Eshka-43 (eshka_43) wrote,
Eshka-43
eshka_43

Categories:

Умучила работу... да взялся за гуж... Не люблю писать природу,

она живая, все время даже на холсте меняется. с городом проще, он статичен, как и уже сорванные цветы, что удавались мне легко.. Эта страница жизни давно перевернута и осталась далеко позади, но лучшие годы и ребят и и свои там все же прожиты и тесно. Писать стало тяжело - энергетика пала до нуля, даже в огороде ничего не растет, живу только из упорства и любопытства к изменчивости к почти мгновенной происходящего... Хорошее было время. Вспомнилась покупка горы... Первым купил дом Гелескул, как ему это удалось, бог весть - запрет на продажу в месте памятника природы держится до сих пор. Толя работал по ночам и выходил ночью гулять в красногвардейской шинели с красногвардейской остроконечной будёновке с большой звездой над лбом, приводя в ступор местных жителей, бабки напротив крестились, завидя его и с любопытством не спали, ожидая очередного выхода. Место Ципиной аховое, раньше на горе стояла часовня над ключом и местные из деревень часто приходили за водой. Удивительно, но одна из самых высоких гора в Вологодской - куда не копнешь, везде вода, из колодца она выливалась рекой во время дождя и сбоку от дороги били ключи с ледяной водой, куда бегала я полоскать белье, и любила сидеть аленушкой на бережку. Наверху горы в ту пору стояла смотровая вышка, уже полуразложившаяся и мы со страхом забирались туда с бутылкой вина - дали были умопомрачительные, еще не заросшие сплошь лесами. На склоне росли кавказские колючки и под каждым камнем спали змеи. А уж дары леса, даже в горячий 72-й не дали бы умереть с голоду в самые неурожайные годы - морошка, клюква, малина, грибы, по рекам и озерам море рыбы и мы в речке ночью фонариками отлавливали раков и еще по ручьям можно было отыскать речной жемчуг, которым были обшиты местные иконы.Коваль с Беловым приносили с охоты дичь, благо Юрка состоял в охотничьем клубе. Ребята собрались и решили записать дом на Соколова, который в ту пору реставрировал Ферапонтов монастырь с Гусевым. Купили за три сотни, собирали миром. 72-й год... Год летней засухи, когда в июле гребли по дорогам ногами желтые осенние листья, а в нижнем высохшем болоте ходила посуху, сгребая в юбки белые грибы с кочек. Столетний дед, что жил в доме до нас, довел дом до ручки, не делая ремонта с довоенных времен. Я, лежа на печке, читала местные газеты 20-х, 30-х годов, которыми был оклеен потолок, балдея от местных новостей и сталинских лозунгов шапкозакидательства всего и вся... Внизу деревни жил старый ворон и однажды он или она оставил на заборе нижнего дома вороненка, которого мы выкармливали всей деревней, а соловьи пели так, что Белов не выдержал и запустил шутиху, всполошив бабок напротив. Вспоминая все это и недонаписала вот не очень удачную картинку, не справляясь с живой горой и вместив сюда любимую книжку Коваля с его Одуванчиком... К августу осилю...какие наши годы...
Tags: Живопись...своя..., От-себя-тина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments