Eshka-43 (eshka_43) wrote,
Eshka-43
eshka_43

часть 4 - Тайная война против евреев

Несколько крупнейших германских компаний, таких как "И.Г. Фарбен" владели пакетами акций в американских нефтяных компаниях. Впоследствии "Фарбен" приобрела печальную известность, как держатель патента на ядовитый газ, использованный в Аушвице для убийства тысяч евреев. Один из братьев Даллес - Фостер, был директором "И.Г. Фарбен". Его брат Аллен стоял во главе совета директоров крупнейшего немецкого банка.

Братья Даллес были одними из тех, кто убедил американских бизнесменов нарушить постановление американского правительства об инвестициях в Германии. Это началось еще со времен Версальского договора, в котором они сыграли не последнюю роль. После окончания Первой мировой войны правительство побежденной Германии обещало выплатить военные репарации союзникам в золоте, однако у Германии не было золота. Германское правительство было вынуждено брать заем в золоте у клиентов юридической компании "Салливен и Кромвель" в Соединенных Штатах. Именно с этой фирмой братья Даллес сотрудничали как консультанты по международным финансовым вопросам. Почти 70 процентов всех денег, поступивших в Германию в течение 30-х годов, исходили от инвеститоров в Соединенных Штатах, большинство их которых были клиентами "Салливен и Кромвель".

Некоторые из крупнейших американских финансовых магнатов, таких как Морган, осуществляли крупные инвестиции в Германии после Первой мировой войны. За свое золото американские клиенты получили долговые обязательства и векселя, подкрепленные акциями швейцарских холдинговых компаний, владеющих контрольными пакетами акций немецких банков. Эти банки, в свою очередь, владели акциями крупнейших немецких корпораций, которым принадлежали ценнейшие промышленные патенты в мире. Когда же курс марки стабилизировался, и немецкая экономика в 30-х годах начала быстро развиваться, прибыли от американских инвестиций были колоссальными.

Братья Даллес тоже получали тайные прибыли от своих нацистских друзей. Они просто переписали свои компании в Германии на подставных лиц, и прибыли их постоянно росли по мере ремилитаризации Германии.

Поначалу основной выигрыш пал на долю британских инвеститоров в Германии. Хотя поначалу они не поддержали нацистов, затем - в начале 30-х годов, компенсировали это с лихвой. Франция и Англия, несмотря на то, что лично Гитлера они презирали, состязались между собой за право финансировать его промышленную базу. Впоследствии на этом поприще их потеснили клиенты братьев Даллес. Все финансовые операции проводились через швейцарские банки, а швейцарские банковские законы оберегали клиентов Даллесов от бдительного ока американского Департамента юстиции с его строгими законами, направленными против монополий, трестов и картелей. Оказание помощи нацистским картелям в занятии доминирующего положения в мировой торговле, помимо своей незаконности еще и противоречило внешней политике Соединенных Штатов. Хотя США в 1939 году еще не находились в состоянии войны с Германией, "нейтральные" американские бизнесмены, действовашие в пользу Третьего Рейха, выглядели очень несимпатично.

Стремительным образом, за два года, клиенты братьев Даллес обрели возможность получения прибылей по обе стороны черты, разделившей мир во время войны. Между сентябрем 1939 и декабрем 1941 года американские инвеститоры создали транснациональные холдинговые компании, извлекавшие прибыли по обе стороны барьера. До того, как Соединенные Штаты официально оставались нейтральной страной, такая деятельность могла считаться остающейся в рамках закона. Джон Фостер Даллес оставался во главе "И.Г. Фарбен", а его брат Аллен - в совете директоров "Шрлдер Банк", в котором состоял и представитель СС.

Когда Британия объявила войну в 1939 году, американские бизнесмены ринулись в Германию, чтобы успеть заполнить образовавшийся инвестиционный вакуум. Генри Форд послал копии своих антисемитских брошюр Гитлеру, который вручал их своим гостям в Берхтесгадене. Другие компании, такие как "Дженерал Моторс" и "Дюпон", имевшие давние связи с Третьим Рейхом, тоже предложили свои услуги.

Крупнейшим коммерческим банком Швеции во время Второй мировой войны управляла семья Валленберг. По утверждению голландских авторов Джерарда Аальдерса и Сиз Вайбс, этот банк "помогал нацистской Германии размещать золото и драгоценности, снятые с убитых евреев". Кроме того, "братья Валленберг выступали в качестве подставных лиц для маскировки зарубежных дочерних фирм от немецких компаний, связанных с гитлеровским режимом". Эти авторы "проследили за счетами, которые Валленберги помогли открыть в качестве прикрытия дочерних компаний "Бош", "И.Г. Фарбен", Круппа и других немецких корпораций, созданных, чтобы избежать конфискации активов правительствами стран-союзниц". Они пишут, что согласно секретному соглашению немецкие корпорации имели по окончании войны право выкупа своих компаний.

Правда, не все члены семьи Валленберг были такими, по крайней мере один из них, Рауль, был антифашистом, порвал со своей семьей и участвовал в спасении части евреев Венгрии. Прочие родственники были банкирами, сотрудничавшими к тому же с британской разведкой и помогавшие английским промышленникам отмывать их деньги.

В то время, как англичане были вынуждены использовать третью сторону, например, Валленбергов, для продолжения торговли с Германией, Соединенные Штаты оставались нейтральным государством. В 1940 году, во время "странной войны" британская разведка с досадой наблюдала, как американские конкуренты проникают на рынки стран "оси". Американская нефть текла в Германию, Испанию и Италию, а немецкие марки и захваченное золото оседали в швейцарских банках. Все шло хорошо, пока Соединенные Штаты не вступили в войну в 1941 году. После этого сотрудничество с немецкими компаниями стало незаконным, но это не остановило американские корпорации.

Так, сенатской комиссии по национальной обороне, возглавляемой сенатором Гарри Труменом, стало известно о возобновлении договора о сотрудничестве компании "Стандард Ойл", контрольный пакет акций которой принадлежал Рокфеллеру, с "И.Г. Фарбен". Это означало, что компания Рокфеллера собирается сотрудничать с нацистами, невзирая на то, что правительство ее собственной страны объявило войну Германии. Трумен потребовал дополнительного расследования, но дело, однако, необъяснимым образом быстро затихло.

Причина этого была одна - шантаж. До сведения американского правительства было доведено, что поставки нефти могут прекратиться, и у него не осталось другого выхода, кроме как примириться с существующим положением вещей. Один из высокопоставленных служащих "Стандард Ойл" за измену родине был оштрафован на 1000 долларов, что составляло четверть его недельной зарплаты. Тем дело и кончилось.

Компания "Тексако", как и несколько других американских нефтяных компаний, продавала нефть странам "оси" через третьих лиц. "Прибыли важнее политики и неважно - идет ли война или нет".

Когда Британия возмутилась было связями американских нефтяных компаний с "И.Г. Фарбен", братья Даллес столь же успешно применили нефтяной шантаж против Лондона, как ранее - против Вашингтона. Англичане были вынуждены придержать язык.

Впрочем, не Британии обвинять американцев - у них был собственный скандал, связанный с "И.Г. Фарбен". "Империал Кемикал Индастриз" (ИКИ) была партнером "Фарбен" по нескольким крупным сделкам. Сам Аллен Даллес свел ИКИ и "Фарбен" в один химический картель. Главным лицом в контролируемом нацистами "Шрлдер Банке" был барон Бруно Шрлдер, чья штаб-квартира находилась в Лондоне. Британские банки в Париже во время оккупации проявляли высокую деловую активность. Аналогично, Банк Англии продолжал сотрудничество с управляемым нацистами Банком по международным расчетам, находящимся в Швейцарии.

Согласно нашим источникам по обеим сторонам Атлантики, Филби энергично советовал Ибн Сауду установить контакты с нацистской Германией еще в предвоенные месяцы. Эта связь была взаимовыгодной. По данным американской разведки "нацисты признавали, что помощь короля Ибн Сауда в возобновлении борьбы против англичан и евреев в Палестине была исключительно полезной". Немцы предложили создать в Палестине новое правительство под контролем давнего друга Филби, Главного иерусалимского муфтия. По этому плану "евреи, поселившиеся в Палестине после Первой мировой войны, не будут иметь права там оставаться".

В январе 1939 года Саудовская Аравия установила дипломатические отношения с Третьим Рейхом, и Ибн Сауд признался немцам в том, что в глубине души он "ненавидит англичан". В последующие месяцы он заключил с Германией договор на поставки оружия и подписал договор о дружбе и торговле с Японией. Филби мог быть доволен, в особенности тем, что Ибн Сауд скрыл от англичан и американцев свои контакты со странами "оси".

Главным звеном в связи Саудовской Аравии с Третьим Рейхом была их обоюдная ненависть к евреям. Нацисты даже обещали обеспечить Ибн Сауда аружием, амуницией и военными заводами, а по некоторым данным, давали ему взятки в течение Второй мировой войны.

У короля было много причин для военных сделок с Берлином, основной из которых было "увеличение притока оружия, которым Ибн Сауд тайно снабжал арабов в Палестине, чтобы противодействовать еврейской иммиграции". Хотя впоследствии он заявлял, что был шокирован нацистским "окончательным решением еврейского вопроса", на самом деле он был нетерпим к евреям даже по арабским стандартам. Евреи были "расой, проклятой Аллахом и обреченной на уничтожение и вечное проклятие". Ибн Сауд не хотел, чтобы даже один еврей иммигрировал в Палестину. Президент Рузвельт понял это впоследствии, но слишком поздно.

В феврале 1945 года, незадолго до своей смерти, президент Рузвельт лично встретился с Ибн Саудом. Он пытался заручиться у короля его поддержкой плана сионистов, но получил твердый отказ. Вместо этого Ибн Сауд предложил отдать "им и их потомкам земли и дома немцев, которые их угнетали", либо чтобы страны-союзницы приняли евреев у себя.

Непреклонное противодействие короля еврейской иммиграции поразило Рузвельта, который симпатизировал плану сионистов. Однако ни одна из западных стран не была готова принять больше, чем горстку уцелевших в Катастрофе евреев. По некоторым свидетельствам, лозунг политики Канады в этом вопросе был: "Никого - это слишком много!" Король, по-видимому, был об этом осведомлен и напомнил Рузвельту, что Палестина "уже приняла свою долю беженцев из Европы".

Внезапно симпатия президента к евреям была поколеблена. Он сказал Ибн Сауду, что "не намерен предпринимать никаких шагов, враждебных арабскому народу, и не будет помогать евреям в ущерб арабам". Новой рузвельтовской политикой был нейтралитет, однако нейтралитет в пользу арабов. Это был неприятный урок для страдающего от болезни президента. Выбор был совершенно ясен - Соединенные Штаты могли помочь евреям создать свой дом в Палестине, либо они могли получить саудовскую нефть в качестве гаранта их послевоенного доминирования в мире. Рузвельту казалось, что реализовать оба варианта невозможно. Он выбрал нефть.
Tags: История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments