Eshka-43 (eshka_43) wrote,
Eshka-43
eshka_43

Последний коллекционер России....


– Вы сказали, что мир коллекционеров в России исчез. Странно, потому что, кажется, что он расцветает. Русские покупатели участвуют во всех аукционах, есть Музей личных коллекций, есть галереи, которые специализируются на русских коллекциях. Почему же он исчез?
 
– Это происходит во всем мире. И происходит по причине, которая, казалось бы, меня должна радовать, а на самом деле ничего, кроме отвращения, не вызывает. Предметы искусства стали невообразимо дороги, несопоставимо со своим реальным значением в человеческом мире. С другой стороны, что еще хуже, они стали предметами биржевой игры,  как нефть или картошка. Из-за этой дороговизны во всем мире медленнее, а в России катастрофически и сразу же произошло полное вымывание русской интеллигенции из коллекционного мира. Тех  ​​ профессоров, врачей, актеров, писателей, которые и до революции, и при советской власти составляли поразительные драгоценные коллекции, спасая вещи от уничтожения. Ведь существенная часть русских икон спасена не музеями, а коллекционерами, и патриарх Тихон благословил коллекционеров за их спасительную деятельность. Всего этого мира уже нет, потому что коллекционирование – по крайней мере, действительно значительных по музейному классу вещей – для этих людей становится недоступно.  Коллекционерами себя называют чаще всего банкиры. Они вкладывают деньги в произведения искусства, покупая иногда очень дорогие, замечательные вещи, а иногда просто липу. Среди этих новых коллекционеров есть некоторое количество разумных и что-то понимающих. Но совершенно пропало внутреннее ощущение спасения культуры от уничтожения, потому что вкладывать деньги можно только в то, что уже стоит денег, а дальше станет еще дороже.
http://www.svoboda.org/content/article/24774534.html
================================================================
Не помню, то ли Губанов, то ли Олейников заволокли меня как-то рано утром к Кастаки на кифиек. Наверное Костаки поддерживал таланстливых людей, потому что наш приезд никого не удивил. За столом сидел толстый восточный дядька и я бросила их в гостиной и пошла гулять по квартире. Никого не было, только в одной из комнат сидел за книгой на кровати мальчишка лет 18, а над ним висел ряд больших икон. Я к тому времени уже отработала в реставрации и видела уже красоту и ценность церковных вещей. Картин не помню, в башке была каша от увиденного, осталось только ощущение простоты и музея. Чувство прекрасного в человеке воспитывается лучше всего окружением и постоянным общением с творящими людьми, но оно не заменит врожденного чутья, без которого любой коллекционер остается любителем. Я относилась к собирательству как Параджанов. Шатиаясь по России от реставрации я всегда привозила что-то брошенное в деревнях. Часто, взодя в заброшенную деревню, ьы натыкались на иконы, валявшиеся на полу чаще всего лиуом вниз, я еще тогда подумала, люди бросившие их стеснялись глаз святых. Перевернешь кипарисовую доску явно вынесенную из храма и видишь лишь слезшую краску да левкас...до слез жалко. Один раз мы ночевали в деревне в сарае и там подпоркой под балку была полуторометровая икона. Я ни когда ее не забуду, Прекрасной сохранности Гергий на красном коне явнео 13-15 века, а может и раньше. Я привезала ее к рюкзаку, а так как мы ходили по церковным старым картам  по отдаленным деревням и вешали таблички - охраняется государством - то и транспорта часто не было. От какой-нибудь гостиницы или сельсовета мы шли на лыжах. Добрели до брошенной деревни и вдруг увидели чистенький отапливаемый храм. В доме священника жили  две старушки - слепая попадья и глухая староста. Им со всех деревень привозили иконы, оставшиеся от умерших стариков и церковь была забита ими. Я оставила Георгия в церкви, а потом адрес старушек дали  ребятам, работающим по отбору ценностей для музеев.  Это были муж и жена, одно время они приходили в гости и однажды приволокли подобранную  на помойке невероятного литья купеческую кровать, увитую виноградными гроздьями, я спала на ней года два, пока кто-то не выпросил. Тогда уже началась охота за церковными ценностями. И я знавала людей   чиновников от искусства участвовавших в присвоении (мягко сказать) уже найденного и отобранного для музеев. Моя питерская приятельница буквально озолотилась на отъезжающих евреях, которым запретили вывозить что-либо. Самое ценное она забирала в сейф в кабинете у бандита, ставшего депутатом в Питере, при котором она была консультантом по искусству и когда его убили, она вмиг обеднела, кому ушли шедевры, собранные ею и нигде не зафиксированные, бог весть. Коллекционерство - это или Параджановская тяга к прекрасному, когда ты не можешь пройти мимо осколка старинной чашки на улице, или как Григорьянц - наследственно воспитанное окружение прекрасным, без которого жизнь сера или как нынешние - деньги - и плевать на искусство. Когда смотришь на раздутые цены аукционов, то думаешь одно, за этим собиранием стоит желание сохранить достаток, который ты не можешь доверить банку, часто нажитый неправым трудом, чем пользуются лихие галерейщики, презирающие и покупателей, да часто и художников ---вечный вопрос жирующего человека, презирающего окружающее, восторогающегося своей хитрожопастью. Все все равно уходят из мира один на один с неизвестным, а твои самые большие подлости в жизни становятся несуществующими как кино, которое здорово приучило нас к отвлеченности от реалей жизни.......
Tags: Искусство, Политика и жизнь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments