Eshka-43 (eshka_43) wrote,
Eshka-43
eshka_43

Закон о вакцинации и как бороться с произволом чиновников и медиков на местах часть 2

Разумеется, у руководства регионов также нет права предъявлять к работодателям подобные неисполнимые законным образом требования.
4. Не существует законных оснований для отстранения от работы в связи с
отказом от профилактических прививок граждан, не занятых работами, включёнными в перечень, утверждённый Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.07.1999 № 825.
Утверждение, что в случае отказа от прививки против новой коронавирусной инфекции по эпидемическим показаниям работодатель может отстранить работника торговли, учреждений общественного питания, организаций почтовой связи и т.п. от работы без сохранения заработной платы является ложным.
Как мы уже указывали, полномочия главных санитарных врачей регионов исчерпывающим образом перечислены в статьях 50 и 51 Федерального закона от
30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения».
Единственное полномочие, затрагивающее возможность отстранения работника
от работы, предусмотрено пп. 6 п. 1 ст. 51 указанного закона (выделение наше):
«6) при угрозе возникновения и распространения инфекционных заболеваний, представляющих опасность для окружающих, выносить мотивированные постановления о:
...
временном отстранении от работы лиц, которые являются носителями возбудителей
инфекционных заболеваний и могут являться источниками распространения инфекционных
заболеваний в связи с особенностями выполняемых ими работ или производства».
Данное полномочие не имеет отношения к возможности отстранения от работы непривитых лиц. Оно предполагает (по формуле «и», а не «или») исключительно
возможность отстранения от работы по предписанию главного санитарного врача
региона граждан, которые одновременно являются носителями возбудителей инфекционного заболевания (в нашем случае — имеют положительный ПЦР-тест на
новую коронавирусную инфекцию) и при этом, одновременно, являются (в силу
этого) возможным источником его распространения.
Непривитый гражданин, разумеется, вовсе не обязательно является носителем
возбудителя новой коронавирусной инфекции. Вместе с тем, привитые граждане,
как уже хорошо известно из опыта, могут болеть новой коронавирусной инфекцией
и, соответственно, являться источником её трансмиссии.
Таким образом, данная норма не дает главному санитарному врачу региона
возможность предписывать отстранение от работы граждан в связи с их отказом от
профилактической прививки от новой коронавирусной инфекции по эпидемическим показаниям.
Федеральное законодательство содержит лишь одну норму об отстранении от
работы в связи с отсутствием прививки — она содержится в п. 2 ст. 5 Федерального
закона «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней»:
13
«2. Отсутствие профилактических прививок влечет:
...
отказ в приеме граждан на работы или отстранение граждан от работ, выполнение которых
связано с высоким риском заболевания инфекционными болезнями.
Перечень работ, выполнение которых связано с высоким риском заболевания
инфекционными болезнями и требует обязательного проведения профилактических
прививок, устанавливается уполномоченным Правительством Российской Федерации
федеральным органом исполнительной власти».
Из данной нормы однозначно следует, что отстранение от работы (или отказ
в приёме на работу) граждан в связи с отказом от профилактических прививок
возможен исключительно в отношении граждан, занятых в работах, входящих в
перечень работ, утверждённый соответствующим федеральным органом исполнительной власти.
Возможность отстранения от работы в связи с отказом от профилактических прививок граждан, не занятых в работах, входящих в указанный перечень, законом не
предусмотрена. При этом данный перечень утверждается на федеральном уровне и
не может изменяться и дополняться на региональном уровне, в том числе решениями главных санитарных врачей регионов, глав и правительств регионов.
В настоящее время полномочие утверждать указанный перечень принадлежит Министерству здравоохранения РФ (п. 5.2.90 Положения о Министерстве
здравоохранения РФ). Однако действующий сейчас перечень был утверждён
Правительством РФ ранее, до передачи указанных полномочий данному министерству. Он содержится в Постановлении Правительства РФ от 15.07.1999 № 825
«Об утверждении перечня работ, выполнение которых связано с высоким риском заболевания инфекционными болезнями и требует обязательного проведения профилактических прививок».
Этот перечень строго ограничен. В частности, в него входят работники образовательных организаций, медицинские (и иные работники), взаимодействующие с больными инфекционными заболеваниями, работающие с кровью и
биологическими жидкостями человека, работники, обслуживающие канализационные сети, и т.п.
Работники сферы торговли, бытовых услуг, салонов красоты, транспорта, организаций почтовых услуг и т.п. категории граждан, перечисленных в постановлениях главных санитарных врачей Москвы и ряда других регионов, в этот перечень не входят.
Таким образом, никаких оснований для их отстранения от работы в связи с их
отказом от профилактической прививки от новой коронавирусной инфекции действующее законодательство не содержит. Отстранение же работника от работы в
связи с тем, что он не привит, законодательством не предусмотрено вовсе.
Отстранение от работы регулируется ст. 76 Трудового кодекса РФ, которая устанавливает перечень оснований для законного отстранения работника. В частности,
работник может быть отстранён от работы (иные основания не имеют отношения к
анализируемой ситуации):
14
«по требованию органов или должностных лиц, уполномоченных федеральными законами и
иными нормативными правовыми актами Российской Федерации;
в других случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими федеральными законами
и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации».
Однако, как было показано выше, главный санитарный врач региона уполномочен действующим законом предписать отстранение от работы работника исключительно в случае, когда речь идёт о доказанном носителе возбудителей инфекционного заболевания, который может быть источником его распространения (а не
непривитых граждан). Он не уполномочен требовать отстранения от работы непривитых граждан.
Отстранение от работы отказавшихся от прививки граждан, не занятых работами, включёнными в перечень, утверждённый Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.07.1999 № 825, также законом не предусмотрено.
При этом следует отметить, что основания для отстранения от работы, как
следует из приведённой нормы, могут вводиться исключительно Трудовым кодексом РФ, федеральными законами и федеральными (а не региональными)
нормативными правовыми актами (или постановлениями региональных главных санитарных врачей).
Таким образом, отстранение работодателем от работы в связи с отказом от прививки от новой коронавирусной инфекции по эпидемическим показаниям граждан, не занятых работами, включёнными в перечень, утверждённый Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.07.1999 № 825, будет незаконным
и необоснованным.
При этом следует особо отметить, что в рассмотренных нами постановлениях
главных санитарных врачей регионов и принятых во исполнение этих постановлений нормативных актах регионального руководства отсутствуют прямые указания на возможность или необходимость отстранения работодателем от работы
граждан, отказавшихся от прививки против новой коронавирусной инфекции по
эпидемическим показаниям. Такие указания звучали лишь в различных пояснениях и официальной риторике, не имеющих никакого правового значения и обязывающей силы.
Это означает, что в случае принятия работодателем незаконного решения об отстранении работника от работы ответственность целиком ляжет на самого работодателя, который не сможет сослаться ни на какие нормативные правовые акты, в силу
которых он был бы вынужден такое решение принять.
5. Работодатель, не обеспечивший профилактическую вакцинацию сотрудников по эпидемическим показаниям, не подлежит привлечению к административной ответственности (штраф, приостановка деятельности).
Угрозы привлечения к административной ответственности работодателя (путём
наложения штрафа, административного приостановления деятельности органи-
15
зации), не обеспечившего требуемый охват прививками своих сотрудников, также
лишены правовых оснований.
Вопросы и общие принципы привлечения к административной ответственности в Российской Федерации регулируются Кодексом РФ об административных
правонарушениях. В соответствии со ст. 1.1 ч. 1 указанного кодекса законы субъектов
РФ об административных правонарушениях должны соответствовать нормам самого кодекса.
Ст. 1.5 Кодекса устанавливает презумпцию невиновности в делах об административных правонарушениях — лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых
установлена его вина, считается невиновным, пока его вина не будет доказана
в порядке, предусмотренном указанным Кодексом, не обязано доказывать свою
невиновность за исключением особо установленных случаев (не имеющих отношения к анализируемой ситуации), неустранимые сомнения в виновности
лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу
этого лица.
Ст. 2.1 ч. 2 КоАП РФ прямо устанавливает (выделение наше):
«Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм,
за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от
него меры по их соблюдению».
Ст. 2.2 КоАП РФ устанавливает в ч. 1, что умышленным административное правонарушение признается, если «лицо, его совершившее, сознавало противоправный
характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и
желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично», неумышленным — если «лицо, его совершившее,
предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на
предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть».
Других видов вины КоАП РФ не знает.
Как было показано выше, у организации-работодателя отсутствует объективная
возможность выполнить требование об организации вакцинации сотрудников,
обеспечении того или иного охвата их профилактическими прививками. В случае
работодателя как физического лица (или руководителя организации) у него также отсутствует такая возможность — противоправным действием в данном случае
будет не недостижение требуемого охвата, а попытка его достичь, используя незаконные методы.
Это обстоятельство исключает виновность как организации, так и физического
лица (работодателя, руководителя организации) в недостижении охвата прививками своих сотрудников, незаконные требования достичь которого предъявляют
региональные главные санитарные врачи и иные должностные лица.
16
Угрожая работодателям, представители региональных властей обычно ссылаются на ст. 6.3. КоАП РФ («Нарушение законодательства в области обеспечения
санитарно-эпидемиологического благополучия населения»), ч. 2–3 которой предполагают штрафы для юридических лиц в размере до 500.000 — 1.000.000 рублей
и административное приостановление деятельности на срок до 90 суток, а также
крупные штрафы для должностных лиц организаций.
Однако, как указано в самой этой статье, такие санкции налагаются лишь за:
• нарушение действующих санитарных правил и гигиенических нормативов;
• невыполнение предписанных законом санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий;
• невыполнение в установленный срок законного предписания (постановления) или требования органа (должностного лица), осуществляющего федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, о проведении санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий.
Однако, как мы видели ранее, требования главных санитарных врачей регионов (региональных властей) об организации вакцинации сотрудников, обеспечении определенного охвата сотрудников профилактическими прививками являются незаконными и невыполнимыми.
Действующие санитарные правила (СП и СанПиН) не требуют от работодателей осуществлять или организовывать профилактическую вакцинацию сотрудников и, как мы видели, суды многократно признавали незаконным предъявление такого рода требований к работодателям со стороны санитарных властей.
Закон также подобных обязанностей на работодателей не возлагает, более того —
действующие нормы законодательства не позволяют работодателю выполнить
подобную задачу.
При подобных обстоятельствах административное дело против организаций
или их руководителей (а также работодателей — индивидуальных предпринимателей) не подлежит возбуждению, а в случае возбуждения должно быть прекращено
в силу отсутствия события и состава административного правонарушения (ст. 24.5
ч. 1 п.п. 1-2), а привлечение их к административной ответственности недопустимо в
силу отсутствия какой-либо доказуемой вины с их стороны.
Дополнительно следует отметить, что в недавнем решении Конституционного
Суда (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 апреля
2020 г. № 17-П), в котором суд прояснил конституционно-правовое значение норм
КоАП РФ, касающихся наличия умысла в случае совершения административного
правонарушения юридическим лицом, указывалось, что умышленным такое правонарушение может быть признано лишь когда установлено наличие умысла у его
должностных лиц (работников), ответственных за исполнение соответствующих
требований. Далее суд отмечает (абзац третий п. 1 резолютивной части):
17
«в иных же случаях, когда умышленный характер действий (бездействия) должностных лиц
(работников) юридического лица, ответственных за исполнение требований ..., из обстоятельств дела не усматривается и при этом имелась возможность для соблюдения соответствующих требований, но юридическим лицом не были приняты все зависящие от него меры по
их соблюдению, административная ответственность юридического лица может наступать только за
неисполнение требований ..., совершенное по неосторожности».
Таким образом, неисполнение заведомо невыполнимых требований не может
послужить законным основанием для привлечения юридического лица (как и физического лица) к административной ответственности.
Вместе с тем, для того, чтобы защитить себя от попыток привлечения к такой
ответственности, работодателю следует принять все зависящие от него меры для
исполнения постановлений главных санитарных врачей (региональных властей),
не противоречащих закону.
В частности, в случае требования обеспечить конкретный охват сотрудников
профилактическими прививками от новой коронавирусной инфекции работодателю следует:
• довести до сведения сотрудников под роспись информацию о постановлении регионального санитарного врача и его содержании;
• довести до сведения сотрудников под роспись официальную информацию о
желательности проведения профилактической прививки (при этом целесообразно одновременно напомнить сотрудникам, что профилактические прививки по эпидемическим показаниям являются добровольными и граждане
имеют право отказа от такой прививки);
• официально предоставить сотрудникам, желающим сделать прививку, возможность получить её в рабочее время (предоставление для этого отдельного выходного дня);
• предложить работникам в добровольном порядке предоставить информацию о проведённой вакцинации или отказе от неё, согласие на передачу этой информации соответствующим властям, либо письменно отказать
в предоставлении такой информации и согласия (целесообразно обратить
при этом внимание работников, что они не обязаны предоставлять такую информацию/согласие).
Все указанные шаги следует задокументировать, оформив их соответствующими локальными актами. Сделав это, работодатель сможет лучше защитить себя в
случае попытки незаконного привлечения его к административной ответственности, одновременно максимально обеспечив защиту законных прав своих работников и предотвратив обоснованные правовые претензии с их стороны.
18
6. За незаконное отстранение работника от работы в связи с отказом от профилактических прививок работодатель подлежит ответственности по закону.
Как было указано выше, постановления региональных главных санитарных врачей
и региональные нормативные акты в проанализированных нами регионах, включая
Москву, не содержат никаких прямых указаний на необходимость или возможность
отстранения работодателем от работы работников в связи с отказом их от проведения профилактической прививки от новой коронавирусной инфекции по эпидемическим показаниям.
Таким образом, в случае принятия незаконного решения о таком отстранении
(прежде всего — в случае отстранения и, тем более, увольнения в связи с отказом
от прививки работника, не занятого в работах, включённых в перечень, утверждённый Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.07.1999 № 825,
вся полнота ответственности за это ляжет на самого работодателя.
В соответствии со ст. 234 Трудового кодекса РФ («Обязанность работодателя
возместить работнику материальный ущерб, причинённый в результате незаконного лишения его возможности трудиться»), в случае незаконного отстранения работника от работы или его увольнения работодатель обязан полностью возместить
работнику не полученный им заработок.
В соответствии со ст. 237 Трудового кодекса РФ, работодатель также обязан будет возместить работнику моральный ущерб, нанесённый последнему незаконным
решением об отстранении от работы/увольнении, в размере, определённом соглашением сторон или решением суда.
Кроме того, в этом случае работодатель подлежит привлечению к административной ответственности по ст. 5.27 КоАП РФ («Нарушение трудового законодательства и
иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права»). Данная
статья (ч.ч. 1-2) предусматривает возможность наложения административного штрафа
на должностных лиц в размере от одной тысячи до пяти тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического
лица, — от одной тысячи до пяти тысяч рублей; на юридических лиц — от тридцати
тысяч до пятидесяти тысяч рублей при первом совершении правонарушения; при
повторном его совершении — наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей или дисквалификацию
на срок от одного года до трех лет; на лиц, осуществляющих предпринимательскую
деятельность без образования юридического лица, — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до семидесяти тысяч рублей.
7. Госслужащие, распространяющие недостоверную информацию
об обязанности работодателей и работников обеспечить профилактическую
вакцинацию, ответственности за нарушение такой обязанности,
подлежат ответственности по закону.
В заключение следует рассмотреть вопрос о том, подлежат ли госслужащие какойлибо ответственности за распространение в анализируемой ситуации ложной ин-
19
формации — например, о том, что нельзя отказаться от прививок по эпидемическим
показаниям, о том, что работодатели вправе отстранять непривитых работников
без сохранения заработной платы, о том, что они подлежат административной ответственности, если не обеспечат требуемый охват сотрудников профилактическими прививками, и т.п.
Как было показано, исходя из положений действующего законодательства, данные утверждения являются однозначно ложными. Таким образом, если госслужащий, в сферу компетенции которого входят затрагиваемые ими вопросы, распространяет подобную информацию, приходится признать одно из двух:
• такой госслужащий некомпетентен и не знает применимых в сфере его служебной ответственности норм действующего законодательства; или
• такой госслужащий, с целью достижения охвата населения профилактическими прививками, сознательно распространяет заведомо ложную информацию.
Рассмотрим каждый из данных случаев. Допустим, что госслужащий распространяет ложную информацию, не зная законодательства, применимого в сфере
его компетенции.
В этом случае следует обратить внимание на следующие нормы права. Федеральный закон от 27.07.2004 № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе РФ»
в ст. 15 устанавливает основные обязанности гражданского служащего. В соответствии с п. 1 ч. 1 указанной статьи государственный гражданский служащий обязан
обеспечивать исполнение Конституции РФ, федеральных конституционных законов, федеральных законов и иных нормативных актов РФ. При этом в соответствии
с п. 6 ч. 1 той же статьи он также обязан «поддерживать уровень квалификации, необходимый для надлежащего исполнения должностных обязанностей».
Ст. 18 того же федерального закона устанавливает требования к служебному поведению гражданского служащего. Согласно п. 1 ч. 1 указанной статьи гражданский
служащий обязан «исполнять должностные обязанности добросовестно, на высоком профессиональном уровне».
Из указанных норм следует, что гражданский служащий, не знающий применимые в сфере своей компетенции законы, не может исполнять должным образом
свои обязанности и требования к служебному поведению госслужащего, предъявляемые законом.
В соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 33 того же федерального закона, несоблюдение ограничений и невыполнение обязательств установленных как им самим, так и другими федеральными законами, является основанием для прекращения служебного
контракта, освобождения от замещаемой должности гражданской службы и увольнения с гражданской службы.
Если же госслужащий знает, что распространяемая им информация неверна, но
все равно распространяет её (допустим, с целью обеспечить желаемый охват профилактической вакцинацией от новой коронавирусной инфекции), то такая информация будет в его случае заведомо ложной.
20
В такой ситуации также можно вспомнить о целом ряде положений Федерального закона от 27.07.2004 № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе РФ». Так,
помимо уже упомянутой обязанности соблюдать Конституцию РФ и федеральные
законы, обеспечивать их соблюдение, ч. 1 ст. 15 данного федерального закона относит
к числу обязанностей гражданского служащего соблюдение при исполнении должностных обязанностей прав и законных интересов граждан и организаций (п. 4).
Ст. 18 ч. 1 п. 1 того же закона обязывает гражданского служащего «исходить из того, что
признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина [а не, допустим, обеспечение охвата населения профилактическими прививками] определяют
смысл и содержание его профессиональной служебной деятельности».
Описанная ситуация, очевидным образом, нарушает указанные нормы, что
вновь делает применимой п. 13 ч. 1 ст. 33 указанного федерального закона, являясь
основанием для прекращения служебного контракта, освобождения от замещаемой должности гражданской службы и увольнения с гражданской службы.
Но, помимо этого, подобные действия могут рассматриваться как имеющие признаки состава уголовного преступления, предусмотренного ст. 207.1 УК РФ («Публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан»), поскольку речь, в данном случае,
безусловно, идёт о «публичном распространении под видом достоверных сообщений
заведомо ложной информации» о «принимаемых мерах по обеспечению безопасности населения и территорий, приемах и способах защиты» от обстоятельств, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан (предусматривает наказание вплоть до
ограничения свободы на срок до трёх лет).
В случае, когда подобная ложная информация распространяется госслужащим
в официальном качестве, такое деяние может рассматриваться, как имеющее признаки состава преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ ч. 2 («Превышение
должностных полномочий»), которая предусматривает максимальное наказание в
виде лишения свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех
лет или без такового.
Tags: Медицина, Политика и жизнь, Происходящее
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments