Eshka-43 (eshka_43) wrote,
Eshka-43
eshka_43

Игорь Яковенко: «У белого человека большие проблемы»

Чем же западная цивилизация лучше православной и в каком отношении?
— Это предельно просто: человек — существо прежде всего биологическое. Всё остальное — потом. И ему не надо никаких высших образований, чтобы чувствовать, где шансы на выживание, рождение детей и доведение их до возраста репродукции выше. Вот это абсолютно бесспорно. Поэтому и уходят туда, где лучше вещи, дороги, медицина и т.д.
— Почему православная цивилизация по этим позициям проигрывает?
— Ну, православие, видите ли, не от мира сего. Оно — вечный спор с историей, с природой вещей. Православие не ставит целью обустроить этот мир: оно притязает на обустройство души и подготовку человека к вечной жизни.

А западная цивилизация — мироприемлющая, и это её пафос. Католический мир и уж тем более протестантский обустраивают эту жизнь, оптимизируют её, и поэтому жить в таком мире легко и удобно. Когда человек пребывает в нашей безысходности и не видит альтернативы, он живёт с ощущением, что так было всегда и ничего другого быть не может.

А когда ему явственно предъявляют альтернативу, это называется православным словом «соблазн». И соблазн срабатывает: люди рвут когти.

— С исламом то же самое? Он-то почему проиграл и обречён на гибель?
— Нет! В исламе очень мощная система инициации. И люди, инициированные в ислам, практически — по крайней мере пока, на данном этапе исторического развития — не могут из него выйти.

Это очень интересный культурный механизм. Мусульмане не покидают своей идентичности, они стремятся разрушить мир, скандально уклоняющийся от должного. Там просто происходит взрыв.

Заметим, единственная страна исламского мира, которая пошла по западному пути, была Турция. Отец нации Кемаль Паша заложил мощнейшие политические и культурные механизмы, гарантирующие светское развитие страны.

Уж как он душил фундаментализм! И тем не менее на наших глазах — в последние 5—6 лет — идёт возврат: турецкая глубинка явно смещает модернизированную часть Турции к традиционно исламскому полюсу.

Иными словами, почти 80 лет кемалистской инерции не решили вопроса. А ведь это самая перспективная страна исламского мира. А все остальные светские режимы — типа пакистанского — качаются. Исламская улица готова сбросить эти режимы в любую минуту. И удастся ли им выстоять, мы не знаем.

Понимаете, люди рано или поздно — что жители России в эпоху Бориса Годунова, что жители исламских стран сейчас — сталкиваются со страшным вопросом: если наш Бог — правильный и подлинный, почему пушки католиков лучше стреляют?

И живут они лучше, и насмехаются над нами. Традиционный человек пребывает в убеждении, что великая империя, к которой он принадлежит, есть верификация подлинности веры.

Но, глядя на современный мир, правоверный не может не видеть, что исламский мир — очевидная окраина вселенной. И это страшная проблема, взрывоопасная: она рождает бен Ладена, терроризм, мировой коммунизм.

Что будет с исламским миром, я не знаю, но думаю, что его ожидают очень драматические, сложные процессы. Он в принципе не вписывается в динамику и, боюсь, не очень вписывается в перспективы будущего.

Исламский идеолог Гейдар Джемаль говорил как-то о том, что мировая деревня победит мировой город. Эта победа — единственный шанс для ислама.

Но я не верю в такую перспективу. Последние 6 тыс. лет история человечества свидетельствовала об обратной тенденции.

— Чем же западная цивилизация лучше православной и в каком отношении?
— Это предельно просто: человек — существо прежде всего биологическое. Всё остальное — потом. И ему не надо никаких высших образований, чтобы чувствовать, где шансы на выживание, рождение детей и доведение их до возраста репродукции выше. Вот это абсолютно бесспорно. Поэтому и уходят туда, где лучше вещи, дороги, медицина и т.д.

— Почему православная цивилизация по этим позициям проигрывает?
— Ну, православие, видите ли, не от мира сего. Оно — вечный спор с историей, с природой вещей. Православие не ставит целью обустроить этот мир: оно притязает на обустройство души и подготовку человека к вечной жизни.

А западная цивилизация — мироприемлющая, и это её пафос. Католический мир и уж тем более протестантский обустраивают эту жизнь, оптимизируют её, и поэтому жить в таком мире легко и удобно. Когда человек пребывает в нашей безысходности и не видит альтернативы, он живёт с ощущением, что так было всегда и ничего другого быть не может.

А когда ему явственно предъявляют альтернативу, это называется православным словом «соблазн». И соблазн срабатывает: люди рвут когти.

— С исламом то же самое? Он-то почему проиграл и обречён на гибель?
— Нет! В исламе очень мощная система инициации. И люди, инициированные в ислам, практически — по крайней мере пока, на данном этапе исторического развития — не могут из него выйти.

Это очень интересный культурный механизм. Мусульмане не покидают своей идентичности, они стремятся разрушить мир, скандально уклоняющийся от должного. Там просто происходит взрыв.

Заметим, единственная страна исламского мира, которая пошла по западному пути, была Турция. Отец нации Кемаль Паша заложил мощнейшие политические и культурные механизмы, гарантирующие светское развитие страны.

Уж как он душил фундаментализм! И тем не менее на наших глазах — в последние 5—6 лет — идёт возврат: турецкая глубинка явно смещает модернизированную часть Турции к традиционно исламскому полюсу.

Иными словами, почти 80 лет кемалистской инерции не решили вопроса. А ведь это самая перспективная страна исламского мира. А все остальные светские режимы — типа пакистанского — качаются. Исламская улица готова сбросить эти режимы в любую минуту. И удастся ли им выстоять, мы не знаем.

Понимаете, люди рано или поздно — что жители России в эпоху Бориса Годунова, что жители исламских стран сейчас — сталкиваются со страшным вопросом: если наш Бог — правильный и подлинный, почему пушки католиков лучше стреляют?

И живут они лучше, и насмехаются над нами. Традиционный человек пребывает в убеждении, что великая империя, к которой он принадлежит, есть верификация подлинности веры.

Но, глядя на современный мир, правоверный не может не видеть, что исламский мир — очевидная окраина вселенной. И это страшная проблема, взрывоопасная: она рождает бен Ладена, терроризм, мировой коммунизм.

Что будет с исламским миром, я не знаю, но думаю, что его ожидают очень драматические, сложные процессы. Он в принципе не вписывается в динамику и, боюсь, не очень вписывается в перспективы будущего.

Исламский идеолог Гейдар Джемаль говорил как-то о том, что мировая деревня победит мировой город. Эта победа — единственный шанс для ислама.

Но я не верю в такую перспективу. Последние 6 тыс. лет история человечества свидетельствовала об обратной тенденции
Tags: А пофилософствовать....
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments