Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

ЗАЧЕМ ЧЕЛОВЕК ЗАНИМАЕТСЯ ТВОРЧЕСТВОМ...ДА И КОМУ ОНО НУЖНО...

Ничто не сбывается.
А я верю.
Везде разрушение,
А я надеюсь.


Вы не случайны. Существование нуждается в вас. Без вас что-то будет отсутствовать в существовании, и никто не сможет этого заменить. Именно это дает вам чувство достоинства — все существование нуждается в вас. Звезды, солнце и луна, деревья, птицы и земля — все во вселенной будет чувствовать, что есть небольшое свободное пространство, которое не может быть заполнено никем это было, еще момент и это ушло. Момент мы здесь, еще момент и мы ушли. И как много шума мы делаем за этот короткий момент сколько насилия, тщеславия, борьбы, конфликта, гнева, ненависти. Только в этот короткий момент! Всего лишь ожидая поезда в зале ожидания на вокзале и создавая столь много шума, драки, причиняя боль друг другу. Стремясь обладать, стараясь властвовать, стараясь возвыситься все это политика. А потом подходит поезд, и вы уезжаете навсегда.

Цель любого художника Collapse ).


За время бана дописала две работы ...

Узы Яузы - дань ребятам, с которыми я прожила бок о бок 15 самых творческих их лет - хорошего друга писателя Юрия Коваля и бывшего мужа художника Виктора Белова - прекрасное было время, вспоминаю с благодарностью...


Когда конец настанет свету,
Когда вконец засрут планету,
Когда всё выпьют и сожрут,
Когда бессмертные и боги
В своём неведомом чертоге
Итоги наши подведут -
Одною связаны судьбою,
Мы не расстанемся с тобою,
Останемся вдвоём, одни.
А боги в душах разберутся
И нам бессмертными зачтутся
Серебрянические дни.
Чего ж ещё поэту надо?
Эй, виночерпий! Дай мне яду!
Пускай когда-то поутру
Я припаду губой спалённой
И с другом в день один рождённый
Я в день один пускай помру!
Пока ещё осталось время.
Любви друзей несущий бремя,
Твоя ли жизнь, мой друг, пуста ль?
Что жизнь - пустая время трата.
За друга моего, за брата
Звени, сверкающий хрусталь.
==============================================================
и переписала старую двадцатилетней давности работу, просто нравился низ, к которому дописала верх - пусть живет - рукописи не горят, даже дерьмовые, творчество как пирамида - не верха без низа...

«Конкуренция» растет. Дикая погоня за успехом делает искания всё более внешними.

Маленькие группы, которые случайно пробились из этого хаоса художников и картин, окапываются на завоеванных местах. Оставшаяся публика смотрит, не понимая, теряет интерес к такому искусству и спокойно поворачивается к нему спиной».
«Иногда художник пользуется своей силой для потворства низменным потребностям: в якобы художественной форме он изображает нечистое содержание, он привлекает к себе слабые элементы, постоянно смешивает их с дурными, обманывает людей и помогает им обманывать себя, убеждая себя и других, что они жаждут духовно и удовлетворяют эту жажду из чистого источника. Такого рода произведения не помогают движению ввысь, они тормозят, оттесняют назад стремящихся вперёд и распространяют вокруг себя заразу».
«Художник – служитель высшим целям, обязательства которого точны, велики и святы. Он должен воспитывать себя и научиться углубляться, должен прежде всего культивировать душу и развивать её, чтобы его талант стал облачением чего-то, а не был бы потерянной перчаткой с незнакомой руки – пустым и бессмысленным подобием руки».
«Художник несёт троякую ответственность, по сравнению с не-художником: 1) он должен продуктивно использовать данный ему талант, 2) поступки, мысли и чувства его, как и любого другого человека, образуют духовную атмосферу, очищая или заражая окружающую среду, и 3) поступки, мысли и чувства являются материалом для его творений, которые, в свою очередь, воздействуют на духовную атмосферу. Художник – «царь».
Кандинский
сделал переворот в изобразительном искусстве. И сначала он сделал его буквально: вернувшись поздно из мастерской, он обнаружил в полумраке своего дома неизвестную чудесную картину. Когда он приблизился к ней, оказалось, что это его собственная работа, случайно (случайно?) повешенная вверх ногами. Было совершенно непонятно, что за предмет изображен на картине, и это поразило художника. На следующий день он захотел испытать те же ощущения, но особого восторга не почувствовал. Да и предмет на полотне теперь можно было узнать даже вверх тормашками. Художник решил: долой предмет и саму «предметность»!
Вряд ли, правда, мастер был трезв в тот судьбоносный вечер (это объясняет и почему утром он был несколько разочарован), но так или иначе – открытие было сделано.

Мы ведь и сами не держим на прикраватной тумбочке Достоевского с Акутагавой, а...

К спору...
Мы ведь и сами не держим на прикраватной тумбочке Достоевского с Акутагавой, а читаем детективчики с фантастикой, да рыдаем над дамским романом, а ведь это те же кичевки.... Так что что уж удивляться, что народ не держит на стенке Ван Гога, от постоянного общения с которым в своей единственной конуре быстро поедет крыша т.е. сместятся ценовые ориентации и будет тяжко выживать.... Ведь настоящая цена творчества это не деньги, а энергетика. Для меня живопись давно стала не способом зарабатывания денег, а платой за жизнь, а что там будет с картинами и прочим, не очень всегда и волновало, удается заработать, хорошо, нет - и фиг бы с ним, сколько выброшено и подарено, не счесть...От того так неожиданно долго и живу, что думаю - во щас как напишу, в башке планов громадье и все с надеждой - рукописи не горят, осознание - надо - действительно продлевает жизнь, а с другой стороны замедляет сие действие...напишу и что? Конец?...Долгая жизнь держится правилом, исполнением его и тем самым сохранением ритма самой жизни, а у таких бесшабашных как - только стержнем - необходимостью шеста, без которого танец на сцене балагана и ресторана лишен смысла и красоты действия...и не важно что за стержень, у творческого человека он у каждого свой, для него главное - излить себя, и не важно, чем ты занят - хоть подковыванием блохи....

Смотрю я задумчиво на все эти художественные сайты

и приходит на ум, они не про живопись, про продажу, нет ни советов, ни споров, не желания помочь, поделиться опытом...все о себе любимых и кошельке...Пока ты не приобрел любви народа и кошелька - пропади ты пропадом. А мало-мальская известность сразу ставит за спиной роты поклонников и только потом пополняет кошелек. Да, впрочем, и понятно, те, кто покупает, вкладывают деньги через посредников в искусстве, а для души стоит мало..
я не о себе, никогда даже работ не подписывала..просто нравится сие занятие - должен же быть у человека шест, вокруг которого вертится жизнь и который тебя не подведет, знай крутись и опирайся...

История Арбата - меня даже дразнили, - арбатская мать...

Разбавить происходящее -
В советские времена творческих людей считали не по таланту, а по образованию, взять того же Бродского, как самый яркий пример. Если ты не состоял в творческом союзе, но занимался зарабатыванием творчеством - это было незаконно и ты считался тунеядцем, от чего многие творческие люди работали в свободных временных профессиях дворниками или истопниками в котельнях, что давало и независимое от семей жилье. В Москве, когда в 70-е в страну стали свободно приезжать иностранцы, образовался своего рода кружок подпольных художников, бегающих по художественным салонам от милиции и продающих там нелегально на улицах у салонов свои работы, в основном маленькие в папках, чтобы можно было уйти от милиции. Работы конфисковались, на художников заводились дела, я попалась всего один раз, потому как оказалось у меня был наметанный глаз на милицейских без формы, следящих за местами, где часто бывали иностранцы и мои работы продавал кто-то, а я стояла на стреме. Так как в силу выразительной для художников внешности я попала в их круг и была замужем два раза за художниками и остальные- хм..., то стала сама писать и живопись для меня стала просто дорогой от восьмичасового нудного труда, куском хлеба, не больше - я никогда не влезала в заумные мысли об искусстве - хлеб - и все. Однажды уже в 81-м, гуляя с коляской в парк Горького я обратила внимание на стоящих там художников и, после очередного развода, засела за картинки, внимательно присмотревших к происходящему у салонов и заведя там знакомства. Никто там особо друг с другом не дружил - закон рынка, но в силу общности угрозы милиции общались. Однажды с приятельницей встали у салона на Арбате - милиция проходит мимо и даже не обращает на нас внимания, так один день, другой...Постояли с месяц - спокойно. Тогда я обежала всех ребят по салонам и рассказала про Арбат. Сначала стояли только мы и часто для галочки кого-нибудь забирали, потом на нас махнули рукой. И тогда по нашим следам стал собираться большой Арбат. Когда его под себя подмяли уже мафиози от искусства, мы перебрались сначала в Бутовский лес, а там и пустующий Бутовский стадион, а потом в Измайлово - на всем этом поставила точку перестройка, когда народ стал отчаянно беднеть и было не до искусства. Так и остались Арбат и Измайлово уже почти мафией, в смысле захвата рынка и недопущения чужих. И сейчас то здесь, то там стояли еще художники по хлебным подворотням и переходам, а теперь и их гоняет милиция. Теперь весь свободный Арбат с его кичем перешел в интернет... А я села тупо на пенсию. Работ никогда не фотографировала, осталась только эта книжка, которую иллюстрировала я для богатого женой поэта, уехавшего в Бразилию и оставившего мне мои картины, за которые я уже получила деньги - содержание меня, семьи, холстами, красками в течении года в самое голодное перестроечное время . Работы - как подстрочник к поэзии в буквальном смысле к стихам и поэмам от того такой распыл в картинах. Потом лопатила русскую поэзию к ним.После всего смылась с больным ребенком за границу и на этом моя художественная эпопея кончилась. Эпопея художника без образования, - творческий самострел... Эта картина - первая страница книги поэзии - всего за год написала больше 70-и больших одинаковых по размеру работ, - отвела душу, почти все разошлись, старалась оставлять то что мне больше всего нравились. Так и лежат у сына остатки из десяти работ.

Влюблена была как кошка...Четыре года жизни...

Первая картина из нижних была написана при мне и еще десяток московских. После реставрации полностью поменял стиль живописи, последний раз перезванивались в нулевых...Пристрастил меня к джазу, классике и живописи, открыл современную литературу, я ему - Афанасьевские сказки, он мне Колыбель для кошки... Устроил меня на работу в реставрацию, где ножками я оттопала матушку Россию до Урала...При нем в Кинешме написала первую свою работу. Ребята реставрировали церковь, я сидела одна в снимаемой квартире в доме из окна которого открывался потрясающий вид на реку. Взяла Валеркин этюдник и написала пейзаж. Это что?- спросил он- Попробовала...- Ну ты даешь...
Фотография моя...Горжусь. Лучшего фото-портрета у него не было.

Искал и нашел свое лицо в живописи....
Снимаю шляпу...
---------------------------------------------------------------------------Валерий Пьянов родился в 1940 году в Москве. Становление Валерия Пьянова, как реставратора и художника, происходило под руководством братьев Чураковых: Степана Сергеевича (главного участника поисков и спасения картин Дрезденской галереи в 1945 году) и Сергея Сергеевича (выдающегося реставратора древнерусского искусства).
На протяжении всей жизни В. Пьянова, художественная и реставрационная деятельность взаимодополняли и обогащали друг-друга. Валерий Пьянов участвовал и руководил реставрационными работами памятников живописи XII—XVII веков в Великом Новгороде, Ярославле, Ростове Великом, Боровске, Соликамске, в течение восьми лет работал над реставрацией соборов Московского Кремля, собора Смоленской Богоматери и Новодевичьего монастыря, реставрировал алтарную часть Троицкого Собора Свято-Данилова монастыря. Принимал участие в реставрации работы Рембрандта «Артаксеркс, Аман и Эсфирь» (ГМИИ им. Пушкина). Впоследствии работал над восстановлением Трапезной палаты в Оптиной Пустыне.
Возглавляя бригаду реставраторов в Церкви Спаса Преображения в Великом Новгороде, открыл, ранее неизвестные, фрески выдающегося византийского живописца Феофана Грека, однако был отстранен от дальнейшего руководства реставрационными работами ввиду своей «политической неблагонадежности».
В 70-х годах он тесно сходится с представителями московского андеграунда. Организует ряд художественных акций. Вступает в Московский Горком художников-графиков на Малой Грузинской, где выставляется с Плавинским, Немухиным, Кабаковым, Рабиным, Вечтомовым, Снегуром и др. Среди его близких друзей - Зверев, Бордачев, Бич, Колейчук, Блезе, Кандауров, Туманов, Лепин.
Валерий Пьянов — тонкий поэт архитектурного пейзажа и интерьера. По выражению художника и искусствоведа О. Кондаурова, он «держит реалии древнерусской стенописи «на слуху», помнит церковный интерьер и экстерьер «на ощупь».






Оценка самотворчества... от себя -Например Джексон Поллак

(один из самых продаваемых американских художников) считал процесс творчества самоценным,а результат не важным,имевшим смысл только как воспоминание о творческом процессе, оставшееся на полотне. Он в свои картины вмещал все, что подвернется под руку и в результате мало что от его работ осталось в первоначальном варианте и спасти их удается с трудом. Если ты продаешь искусство (а он продавал и очень дорого) ,то будь добр делать это честно,потому что деньги,которые ты получаешь за творчество - это не просто бумажки,это чей-то труд. Именно превращение денег не в эквивалент труда,а в самоценность и сделало мир таким и вернуть сие обратно уже невозможно,потому что оценка труда потеряла справедливость...
Ну и к комментам о Поллаке да и об абстрактной живописи...
У всякой профессии есть высота, доступная только профи узкого круга - физика для физиков, математика для математиков, музыка для музыкантов, поэзия для поэтов и живопись для живописцев...все они для жратвы и выживания упрощают для народа свои творения, посмеиваясь в ваши усы. А Леонардо и Ван Гоги жили за счет меценатов и родни или умирали как Моцарт в нищите...полька-бабочка и натурный пейзаж кормят и кормили во все века своего создателя более чем сытно. Если культуру и науку будет судить средний обыватель - конец миру. И еще, судить о живописи по интернету просто смешно, особенно абстрактную, у Поллака была гармония и мера, когда ничего нельзя тронуть, не разрушив остального, совершенный балансе и ярость его работ сделали его уникальным. Подделки под него всегда жалкая манерность. И еще - с появлением фотографии живопись потеряла свою основную функцию бытописательства и стала уходить от формы в мир недоступный машине, теперь растиражируют шедевры до того, что ты можешь пальцем потрогать фактуру краски, мир художника сужается не только от отхода от бытописатьеьства (он остался в живописи гротеском) но и от возможности заработка и неконкурентен с печатными шедеврами...Остается только поиск самого себя, своего лица....
Когда Поллак писал не было еще фотографий космоса - все, что может придумать человек уже где-то существует - мысль рождает миры?
ографий космоса - все, что может придумать человек уже где-то существует - мысль рождает миры?
https://fishki.net/1582281-15-fotografij-kosmosa-ot-telesko…...https://fishki.net/1582281-15-fotografij-kosmosa-ot-telesko…...
Sten Dar

Булат Окуджава Как научиться рисовать

Если ты хочешь стать живописцем,
ты рисовать не спеши.
Разные кисти из шерсти барсучьей
перед собой разложи,
белую краску возьми, потому что
это - начало, потом
желтую краску возьми, потому что
все созревает, потом
серую краску возьми, чтобы осень
в небо плеснула свинец,
черную краску возьми, потому что
есть у начала конец,
краски лиловой возьми пощедрее,
смейся и плачь, а потом
синюю краску возьми, чтобы вечер
птицей слетел на ладонь,
красную краску возьми, чтобы пламя
затрепетало, потом
краски зеленой возьми, чтобы веток
в красный подбросить огонь.
Перемешай эти краски, как страсти,
в сердце своем, а потом
перемешай эти краски и сердце
с небом, с землей, а потом...
Главное - это сгорать и, сгорая,
не сокрушаться о том.
Может быть, кто и осудит сначала,
но не забудет потом!

Как складываются цены на произведения современного искусства.

Диалог из книги Д.Грин "Присяжный заседатель"
— Значит, так. Вы хотите знать, что будет дальше с вашими произведениями. Думаю, Инез упомянула о моих японских друзьях. Это бизнесмены — будем называть их так. Я часто делаю для них подобные приобретения. В девяти случаях из десяти они остаются довольны моим выбором.
Энни спрашивает:
— Они покупают произведения искусства для дома или для офиса?
— Иногда произведения искусства так и остаются на складе. Бывает и так, что я просто посылаю фотографию, а само произведение остается у меня.
Энни ничего не может понять.
— Они что, даже не видят оригинал?
— Понимаете, я должен вам объяснить, как это происходит. Эти люди — не такие уж ценители прекрасного. Они умны, дальновидны, прекрасно разбираются в бизнесе. Но от искусства достаточно далеки. Вы знаете Японию?
— Нет.
— Современное искусство там сейчас в большой цене. Оно как лотерея — стоимость не фиксирована, подвержена резким взлетам и спадам. Это как бы игра на бирже.
— Я ничего в этом не понимаю.
— Ну хорошо, я обрисую вам ситуацию. Для примера. — Он придвигается к ней чуть ближе. — Предположим, некий мистер Кавамото оказывается в долгу у мистера Окита. Кавамото — богатый предприниматель. Окита — тоже предприниматель, но несколько иного сорта. Он — якудза. Якудза — это вроде мафии, но без бандитизма, без насилия. Мистер Окита — человек воспитанный, культурный, уважаемый. Как может мистер Кавамото вернуть свой долг? Деньгами нельзя — это привлекло бы внимание налоговой службы. И тогда он дарит мистеру Окита произведение искусства. Допустим, работу молодой скульпторши из штата Нью-Йорк. Цена произведения невелика — полмиллиона йен. На наши деньги это пять тысяч долларов. Но мистер Окита все равно глубоко тронут — дело не в стоимости подарка, а во внимании. Затем, как это часто бывает с произведениями искусства, на следующий год цена скульптуры вдруг резко возрастает. Вице-президент компании мистера Кавамото звонит мистеру Окита и предлагает выкупить подарок обратно — за двадцать миллионов йен. Сумма, конечно, значительная, но для компании ничего не стоит списать ее на расширение производства, деловые расходы и прочее. Мистеру Окита очень жаль расставаться с подарком, но, не желая обижать партнера, он неохотно соглашается. Таким образом, долг выплачен, налоговая служба придраться ни к чему не может. Все довольны. Скульпторша тоже не пострадала, потому что во всех галереях мира отныне известно, что ее произведение было продано за двести тысяч долларов. Улавливаете общую схему?
— А что происходит с самой скульптурой? — спрашивает Энни. — После этого ее что, выбрасывают?
— С какой стати? Это двести тысяч долларов!
— На самом ведь деле она столько не стоит.
— Еще как стоит. Ведь за нее именно столько и заплатили.