Eshka-43 (eshka_43) wrote,
Eshka-43
eshka_43

Почему Америка проиграла войну. Старая-старая статья

Старая-старая статья, она была написана М. Фейглиным еще 13.09.01.
Не устарела.
(Осторожно, крутой экстремизм)


В четверг, через 2 дня после теракта в Манхеттене, я понял, что Америка проиграла войну.

Я приехал в Америку на четыре дня на встречу, которая должна была состояться в Манхеттене во вторник вечером. Встреча не состоялась – огромный город оказался полностью парализован. Неизвестно, все ли приглашенные на эту встречу живы. Нет обратных полетов в Израиль. Все, что осталось – это слушать новости и надеяться на место в первом рейсе, которым можно будет вернуться в Израиль.
Я никогда не остаюсь на Субботу за границей. Это дороже и менее эффективно – но это мое правило, которого я всегда придерживаюсь. В эту Субботу я не попаду в Землю Израиля, и все, что мне осталось – молиться о том, чтобы мои молитвы в Рош-а-Шана* поднимались из Святой Земли.
Невозможно укрыться от репортажей с места теракта. Это разносится в воздухе, дома, в машине, в магазинах. Я захожу в местную лавку. Над прилавками и закутком продавщицы раздается голос Буша, обращенный к американскому народу. "Я объявляю завтрашний день днем молитвы", - говорит президент.
Интересно, думаю я, что-то мне не помнится, чтобы израильский премьер-министр обьявлял день молитвы. Даже когда началась война Судного Дня, и Голда Меир была в шоке, что-то мне не помнится, чтобы она просила кого-нибудь молиться. Ну хорошо, продолжаю я рассуждать про себя, их гимн обращается к Богу: "Боже, благослови Америку". Англичане также хранят крепкую связь со Всевышним: "Боже, храни королеву". Только израильтяне "разорвали контакт" в своем гимне. Все, что осталось – это убогая надежда на какую-то свободу непонятно от чего. Так кому бы они, собственно, молились?
"Я прошу каждого американца," - продолжает президент и прерывает мои мысли, - "чтобы завтра, в обеденный перерыв (именно так он и сказал – не за счет работы как член профсоюза, за счет времени на еду) каждый молился бы за всех пострадавших, за их семьи, за американский народ. Идите в церкви, в синагоги, в мечети и молитесь" – заключает президент.
"Я не ослышался?" – спрашиваю я продавщицу, - "он сказал "мечети" "?
Продавщица кивает головой.
"В этот момент вы проиграли войну", - говорю я изумленной продавщице, и продолжаю выбирать нужные мне продукты.
Америка проиграла войну. Американцы попались на том же, на чем попался Израиль. Так же как Израиль отступает от поражения к поражению, так и американцы вступили сейчас на путь к катастрофе.
Когда будут найдены "черные ящики" с самолетов, можно будет услышать пилотов, кричащих "Аллах ахбар!" в последние секунды перед столкновением. От имени "Аллаха" они вам устроили бойню, а сейчас президент призывает вас идти молиться ему.
Американский колосс получил удар гораздо более тяжелый, чем тот, которым он был втянут во Вторую Мировую войну. Те, кто нанесли удар тогда, получили в ответ две атомные бомбы. У нынешнего удара нет обратного адреса. В первые часы казалось, что американская месть будет ужасна. Американские евреи думали, что сейчас Шарон сможет покончить с арабами, взорвать мечеть Аль-Акса, выгнать их всех. На фоне жутких фотографий Всемирного Торгового Центра и снимков арабов, пляшущих на улицах Рамаллы, Шарон мог сделать все, что захочет, и получил бы от американцев только благодарственные письма. И месть Америки дополнила бы реакцию Израиля. Прошли часы, пролетели дни - и американский тигр оказался бессильным котенком. Американский президент занят тем, что упрашивает народы мира вступить в коалицию против обитателей пещер в Афганистане. Сенаторы разъясняют в прямой трансляции американскому народу, что "нам надо помнить, что наш враг – террористы, а не ислам".
Америка проявила ту же слабость, от которой страдает Израиль в последние годы. Она в плену своей идеологии, и поэтому неспособна опознать врага и воевать с ним. Поэтому она проиграет, так же, как проигрываем мы.
Израиль был создан с предположением, что народ Израиля – обычный народ, как и другие европейские народы. Поэтому ему следует создать обычное государство, основанное на западной культуре, и быть принятым в семью народов. Поскольку народ обычный, как все народы, и государство тоже обычное, как все государства, то и конфликты с соседями тоже конфликты обычные, "стандартные". Это конфликты рациональные, конфликты из-за земли, конфликты, которые можно разрешить логическим путем.
Но народ Израиля – не обычный народ, его конфликты – не обычные конфликты. Война с нами – не из-за территорий, а из-за самого факта нашего существования как еврейского народа. Это война против скрытой идеи, которая в нас заложена, и которая готова прорваться наружу и воплотиться в нашей национальной жизни. Против этого и воюют наши враги, а мы им отвечаем рамках желательного нам представления о действительности. Мы говорим о войне и безопасности, и не понимаем, почему они Арафат не готов принять даже 100% территорий.
"Король голый! " - кричит нам Арафат, и убивает трех евреев в Нетании.
"Хотите, мы наденем в вашу честь другую одежду? "- спрашивает Перес.
"Он голый! " - кричит Арафат, и убивает молодую мать в Алфей-Менаше.
"Может быть, нам одеть красное? "- спрашивает Бейлин.
Он продолжает наносить удары, а мы продолжаем предлагать свои решения, не признавая голую истину. Стоит ли удивляться, что мы проигрываем?
То же самое происходит сейчас в Америке.
Американцы принадлежат к христианской цивилизации. Большая часть американцев не христиане, но в принципе, как носители знамени западной культуры, они – продолжатели его культурного и духовного наследия.
Что заставило террористов так ненавидеть Америку? Почему они готовы покончить с собой, чтобы только убить американцев? Ведь Америка не захватывала их землю, наоборот, многие из них питаются от ее щедрой руки. И даже арабская община Нью-Джерси, которая живет прямо у американского "горшка с мясом", и которая сама могла бы физически пострадать от атаки, даже она веселилась и радовалась виду ужасной бойни. В чем разгадка этой ненависти?
Две блудные дочери вышли из дома еврейского народа, и отправились покорять мир – христианство и ислам. Они обе ненавидят свою мать и враждуют между собой. Иудаизм включает в себя милосердие и справедливость в гармонии и пропорции. Христианство провозгласило перекос в сторону милосердия, ислам – в сторону справедливости. Сейчас мусульмане видят с тоской в глазах, как культуре, основанной на христианском милосердии, удается захватить мир. Приходите все и получите все из рога изобилия. Мы открыты всем, мы подставляем вторую щеку, и все тело заодно, возьмите себе свою часть богатства, заходите все в ворота Всемирного Торгового Центра. Мы не оккупируем вас мечом, мы оккупируем вас золотом.
"Зачем они переносят свои войны сюда?!" - кричит переполошенный биржевой маклер в микрофон CNN. Он никак не поймет, что он – оккупант, только он оккупирует не территории, а чужую культуру, - прямо отсюда, из зданий Близнецов. Но каждый мусульманский ребенок понимает это отлично. То, что недоступно пониманию сенаторов и комментаторов в Америке, понятно каждому в другой половине мира. У Америки война не с одиночкой – Бин-Ладеном, а с каждым ребенком, который родится завтра в Каире, в Аммане, в Бейруте, в Газе, а если он мусульманин, то и в Нью-Джерси.
Америка никогда не признает, что она имеет дело с войной культур, а фактически – с религиозной войной. Такое признание, как и аналогичное признание в случае Израиля, означает что ценности, на которых основана Америка, сами основаны на ошибке. Они не универсальны, как хотели бы думать американцы. Счастье, к которому они стремятся от имени всего человечества, это может быть и счастье для определенной его части, воспитанной на христианстве, но это ад для другой, не меньшей группы людей. Может быть именно сейчас весы начинают склоняться в другую сторону, и вторая половина мира начинает сейчас реализовывать свое стремление к счастью. (Горе культуре, чье счастье тонет в реках крови!). А вам, американцам, придется привыкать к новой действительности, как до этого вы приучали мусульман к своей действительности.
Америка этого никогда не признает – поэтому она никогда не сможет ответить настоящей войной. Они не хотят видеть врага – они ищут террористов, так же как и Шарон гоняется за конкретными бандитами. Они гоняются за осами вместо того, чтобы уничтожить осиное гнездо. Они боятся его разворошить, боятся настоящего столкновения – столкновения между своими ценностями и ценностями ислама.
Они хотят коалиции с умеренными арабскими странами. Они хотят доказать, что не ислам – враг и не арабы – враг, враг - это террор. Абсурд доходит до того, что приглашают даже Арафата, человека, первым придумавшего угоны самолетов, человека, который стоит у истоков террора ХХ века – даже его они берут в коалицию, только чтобы он обеспечил им завесу от реальной действительности.
Они, конечно, поймают нескольких "ос". Бин-Ладену придет конец. У этого человека нет никакого шанса укрыться от военной мощи США. Ну и что? Любой арабский ребенок хочет сегодня стать "шахидом" – мучеником за веру. Когда Бин-Ладен попадет в пантеон мучеников, то миллион желающих прийти ему на смену выстроятся в очередь, сгорая от нетерпения. Америка ведет физическую войну с духовным противником. Они не способны понять то, что мы в Израиле видим каждый день – счастливых родителей террористов-самоубийц.
Много вылетов и посадок увидим мы в ближайшие месяцы, боевые корабли и самолеты, миллионы тонн тротила в песках иракских пустынь и в афганских пещерах. Они уничтожат тысячи невиновных, а после всего этого проиграют – потому что не распознали врага. Будет там и "Буря в пустыне" (кодовое название предыдущей операции), которая придет и уйдет незамеченной, будет там "Бесконечная справедливость" (кодовое название предстоящей атаки) – справедливость, у которой нет цели и поэтому в ней есть все, кроме справедливости.
Если бы у американцев была решимость посмотреть в глаза реальности, то они смогли бы победить с легкостью, без коалиции, без переброски армий, без бессмысленной траты человеческих жизней. Но они заняты самообманом. Не только политики, этим заняты все, вплоть до последнего гражданина.
Одним из интересных явлений была самоцензура, которой занялись американские СМИ. Я сидел и смотрел по телевизору прямую трансляцию о развитии событий. В первый час транслировали напрямую из Рамаллы и Шхема – были видны толпы "палестинцев", праздновавших бойню в Манхеттене. Вдруг эти передачи прервались, как будто их и не было. После первого часа их никогда больше не показывали. Только среди еврейских газет в Jewish Press видел я потом эти фотографии. Я не верю, что из американской администрации позвонили в телестудии и дали указание, что передавать. Это пришло к ним естественно – не показывай Америке реальность, которая противоречит ее основным ценностям. Мы проявим приверженность к американскому пути и с ним победим! Действительно ли?
Исчезли трансляции из Рамаллы и других таких же мест. Вместо этого начали появляться в бесконечных количествах интервью с американскими профессорами - обладателями арабских имен и арабского акцента. Скрытое послание – вот американец, его зовут Ахмед, он мусульманин, и при этом добропорядочный американец!
"Я решительно осуждаю атаку,- говорит такой арабский профессор, - вы должны знать, что большинство арабов не таковы, как эти мерзкие террористы, большая часть думает как я. Но! ",- добавляет профессор со знанием дела, - "тем, что вы помогаете израильской оккупации Палестины, вы приводите к тому, что все больше арабов становятся на сторону террористов, а не на мою! "
Поэтому Израиль не в коалиции - даже первоклассное подразделение по разборке завалов, которое было готово прийти на помощь, с почетом отправили обратно на базу. Израиль – это содержанка, которую надо припрятать подальше, а король террора Арафат – законная и желанная жена.
Хорошо что так случилось. Потому что в своей основе Америка – не наш союзник. Впрочем, статья не об этом.
На следующий день после теракта ко мне обратился богатый американский бизнесмен и спросил, каково мое мнение о происходящем. Я изложил свою точку зрения, и тогда он поразил меня соблазнительным предложением. "Я готов оплатить обьявление на целую страницу "Нью-Йорк Таймс" (это газета с тиражом в десятки миллионов, и такое обьявление стоит порядка ста тысяч долларов). Я прошу, чтобы Вы сели и написали текст объявления". Я не хотел этого делать, потому что война американцев с привидениями – не моя война, и потому что надеялся, что этот уважаемый еврей направит свое богатство на более важные цели, которыми мы заняты в Земле Израиля. Но этот человек настаивал, и я подготовил следующее объявление:

Это война культур – война религиозная.

Мы уничтожим миллион бин-ладенов – а они продолжат праздновать.
(здесь – фотографии арабов, пляшущих на улицах)

Они уничтожили наши символы -
(здесь – фотографии горящих башен Близнецов)

нам следует уничтожить их символы.
(здесь – фотографии мечети Аль-Акса на Храмовой горе и Ибн-Акба в Мекке)

Поражены???


Американцы таких вещей не делают???


Америку будут разрушать и дальше, пока вы этого не поймете…

Мой американский друг был потрясен при чтении обьявления. "Но они же начнут религиозную войну!" - сказал он мне. – "Ты представляешь себе, в каком замкнутом кругу взаимной мести мы окажемся?"
"А сейчас вы что получили?", - спросил я его.- "Ты думаешь, они убили только несколько тысяч лишь потому, что пока они ненавидят вас не слишком сильно?"
"Эта война – религиозная",- обьяснил я ему. "Они не боятся умереть, они освящают смерть, они умирают со словом "Aллах" на устах, веря, что в раю их ждут 70 девственниц. Как только они захватывают святое место, они тут же превращают его в мечеть (так они поступили с Храмовой горой и с могилой Йосефа). Они не боятся вас с вашими бомбами – в крайнем случае, готовы стать мучениками за веру. Они направили свой удар по вашему богу – у вас нет выбора, вы должны направить свой удар по их богу. Когда вы его разрушите, у них останется только этот земной мир. Тогда они начнут бояться звука шуршания листа, укола булавки, они узнают, что не только они понимают ваш язык, но и вы понимаете их язык, и вы воюете с ними по их же правилам."
"Подумай о том", - добавил я, – "сколько людей вы собираетесь убить понапрасну, и как легко выиграть эту войну без единой человеческой жертвы."
Мой друг согласился – но так и не осмелился опубликовать это обьявление. Ведь прежде всего он такой же американец.
Меня гораздо больше волнует продолжение.
Поскольку американцы проиграют, разрушения будут продолжаться. Башни Близнецов станут только началом. Успех террористической атаки создал непобедимое желание сделать нечто подобное у каждого арабского ребенка. Теракты усилятся, и у американцев не будет ответа. И вот тогда всех повергнут в трепет подстрекательские слова арабского профессора: "Во всем виноват Израиль!" И подтекст – во всем виноваты евреи!
В Америке не будет погромов. Маленькие погромчики – может быть, но не то, к чему мы привыкли в Европе. Есть нечто глубоко основательное в этом народе, он этого не допустит. Но как еврей покажется на улице, когда каждый американец будет убежден, что именно из-за евреев он потерял свой заработок, свое имущество, своих близких, которые были убиты в терактах и бесконечной войне?
Обратный путь в землю Израиля был очень тяжел. Почти 24 часа просидел я на чемоданах, пока мне удалось втиснуться в один из самолетов воздушного моста, который организовала компания "Эль-Аль" для возвращения застрявших израильтян домой. "Если это очередь израильтян, которые хотят вернуться в страну", - думал я про себя, - "остается только гадать, как будет выглядеть очередь спасающихся евреев…"
Я всегда встаю на колени и целую землю, когда возвращаюсь в Израиль. Никогда еще я не целовал Святую Землю так горячо, как в это возвращение.
--------------------------------------------------------------
*Рош-а-Шана – еврейский праздник Нового года, в этом году соответствует 19 сентября по грегорианскому календарю.

Anna (stilo)
Tags: А пофилисофствовать?, Политика и жизнь
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments