс действительно был изменен, однако флотилия не сообщила израильтянам об отказе от намерения идти в Газу, а сама по себе смена курса на таком расстоянии от берегов не поддается однозначной интерпретации, — заключила комиссия Палмера.

Наиболее серьезные вопросы у комиссии вызвали время и место, избранные ЦАХАЛом для перехвата флотилии. В отчете говорится, что имеющиеся факты позволяют сделать вывод, что момент начала операции, как и внезапность нападения на корабли, диктовались не столько оперативными нуждами военных, сколько желанием избежать «шума» в СМИ. Это подтверждается и тем, что перед штурмом на «Мави Мармаре» заглушили все средства коммуникации.

Последнее предупреждение по радио капитанам судов было передано более чем за два с половиной часа до начала штурма. Суда не получали приказа остановиться и разрешить израильским военным подняться на борт. Не было сделано никаких предупредительных выстрелов, которые могли бы повлиять на поведение капитанов и заставить их подчиняться распоряжениям израильтян. Капитаны видели, что их сопровождают израильские военные суда и вертолеты, но никаких сообщений о намерениях израильтян они не получали.

«С флотилией поступили так, как будто она представляла непосредственную угрозу безопасности Израиля», — говорится в отчете. — «Но это было далеко не так, и в израильском отчете говорится, что существенного насильственного сопротивления от пассажиров не ожидали». Комиссия Палмера признала реакцию Израиля «слишком быстрой и слишком сильной» — в целом «избыточной». И именно эта чрезмерная реакция, решение захватить флотилию так, как это было сделано, стало главной причиной трагических итогов операции.

«Можно было предвидеть, что штурм корабля в такой форме спровоцирует насильственное сопротивление части пассажиров. В таком случае возникал реальный риск человеческих жертв, что в итоге и получилось. Разработчики операции должны были учесть возможность такого сценария».

Комиссия признала, что часть пассажиров «Мави Мармары» заранее готовились к оказанию насильственного сопротивления. В этом отношении израильский отчет совпадает со свидетельствами пассажиров, находившихся на борту судна. Бесспорно и то, что первые израильские бойцы, спустившиеся на палубу «Мави Мармары», столкнулись с ожесточенным и организованным сопротивлением, а троих из них утащили в трюм корабля. Именно у этих солдат активисты IHH захватили огнестрельное оружие.

Израильские и турецкие судмедэксперты дали практически идентичные заключения о характере огнестрельных ранений у девяти погибших. Как минимум трое из них были убиты выстрелами в затылок, один — выстрелом в лицо в упор, двое — прицельными выстрелами с большого расстояния. Однако израильская сторона не смогла объяснить, при каких обстоятельствах были убиты эти люди, и представить доказательства, что они были вооружены каким-либо потенциально смертельным оружием, отмечает комиссия Палмера.

Комиссия не смогла выяснить, когда израильтяне начали стрелять боевыми патронами — после спуска первого десанта на палубу или еще до этого, с вертолета, как утверждают турки. Помимо девяти убитых, многие пассажиры получили серьезные ранения (включая огнестрельные раны и переломы костей), а один из пострадавших до сих пор находится в коме. Объяснения столь масштабного применения летального оружия комиссия Палмера от Израиля не получила.

Помимо того, комиссия Палмера зафиксировала серьезные злоупотребления в действиях израильских властей по отношению к пассажирам захваченных судов уже после окончания военной операции.

В заключительной части отчета содержится рекомендация Израилю «выразить сожаление в связи с инцидентом, учитывая его последствия», а также выплатить компенсации семьям погибших и пострадавших через специально созданный фонд под совместным израильско-турецким руководством.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments