Eshka-43 (eshka_43) wrote,
Eshka-43
eshka_43

Categories:

Академик РАН Владимир Сергиев — МАСКАРАД ПОЛОУМНЫХ часть первая

Так что там с нашей вакциной? Возможным ключом к «военной тайне» стала информация о родстве ковида с эболой, и о военной вакцине «спутник ви» против целого класса таких вирусов. А вакцина против эболы только у нас.

By alexandrbabushkin , in дело тёмное on 01.12.2020 .
«Доля умерших от (первой волны) COVID-19 составила чуть больше 0,7% из 51 миллиона ежегодно умирающих в мире. В России инфицировано 0,2% населения. Как видно, картина далека от ужаса и паники, повсеместно нагнетаемых всеми видами СМИ. При этом сознательно замалчивается, что ежегодно в мире от других инфекций умирает более 17 млн человек. От сердечно-сосудистых болезней каждый год гибнет около 10 млн., от туберкулеза 1,6 млн., вирусного гепатита 1,34 млн. От пневмоний умирает почти 900 000 детей в возрасте до 5 лет. Поэтому деятельность мировых СМИ в 2020 году все больше напоминает орудие пропаганды, отточенное в ХХ веке в самые мрачные годы в Германии».



Владимир Петрович Сергиев — советский и российский эпидемиолог и паразитолог, Почетный директор Института медицинской паразитологии, тропических и трансмиссивных заболеваний им. Е.И. Марциновского 1-го МГМУ им. И.М.Сеченова, академик РАМН (1999), академик РАН (2013). Сын советского паразитолога и эпидемиолога, академика АМН СССР Петра Григорьевича Сергиева (1893—1973).
В 2006 г. удостоен премии Правительства Российской Федерации за создание системы биологической безопасности страны. Создатель научной школы эпидемиологов и паразитологов. Главный редактор журнала «Медицинская паразитология и паразитарные болезни», член редколлегий журналов «Молекулярная медицина», «Эпидемиология и инфекционные болезни», «Журнала микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии» и др. Являлся (до 2017 г.) членом Бюро Отделения профилактической медицины, членом Научного совета по эпидемиологии, паразитарным и инфекционным заболеваниям. Был председателем проблемной комиссии «Паразитарные болезни» РАМН, заместителем председателя Комиссии по санитарно-гигиеническому нормированию Минздрава России, экспертом ВАК России, экспертом Всемирной организации здравоохранения.
wikipedia



Я сознательно выбираю профессиональную аудиторию читателей «Медицинской газеты», которая в силу своей квалификации и специализированного образования может непредвзято и объективно оценить весь спектр предлагаемых аргументов. Я также рассчитываю на профессиональный отклик и обсуждение, чтобы сообща выработать оптимальную позицию медицинского профессионального сообщества.
Владимир Сергиев


Статья академика РАН Владимира Сергиева «Коронабесие» («МГ», № 23 от 10. 06. 2020 г.) о необоснованности ограничительных мер при COVID-19 вызвала большой резонанс. Научный консультант «МГ» доктор медицинских наук Болеслав Лихтерман предложил академику Сергиеву продолжить начатый полгода назад разговор.



— Почему вы используете термин «коронабесие»? Какой смысл вы в него вкладываете?

Сейчас в публикациях и выступлениях проявилось много терминов для обозначения неадекватных действий «власти» в борьбе с новым вирусом: «коронавирусное безумие», «ковидоистерия» и многие другие. Так люди выражают свой протест в отношении неприятных и, главное, необоснованных действий властей. В одной статье я прочитал, как автор объявил себя изобретателем термина «коронабесие», выводя его от «мракобесия», то есть «невежество», «ретроградность». Это неверно, действия властей целенаправленны и систематичны – это прибыльный бизнес. На станциях московского метро требуют приобретать перчатки (это «навязанная услуга»). По информации газеты «Суть времени» за период с марта по середину октября за отсутствие масок и перчаток «оштрафовано 96 тысяч москвичей на общую сумму 480 млн. рублей». Вероятно, штрафы магазинов за такие же «нарушения» еще более прибыльны. Прибавьте к этому отмену бесплатного проезда школьников, инвалидов и пенсионеров. Все это делается под флагом заботы о здоровье людей, а на деле превратилось в «экономику штрафов», используемую для пополнения городской казны. По примеру Москвы другие регионы России также вводят различные ограничения.

Но вернемся к смыслу термина «коронабесие». Для этого придется окунуться в историю. В XVII веке при царе Алексее Михайловиче Тишайшем в Россию приехал хорват Иван Крижанич – философ, писатель, полиглот, великолепный ученый, автор первого описания грамматики русского языка и сравнительного анализа всех славянских языков и, главное, человек, влюбленный в Россию. По неизвестной причине Крижанич был сослан в Тобольск, правда, с хорошим содержанием из казны. В ссылке он продолжал научные изыскания, выступал за дальнейшее продвижение России на восток и юг Сибири, поддержал присоединение Малороссии к Великой России, подверг критике норманскую теорию о «призвании варягов» и необъективность современных ему иностранных сочинений о Московской Руси. В Тобольске он написал и отправил царю объемный труд под названием «Политика» (этот труд был издан Академией наук СССР), в котором описал поразившую его опасную черту русской знати: чрезмерное преклонение перед иностранцами и пагубное следование их советам. Для обозначения этого необъяснимого для него свойства русской натуры, приносящего очевидный вред людям и стране, Крижанич придумал слово «чужебесие». Начиная с Петра I «чужебесие» в русской знати продолжалось до 1917 г. В советский период это явление, получившее название «низкопоклонство перед Западом», пытались ограничить. В современной России «чужебесие» стало основной тенденцией, или, как сейчас говорят, мейнстримом.

— Каким образом «чужебесие» XVII века связано с сегодняшней ситуацией с новой коронавирусной инфекцией?

Как появился в Китае новый вирус, получивший название 2019-nCoV или SARS-CoV-2, доподлинно неизвестно. В конце прошлого года в городе Ухань — столице провинции Хубей — люди стали болеть респираторной инфекцией. Появились слухи о госпитальной летальности в 4-5%. Китай информировал ВОЗ о появлении новой болезни 31 января 2020 г., после того как 23 января (по приказу Си Цзиньпина) в Ухани был введен карантин. К марту заболевания прекратились, и китайцы уверовали, что именно 72-дневный карантин позволил «победить» вспышку. Это, конечно, неверно — несколько месяцев (с середины декабря до начала марта) – обычная продолжительность вспышки любой респираторной вирусной инфекции в одном городе. Следует подчеркнуть, что китайская медицина владеет уникальными приемами лечения ряда болезней, но никогда не имела заметных достижений в борьбе с эпидемиями.

Летальность от SARS-CoV-2 в городе Ухани составила 1,2%, а за пределами города в провинции Хубей, где не было карантина – 0,85%. Такие цифры сообщили в авторитетном журнале Nature Medicine китайские и американские исследователи. Это полностью согласуется с данными английских ученых-статистиков из Оксфорда, которые показали, что средняя летальность от новой инфекции в экономически развитых странах, где высока доля пожилых людей – 1,6%, а в развивающихся странах с преимущественно молодым населением – 0,8%.

Еще до введения карантина в Китае COVID-19 был завезен в страны Юго-восточной Азии, Западной Европы и США. Из-за появления больных в Западной Европе и слухов о высокой летальности SARS-CoV-2 ВОЗ 11 марта 2020 г. без достаточных оснований объявила о пандемии и глобальной опасности. Сейчас эта организация отрицает факт объявления пандемии, говоря, что ее Генеральный директор только назвал ситуацию «похожей на пандемию». То есть опять пресловутые «хайли лайкли».

После объявления пандемии в охваченных вспышкой странах Западной Европы без какого-либо анализа стали копировать «китайский способ» борьбы с коронавирусом, оправдывая карантины и даже закрытия производств якобы высокой летальностью нового вируса. Эти ограничения в силу низкого уровня доверия тамошнего населения к своим властям, соблюдались менее строго, чем в Китае.

В России первые два случая COVID-19 были завезены китайскими торговцами. Этот завоз не имел эпидемических последствий, но граница с Китаем была закрыта. Массовый завоз, давший начало вспышке ковида в нашей стране, произошел из Западной Европы, границы с которой, несмотря на массовую заболеваемость в этом регионе, своевременно закрыты не были, также не проводилась обсервация прибывающих из эндемичных стран, вероятно, чтобы не причинять беспокойства состоятельным россиянам, массово отдыхавшим на горнолыжных курортах Европы.

Следуя традиционному «чужебесию», российские «власть и собственность предержащие», не раздумывая, без необходимого анализа эффективности, ввели чрезвычайные ограничительные меры в нашей стране по западному образцу. Так и появилось «коронабесие». В результате возникла ситуация, никогда ранее не происходившая в борьбе с эпидемиями. Вместо традиционных и эффективных «изоляции больных и отслеживания контактных», впервые в истории была сделана безумная попытка провести массовую изоляцию здоровых (курсив В.С.).

К началу марта стало достоверно известно, что новый вирус не обладает высокой летальностью. Однако это не поколебало ложные утверждения об «ужасной смертельности» нового вируса, которые распространяются, вопреки здравому смыслу, до сих пор. Уже в марте был доказан низкий уровень опасности COVID-19 даже для наиболее уязвимой для любой заразы группы престарелых.

Как часто бывает, этому помог случай. Наверное, все помнят перипетии с круизным лайнером «Diamond Princess» в Японии. После появления заболеваний COVID-19 4 февраля на судне был введен карантин. Пассажиры (2666 человек) и команда (1045 человек) оказались в полной изоляции в каютах с единой системой вентиляции, не снабженной никакими фильтрами. Фактически это был эпидемиологический эксперимент по содержанию людей в «затравочной камере» (так на животных испытывают опасность патогена или газа). Средний возраст команды составлял 36 лет, а пассажиров – 69 лет. За 25-дневный карантин из 3711 «испытуемых» были инфицированы 712 (19,2%), из них умерли 14 (1,96%). Все умершие оказались пассажирами, то есть находились в группе, где должна наблюдаться максимальная летальность. У 331 (47% от числа инфицированных) не было выявлено никаких симптомов.

— Почему же тогда эти ограничительные меры были введены во многих странах?

Это достаточно сложный вопрос. Понятна и логична позиция стран, которые сохранили нормальный образ жизни. Её четко сформулировал главный эпидемиолог Швеции Андерс Тегнелл – прежде чем вводить какие-либо ограничения необходимо получить веские доказательства чрезвычайной опасности коронавируса. Необходимых научных доказательств, как известно, никем получено не было. Поэтому Швеция, введя на короткий период ограничения для студентов и учащихся колледжей, установила их неэффективность и отказалась от их введения. Это позволило стране без ущерба сохранить экономику и психическое здоровье граждан.

Позиция стран, которые на фоне всех известных данных о свойствах нового вируса внедрили сковывающие экономику и ограничивающие личные свободы граждан ограничения не поддается логическому объяснению. Единственную попытку понять, что двигало лидерами и правительствами таких стран, я нашел в интервью лауреата Нобелевской премии за 2013 г., профессора Стенфордского университета в США Майкла Левитта, получившего эту престижную награду за компьютерное моделирование. Профессор Левитт был единственным, кто правильно спрогнозировал развитие вспышки COVID-19 в Китае. В своем интервью известному изданию «The Telegraph» он сказал, что решение держать людей в четырех стенах из-за распространения коронавируса было мотивировано паникой, охватившей лидеров» разных стран, а не разумными научными соображениями. «Не думаю, что эта изоляция спасла жизни. Думаю, что она могла стоить жизней», — отметил Левитт. Он также назвал публикуемые алармистские прогнозы по числу больных и умерших завышенными в 10-12 раз. Этот вывод подтверждают и другие ученые. Однако большинство правительств продолжают опираться на сомнительные прогнозы англичан.

На фоне «испуга лидеров» СМИ повсеместно стали проводить направленную пропаганду страха. Насколько якобы «независимые» СМИ ангажированы даже в «самой демократической» стране мира США наглядно показало отечественное телевидение, освещая предвыборные коллизии в штатах, сопровождавшиеся отключением от эфира даже действующего президента США.

Если провести аналогию с содержанием запрещенного в СССР романа Джорджа Оруэлла «1984», то нетрудно увидеть, что современные СМИ превратились в оруэлловское «Министерство правды». Сегодня даже официальные СМИ не отражают действительность, а формируют её. Вы спросите, как такое возможно? Тем, кто не смотрел американский фильм «Как хвост виляет собакой», я настоятельно рекомендую посмотреть, очень познавательно. Этот фильм есть в свободном бесплатном доступе в интернете. Продолжая тему, следует сказать, что в мире сложилась ситуация, когда официальные телевизионные каналы воспринимаются многими людьми как источник достоверной информации, каким бы абсурдным представляемое на экране ни выглядело. Убедительно повторенный несколько раз откровенный «фейк» некоторым людям начинает казаться внушающим доверия.

В настоящее время правительство нашей страны преимущественно ориентируется на разработки Высшей школы экономики, пропагандирующей исключительно либеральные подходы. Именно рекомендациям этой организации мы обязаны проводимой многолетней реформе отечественного здравоохранения. Преобразование советского здравоохранения проходило по западным лекалам, отрасль стала развиваться как сфера услуг, как научный и производственный бизнес. Упразднялись по чисто финансовым критериям «нерентабельные» больницы, поликлиники и инфекционные койки. Сокращалась численность врачей и другого медицинского персонала. Это в совокупности привело к большим сложностям в 2020 г. Главные проблемы в борьбе с распространением коронавирусной инфекции в России по мнению сотрудника Минздрава РФ И. Куликовой — дефицит врачей и загруженность медицинских учреждений.

— Но ведь строгие меры, направленные на сдерживание «эпидемии», негативно воздействуют на экономическое развитие. Каковы их последствия?

Совершенно верно, последствия карантинов и всех прочих мер по борьбе с ковидом более тяжелые, чем сама болезнь. По оценке экспертов, предполагаемый спад реального производства в наиболее экономически развитых странах может быть достаточно существенным, что может привести к сокращению доходов к концу года более чем на 10%. Правительство России заявило, что спад в нашей стране будет меньшим. Вероятно, это справедливо, так как сокращения коснулись преимущественно сферы услуг, которая в нашей стране развита меньше, чем на Западе. Однако, несмотря на небольшую долю малого и среднего бизнеса в совокупном ВВП России, число наших сограждан, задействованных в этой сфере экономики, достаточно велико. Поэтому социальные последствия разорения малых и средних предпринимателей настораживающе велики. По оценке Счетной палаты, уровень безработицы к сентябрю 2020 г. в нашей стране достиг 6,3%, а, число лиц, не имеющих работы в России приближается к 5 млн.

Безработица в Швеции, где было меньше всего карантина – 7%, а в Израиле, где был очень жесткий карантин – 30%. При этом следует учитывать исследования известного политолога и экономиста М. Фридмана, которые показали, что «в США рост безработицы на один процент ведет к увеличению числа убийств на 5,7%, самоубийств – на 4,1%, заключенных – на 4%, пациентов психиатрических больниц на 3,5%». Эти цифры напрямую неприменимы к России, но знать о них следует.

В Москве неблагоприятная обстановка вследствие введенных ограничительных мер привела к оттоку мигрантов, традиционно восполнявших нехватку рабочей силы. По словам столичного градоначальника, в первопрестольной не хватает 40 тыс. человек для уборки улиц. Однако на глазах увеличивающаяся численность всякого рода «проверяющих и контролирующих» наличие масок и перчаток в магазинах и на транспорте, часто пополнившихся за счет мигрантов, заставляет усомниться в реальности сокращения численности «гастербайтеров».

С одной стороны, сокращение мигрантов, если оно произошло, может сказаться на внешнем облике города, но, с другой стороны, может быть это приведет к сокращению, так полюбившегося чиновникам, внешне эффектного, но совершенно бессмысленного и бесполезного бесконечного мытья мостовых и тротуаров дезрастворами. Вероятно, особый восторг у различного рода «борцов с ковидом» вызывал вид поливальных машин, непонятно зачем разбрызгивающих дезинфицирующие средства вертикально в воздух. Я надеюсь, что наступление холодов остудит чиновничий беспредел, и улицы и тротуары не будут намеренно превращать в ледяные катки.

То, что часть «офисного планктона», не производящего материальных ценностей, была отправлена на «удаленку» из-за COVID-19, возможно, хорошо. Но если на «удаленку» отправят 30% авиадиспетчеров или стрелочников на железной дороге, это может привести к катастрофам. Кроме этого следует иметь в виду, что работающие дистанционно используют платную версию американской платформы «Zoom», и, таким образом, российскими деньгами укрепляют американскую экономику.

— Как Вы оцениваете меры, применяемые в России для ограничения распространения COVID-19?

Коммерческой составляющей этой «борьбы» я коснулся вначале. Теперь рассмотрим противоэпидемическую составляющую, что мне профессионально ближе. Большинство стран, и Россия в их числе, пошли по пути силовых ограничений COVID-19. Только несколько стран смогли сохранить взвешенный подход к профилактике. Я считаю необходимым перечислить страны, которые не поддались всеобщему безумию: Белоруссия, Бразилия, Вьетнам, Коста-Рика, Куба, Ливан, Северная и Южная Кореи, Иран, Туркмения, Швеция. В эту же группу попадает и Япония, где, в соответствии с конституцией страны, власти не имеют права ограничивать права граждан, и в силу этого в стране был сохранен нормальный образ жизни.

Вспышка COVID-19 (я сознательно употребляю слово «вспышка», так как нигде в мире не был превышен эпидемический порог, составляющий 5% больных (именно больных, а не «здоровых носителей») от числа жителей) была отмечена практически во всех странах, как любая вспышка вирусной респираторной инфекции. Однако нигде в мире ограничения, призванные сдержать болезнь, не дали ожидаемого эффекта.

Если сопоставить кривые заболеваемости COVID-19 в странах, вводивших ограничения и даже локдауны, и в странах, сохранивших нормальный образ жизни, то мы не увидим никакой существенной разницы. Уже упоминавшийся Нобелевский лауреат М. Левитт проанализировал данные по 78 станам, в которых было зарегистрировано более 50 случаев ковида. Ни в одной из этих стран заболеваемость не развивалась по экспоненте, что доказывает невысокий эпидемический потенциал нового вируса.

Положение с избыточной смертностью в странах, где отсутствовали ограничения, было даже несколько лучше, чем в странах с ограничениями. Вероятно, за счет того, что удалось избежать части дополнительных смертей в группах больных с онкологией, инсультами и инфарктами, для которых сохранилась возможность оказывать своевременную необходимую медицинскую помощь, в отличие от стран, массово перепрофилировавших больницы «под ковид». Как сообщают СМИ в ряде стран, например, в Англии и Германии приходилось массово отменять плановые операции раковым больным или отказывать в медицинской помощи больным с инсультом и инфарктом в связи с отсутствием свободных больничных коек.

Точная структура избыточной смертности в нашей стране будет ясна только в конце года, когда будут собраны необходимые данные. На сегодня известны только данные за первое полугодие 2020 г. Счетная палата сообщила о росте естественной убыли населения страны (превышение числа умерших над числом родившихся) за этот период по сравнению с аналогичным периодом 2019 года более чем на 30%, что в абсолютных цифрах составило 318 тысяч человек. Всего же за первое полугодие текущего года в стране умерли 1128 тысяч человек. Это на 5% больше, чем за тот же период в 2019 г. По данным Росстата среди всех умерших доля тех, у кого причиной смерти послужила коронавирусная инфекция, составила 2% или 22,6 тыс. A priori можно сказать, что за весь год умершие от коронавирусной инфекции составят единицы процентов.

Что определяет основную смертность и что определит избыточную смертность, как уже было сказано, станет известно только в конце года. Однако уже сейчас очевидно, что на эти показатели существенно не повлияет COVID-19. Вот какой анализ за первое полугодие представил по Санкт-Петербургу бывший руководитель здравоохранения в северной столице, а ныне депутат, доктор медицинских наук профессор Александр Редько. По его данным, смертность в городе выросла по сравнению с аналогичным периодом 2019 г. Но убыль населения была связана «вовсе не с COVID-19, а с резким ростом смертности от онкологии и сердечно-сосудистых заболеваний (смертность от всех видов пневмоний, что характерно для СOVID-19, наоборот, снизилась на 3,8%)».

Аналогичная картина наблюдается в Германии. Как сообщила газета «Суть времени», согласно данным из правительственных источников этой страны, борьба с COVID-19 привела к бОльшему числу смертей, чем сам коронавирус. От ограничения доступа к необходимой медицинской помощи в первую очередь погибали больные раком и инсультом. По оценке, дополнительные смерти составили от 5 до 125 тыс. человек.

Отдельно следует коснуться катастрофической ситуации, складывающей в отечественной школе. Необоснованное закрытие школ и отправление на дистанционное обучение школьников старших классов негативно влияет на качество образования и наносит огромный невосполнимый ущерб будущему нашей страны. В «лихие» 1990-е страна уже потеряла целое поколение, когда дети вместо посещения школы были вынуждены добывать средства существования мытьем машин на улицах. Осуществляемые сейчас действия могут привести к потере еще одного поколения. Указанная проблема слишком важна для будущего нашей страны и требует отдельного серьезного освещения.
Tags: Медицина, Происходящее
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments