Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

ЗАЧЕМ ЧЕЛОВЕК ЗАНИМАЕТСЯ ТВОРЧЕСТВОМ...ДА И КОМУ ОНО НУЖНО...

Ничто не сбывается.
А я верю.
Везде разрушение,
А я надеюсь.


Вы не случайны. Существование нуждается в вас. Без вас что-то будет отсутствовать в существовании, и никто не сможет этого заменить. Именно это дает вам чувство достоинства — все существование нуждается в вас. Звезды, солнце и луна, деревья, птицы и земля — все во вселенной будет чувствовать, что есть небольшое свободное пространство, которое не может быть заполнено никем это было, еще момент и это ушло. Момент мы здесь, еще момент и мы ушли. И как много шума мы делаем за этот короткий момент сколько насилия, тщеславия, борьбы, конфликта, гнева, ненависти. Только в этот короткий момент! Всего лишь ожидая поезда в зале ожидания на вокзале и создавая столь много шума, драки, причиняя боль друг другу. Стремясь обладать, стараясь властвовать, стараясь возвыситься все это политика. А потом подходит поезд, и вы уезжаете навсегда.

Цель любого художника– фиксировать все в наблюдаемом им мире своей колокольней... Ключ к этому - умение видеть то, чего другие не видят даже широко раскрыв глаза. Это умение - врожденное свойство личности. У большинства людей оно включается лишь в стрессовых или критических ситуациях. То, что некоторые люди через всю жизнь проносят умение не только смотреть,но и видеть, свидетельствует, что вся их жизнь - стрессовое и критическое переживание. С точки зрения психиатрии, это, несомненно, нарушение психического здоровья.
При относительно слабых клинических проявлениях оно не фатально.
Так называемый творческий человек,будучи в состоянии постоянного стресса, ведет себя асоциально. В этом отношении он похож на некую мидию, которая пропускает через себя загрязненную воду. Вода становится чище, зато сам моллюск грязнее. Творческий человек,пропуская сквозь себя кривизну и неправильность окружающего мира, сам становится кривым. При этом он показывает окружающим иллюзию правильного мира. В этом - источник уважительного отношения к творчеству со стороны общества и причина многих жестоких разочарований, когда мы распространяем это уважение на художника как на личность. Каждый из нас живет в окружении загадочных существ: других людей. Но когда ты пытливо вглядываешься в лицо очередного незнакомца, пытаясь понять, что за человек стоит перед тобой, ты видишь не его, а всего лишь свое собственное отражение... часто искаженное до неузнаваемости...

Почему я трачу кучу времени, ресурсов чтобы создать что-то...Ведь творчество не оправдывается ни тщеславием, ни желанием похвастаться и попыткой заработать на этом. Взять например писателей. Вот написал человек книжку про жизнь на астероиде. Издательства его книжку не приняли. Он сам на свои деньги напечатал в типографии несколько экземпляров и раздал друзьям. Тщеславие? Альтруизм? Будет такой писатель продолжать писать? Что заставит писать его снова и снова? Сидеть после основной работы допоздна и писать,писать, писать. Почему так устроен мир, что творческим людям приходится думать что делать ? Ведь творчеством зарабатывают на жизнь единицы. В основном приходится днём вкалывать на нелюбимой работе чтобы было на что кушать, а ночью и все свои выходные (когда не творческие люди отдыхают или бухают с друзьями на рыбалке) заниматься творчеством, которое просит Душа. Или система специально выживает творческих людей? С параноидальной точки зрения, весь конфликт начинает проявлять смысл. А смысл в том, что тяга к творчеству заложена в человеке как единственный способ развиваться, эволюционировать дальше. Ведь мы отличаемся от животных такой вот тягой к творчеству, значит логично предположить ,что творчество и есть очередная ступенька в эволюции, которую людям нужно пройти. А Системе совсем не нужна эволюция , ведь достаточно иметь послушных рабов, которые будут работать на них за кусок хлеба и за крышу над головой и которые не будут задавать лишних вопросов. Появляется смысл у такого мироустройства, где творческие люди обречены на страдания, где заниматься творчеством невыгодно и бесперспективно. Созданы такие условия, чтобы творческий человек предал собственную душу за кусок хлеба. Ведь творчеством заработать на хлеб ооочень трудно, а работая на местной фабрике за мизерную зарплату, не остаётся на творчество ни сил, ни времени, ни средств. А тех, у кого ещё есть силы и время, Система заманивает в ловушку политическими идеями. Чтобы заработать творчеством на жизнь, нужно очень очень много работать Я действительно часто вижу музыкантов ,композиторов, которые надрываются ,пытаясь раскрутиться, распиариться и заработать себе на жизнь. Но мне кажется это уводит их в странную сторону: они быстро выдыхаются, прекращают творить, превращаются в циничных коммерсантов и своим навязчивым самопиаром отталкивают от себя даже ярых поклонников. Страшно как то даже. Ловушек расставлено множество для творческих людей. Бизнес - ловушка. Религия - ловушка. Да фактически везде: сми, кино, телевидение, интернет. понятно что происходит, но непонятно Что Делать? Продолжать жить так же как жил до этого? Сдаться? Играть по правилам системы ? Протестовать? Мне даже в голову не приходит ни один вариант, который способен изменить жизнь к лучшему, но и ничего не менять и оставить как есть тоже не вариант ни фига.....http://arhipco.jamendo.net/
===================================================================================
Я не человек искусства, потому что, когда ты начинаешь определять себя в рамках искусства, в рамках любой структуры — это конец. И поэтому, с одной стороны, живопись—это самое главное, а с другой стороны, — психологический побочный шок, потому что невозможно себя квалифицировать. Роберт Фрост говорит: “Сказать о себе, что ты — поэт, также нескромно, как если сказать о себе, что ты хороший человек”. И уже хотя бы поэтому, но и без Фроста это ясно, — ты просто проживаешь свою жизнь. И совершенно нет у меня представления о том, что я — живописец, русский, американский, китайский или японский... Этого совершенно нет, я вообще не знаю, что я такое. В лучшем случае я знаю, что я, ну, скажем, трусовата, но любопытна. Ну, может быть уже и не любопытна — надоело.
Самое замечательное в том, что случилось — отъезд, перемены и т.д., — это то, что меня абсолютно вырвало из контекста. И тут уж ты себе врать ничего не станешь, ничего не станешь воображать. Ты понимаешь, что ты, в общем, “из всех детей ничтожных света ты всех ничтожней”... Примерно это. Это и всегда было так ясно. И при всем том ты оригинальная фигура, запятая в какой–то огромной книге... То есть — никто...
Так что же частная жизнь важнее всего? Конечно. То есть не в том смысле, что частная жизнь — это личная жизнь, а просто: повезет — напишется картина. Доживаешь, до всего доживаешь — до морщин, до седых волос... — и доживаешь не за счет искусства, а просто доживаешь. Продукт времени — то, что ты делаешь, то, что время с тобой делает. Оно тебя все время каким–то образом то ли обтесывает, то ли режет, оставляя без черт и лица.
Жизнь в России - полный балаган. Это замечательно — жить на отшибе.
Во первых, никаких амбиций никогда не было, а с другой стороны — ничто тебя не делает та им демократом как искусство. Человек искусства — он вообще по природе демократ. Как кто-то, не помню кто сказал -человек искусства как птица, которой совершенно не важно, на какой ветке она окажется: она чирикает, если ей чирикается, и очень часто она принимает шум листвы за аплодисменты.
----------------------------------------------------------
------------------------------------------------------------------------

---------------------------------------
И как итог - вечное и незыблемое - Абрам Терц, товарищ Синявский ......

* Вообще человек искусства – отщепенец – не вполне законный на земле на земле человек . Действительность враждебна и чужда искусству. В споре с ней каждый опирается только на себя и в одиночку. Как люди, творческие люди может быть вообще ничего не стоят, их обязывает к существованию всемирная история искусства. Они – продолжение ранее живущих, и чтобы соответствовать им, часто выбиваются из сил. В поединке с действительностью, вся сила на ее стороне и человечество прекрасно обошлось бы без искусства. Всех людей искусства стоит, наверное, посадить в сумасшедший дом, чтобы они не мешали человечеству жить спокойно и нормально, настолько люди искусства не у дел и неприменимы в действительности. Но что было бы с историей человеческого рода без искусства. Что осталось бы от человечества? Ничего! Вся человеческая история преломляется через искусство и мертва без него. Именно искусство заложено в сотворении вселенной и было актом художественного творчества. Вполне вероятно, что искусство – единственная реальность. Всю нашу жизнь делает искусство. И даже самые неудачливые из людей искусства – кирпичики в пирамиде его. Так да здравствует самое ненужное, ничтожное и жалкое, что есть на свете – ИСКУССТВО!*
Лучше не скажешь...

А так..
Фонтан замерз. Хрустальный куст,
сомнительно похожий на
сирень. Каких он символ чувств –
не ведаю. Моя вина.
Сломаем веточку — не хруст,
а звон услышим: “дин-дина”.

Дружок, вот так застынь и ты
на миг один. И, видит бог,
среди кромешной темноты
и снега — за листком листок —
на нем распустятся листы.
Такие нежные, дружок.

И звезд печальных, может быть,
прекрасней ты увидишь цвет.
Ведь только так и можно жить -
судьба бедна. И скуден свет
и жалок. Чтоб его любить,
додумывай его, поэт.

В мире *царствует самая жёсткая, самая страшная и самая губительная цензура из всех возможных – цензура денег*.
*Настоящее творчество требует многих лет напряжённого труда. Труда, который длительное время не приносит никакой прибыли, но без которого серьёзная духовная работа невозможна. Очевидно, что дизайнер тапочек заработает гораздо больше, чем художник, многие годы работающий над духовным проектом. Необходимо уровнять их шансы, поддержать художника. Тапочки обеспечат вполне сносное существование своего дизайнера и без помощи государства. Рыночная цивилизация автоматически поддерживает любое рентабельное финансовое предприятие. А духовность и нравственность нерентабельны в процессе конкуренции с эротикой, триллерами и детективами. Рентабельность духовных проектов – вопрос выживания человечества, поэтому их необходимо защищать! *
Композитор может написать новогодний шлягер и он и его потомки кормятся из этого источника. Писатель может написать книгу, которая периодически издается и кормит его. Художник же в самом лучшем случае хорошо продаст сотню работ, и если он талантлив, эти работы будут кормить их хозяина, а не творца. Человеку же для выживания нужен ежедневный хлеб. Вот в сесесере содержали номинально всех членов союзов, а художников подкармливали, ежегодно покупая у них в запасники по нескольку работ в год. И он получал минимальную возможность выживания. При этом ему давали еще и мастерскую. Которую он после развала записал в собственность и тем немного обогатился. Сейчас все живут одним днем. Живопись же, которую ты покупаешь, проверяется временем, да и надеяться на свой вкус, чтобы вложить в живопись приличные деньги, ты вряд ли можешь. Так что остается только одно. Покупать живопись на аукционах, чтобы вложить деньги. Или просто брать то, что тебе нравится, затратив минимум.

Я помню первые полгода Арбата. Ребята выносили такие картины! Через полгода самые яркие из них двинули на запад или стали на него дома работать. А остальные забросили свои работы на антресоли и выдавали кич (то, что покупалось обывателем) и это были неплохие деньги.Художник почему-то всегда должен оправдываться, что он имеет право на жизнь (а шла бы ты работать, живопись тебя не прокормит...и шла, куда деваться...). Всегда найдется даже у самого среднего художника, который живет непризнанным гением, поддержка любящей женщины. Но жена -- непризнанный художник, это абсурд. Я пишу по одной единственной причине, если я не пишу, я испытываю чувство вины, потребность в живописи постоянна. Это как бы от меня не зависит. Я слишком ленива, чтобы стать настоящим художником. Художник проверяется достатком. Если у тебя есть постоянный кусок хлеба, не зависящий от живописи и тебя не гложет мысль о том, что ты гений, и ты не можешь не писать, потому что желание что-то овеществить на холсте становится зудом - ты художник. Независимо от таланта и ума. От потребителей и денег.
А теория, практика - да к лешему все. Если начинаешь писать постоянно, то поневоле приходит и теория и практика и вырабатывается твой собственный стиль. Главное не оправдываться, а делать что нравится.
Аксиома - * Сущность живописи следует искать за пределами внешнего подобия*
Ну что и на закуску вот тебе из китайцев 13 века -
*Силы Инь и Ян порождают все сущее, и так творится порядок для всей тьмы явлений мироздания. Сокровенные превращения действуют там, где «забываются слова», и работа духа свершается в Одиночестве. Травы и деревья пышно цветут, не нуждаясь в киновари и купоросе. Серые тучи брызжут снегом, не требуя свинца и пудры. Горы покрываются свежей растительностью без зеленой краски. Ветер кружит в небе разноцветные облака, не пользуясь палитрой живописца. Художник и сам может передать все цвета с помощью одной лишь черной туши. А возможно это потому, что в нем полностью созрел замысел картины. Если же замысел будет выражаться только в красках, формы вещей будут не жизненны. Путь живописи — это умение держать в своей руке весь мир. Тогда перед твоим взором не будет ничего, что не было бы проникнуто дыханием жизни. Вот почему мастера живописи часто доживали до очень преклонного возраста. Но те из них,кто слишком увлекаются в своей работе частностями, делают себя рабами природы, и это вредит их долголетию, ибо творчество их лишается источников жизни.*

Все остальное - жизнь, политика и прочее в фейсбуке - там динамика - https://www.facebook.com/profile.php?id=1665998832


Фотография как замена живописи...?

Вот потрясная фотография художника Медведева... С тех пор как появилась фотография, живопись лишилась своей главной функции - бытописательства и архивации истории...Абстракция? Да фотографии Хабла дадут ей фору. Вот пример - эти фото, щелчок пальцами или работа художника на день ..А фотошоп вообще достиг высот живописи, из любой фотки за полчаса - живописный шедевр..При нынешних технологиях - не вопрос, увеличил, отпечатал на холст, купил раму и - вперед и с песнями. Как-то я продавала картину латиносу, так он ее нюхал, ковырял, рассматривал на свет, все спрашивал - не печать?....Что остается художнику? Только свое лицо, те художник должен вытянуть себя на холст с потрохами, которые не у всех есть, а продается на ура мелочевка кича - закатиков-сиренек (которыми я не плохо жила в свое время). Ну и если учесть, что живопись - не рассказ, за который ты годами получаешь гонорарчик,или песня, которая кормит тебя не один год, а продана один раз , да еще часто, если хорошая, перекупщиками, которые на ней зарабатывают (пример Модильяни), то, зарабатывать только живописью стало и удается малому количеству раскрученных художников. Время пошло такое - усредниловка - низы поднялись - верхи опустились. Людей искусства - море, государственный отбор профессиональными искусствоведами на рынке отсутствует, частные галереи раскручивают не таланты, а запросы времени и кич. И, если сцена еще требует отбора (хотя и там кошелек и политика преобладают, то частное искусство, которым является живопись, идет потоком спроса, а не отбора и выживания таланта...Я, боже упаси, не о себе, я вообще не художник, ну разве что профессиональный читатель, не больше. Живопись была средством заработка, да и то - школой было окружение, а не учеба и учителя...
А вот и прекрасные фотки как замена живописи... Поместил в раму - и наслаждайся...





Пожалуй это лучшее объяснение того, КАК ОТЛИЧИТЬ НАСТОЯЩЕЕ ИСКУССТВО

Семион Донской СССР - Союз Созидателей Строителей и Ремонтников...
…Ужасающая бедность представлений об искусстве и полное неумение отличить ремесло от искусства у этой занимательной эстетики.
Чаще всего она спотыкается на двух порогах. Первый – законченность, второй – обучение.
Ремесло в жизни – великая вещь, ремесло в искусстве – это ремеслуха.
Ремеслуха любит, чтобы всё было надраено – и сюжет и характеры. Ремеслуха – новенький кубок, желательно – сервиз на двенадцать одинаковых персон, а искусство любит кубок с отбитым краем и чтоб каждая штучная персона получила кубок по себе.
Ремеслуха любит букет из тридцати георгинов с гарниром из травы, а искусство любит икебану – один цветок, веточка сосны, кусочек мха и старый горшок.
Ремеслуха любит в рассказе завязки, развязки и прочие кульминации. Найдёт, как она выражается, элементы композиции – и счастлива. Все ружья стреляют, линии завершены, загадки раскрыты, и симметрия полная, как в детской игрушке “калейдоскоп” – пяток случайных стёклышек зеркалами отражается в узор.
А искусство любит фрагмент, размытые края, считает, что в конце работы надо зачёркивать экспозицию и финал и что рассказ – это всё, что рассказано.
Ремеслуха любит классицизм, искусство – классику,
Ремеслуха любит предварительный план, а искусство – эскиз.
Ремеслуха любит Казанский собор не потому, что он искусство, а потому, что у него план понятный, искусство любит Василия Блаженного.
Искусство любит свой стиль, ремеслуха – ворованный.
Искусство любит позднего Рембрандта, ремеслуха раннего.
Искусство любит “Новые времена” Чаплина, ремеслуха – “Огни большого города” того же Чаплина.
Ремеслуха любит интригу, анекдот и стакан воды, искусство – композицию впечатлений и сцены – можно из рыцарских времён.
Ремеслуха любит, чтобы первая сцена была причиной второй сцены, а искусство любит, чтобы причиной сцен было время, их породившее.
Ремеслуха любит школу, искусство – художника.
Искусство любит Чайковского, Сурикова, Горького, Станиславского, а ремеслуха – училища их имени, куда бы они сами не прошли по конкурсу.
Искусство любит песню, которая словом жива, а ремеслуха – подтекстовку под голосистые рулады, которая называется “рыбой” и её можно научиться ловить.
Когда эпоха Возрождения начиналась, мальчик, желавший стать художником, выбирал себе мастера по душе и просился к нему в ученики. Растирал краски, бегал за водкой, постигал тайны мастерства чужого полёта и готовился к своему. А когда эпоха Возрождения кончалась и полёт эпохи иссякал, пришли рационализаторы, братья Каррачи – Анибале, Агостино и третий, забыл, как зовут, – и решили упростить проблему. Из чего состоит живопись? Из формы и цвета. Кто чемпион по форме? Микеланджело. Кто чемпион по цвету? Тициан.
Надо взять форму у Микеланджело, а цвет у Тициана, и всем станет очень хорошо. И появилась первая академия живописи, а из неё “Болонская школа” – великий Гверчино, великий Дольчино, великий Джордано и другие великие отличники производственного обучения, которых в музеях друг от друга не отличишь и которые всем хороши – только не летают.
А дело в том, что живопись состоит не из формы и цвета, а из рисунка и колорита. И их надо сочинять, а сочинять можно только летаючи. Потому что форма и цвет принадлежат предметам в жизни, а рисунок и колорит – картине, которая есть след полёта художника и есть не причина полёта, а средство для его выражения. И потому каждому художнику нужно своё. А чужое его полёт прекращает.
А если насобачиться брать рисунок у Микеланджело, а колорит у Тициана, то получится муляж. Колбаса на витрине из папье-маше, которая и по цвету и по форме точь-в-точь колбаса, только несъедобная.
…Ремесло – великая вещь, и ему надо учиться. И половина наших невзгод оттого, что пироги печёт сапожник, а сапоги тачает пирожник. А вторая половина бед оттого, что путаем искусство и ремесло.
Человеку нужны будни и нужны праздники. Чтобы будни стали праздниками, нужна песня души, нужно искусство.
Нужно сеять хлеб, и нужно летать. Но нельзя сеять хлеб в воздухе и приплясывать за плугом: не будет ни хлеба, ни полёта.
…Но, может быть, самое интересное и потрясающее, что полёт и само искусство – это не одно и то же. Не только в том смысле, что полёт – дело души, а искусство – это материальные следы. Это мы уже поняли. Но полёт души может совсем не выражаться в искусстве и может выражаться не только в искусстве.
Самое потрясающее в искусстве, может быть, то, что оно всегда полёт не для себя одного, а всегда приглашение к полёту других и многих.
Но как обучить полёту, не умея летать?
Занимательная эстетика приглашает к полёту, ползая по произведениям с восклицаниями. Художник же – как ветер…
…Первую европейскую эстетику написал Аристотель, и из неё выучили три единства и четыре формулы трагедии. И забыли, что главным для поэта Аристотель считал его натуру, способную на “священное безумие”, и забыли, что она была написана эллинской осенью, когда отцвели уже Эсхил, Софокл и Еврипид. И потому она никого из выучивших правила не подняла в полёт, а поднялись в полёт другие – Марло, Шекспир и Вебстер, пренебрегшие всеми правилами, кроме одного, – быть драматическими поэтами.
Но как часто голос песни заглушают комментарии к ней и книги почтенной памяти профессора Гуковского, который считал Леонардо дилетантом, а сам всю жизнь кормился исследованием его полёта, хотя и не мог отличить ученическую “Флору” от мощной “Джоконды”, у которой даже рукава платья выдают гения.
…Повествование о Леонардо, незаконном сыне нотариуса Пьетро да Винчи, зародилось у меня в дизентерийной палате среди грохота домино, звереющих от скуки поносников и вони анализов.
Зародилась не идея написать о Леонардо или о дороге через хаос. Это пришло позднее.
Просто возникли стихи о Возрождении, и я даже помню какие:
Надменные крутые подбородки…
Лбы низкие прикрыты волосами…
Все отпрыски фамилий знаменитых…
Медичи, Сфорца, Борджа, Малатеста!..
Проламывают головы друг другу,
За два дуката отравить готовы,
МИХАИЛ АНЧАРОВ "Дорога через хаос"
Запомнил этот фрагмент книги на всю жизнь
·

О как! Альбер Глез. Миры

…вот, мыслящий человек вечно пытается выразить сложность своего внутреннего мира на фоне простоты природной, чисто внешней гармонии; две метафизики сталкиваются: внешняя, непостижимая гармония природы – а ведь она уводит в гигантские масштабы Вселенной – и внутренний хаос сознания в равной степени закрыты, и у Глеза, они взаимно отталкиваются, напряжение конфликта нарастает до предела в подчеркнуто спокойной обстановке интерьера

появляется иное, человеческое, измерение, которое вносит искажение: человек все видит по-своему, нет никакой «объективной реальности», это выдумка для успокоения и апатии ума; творческий интеллект живет иначе, видит иное: восприятие есть формирование

вне моего восприятия, вне моего сознания, вообще ничего нет – привет тебе, блаженный епископ, — потому что эта мертвая внешняя «реальность» не имеет никакого значения; она обретает значение и смысл лишь в моем видении, моей непосредственной реакции, а самой совершенной реакцией и является творчество

таким образом, я пишу картину вовсе не для того, чтобы увековечить этот пейзаж или создать какую-то «красоту» — я не владею красотой, как не владею духом, — я пишу, чтобы установить измерения настоящей, внутренней реальности, писать значит быть

отсюда восторг и отсюда упадок и уныние, когда не пишется, потому что в такие моменты я не существую, я сквожение вне реального мира; дело в том, что его нельзя удостоверить и установить раз навсегда – такого мира не существует – и в этом чудо живописи, которая фиксирует мгновения бытия

именно поэтому только творческое сознание причастно реальности, все прочие пребывают в той или иной форме иллюзии; в этом поразительный парадокс человеческого восприятия

художник играет формами, обозначая случайность вообще любой формы, как и мира в целом; и снова разящий парадокс: гармония природы, в которую ворвался хаос творческого интеллекта, сменяется хаосом форм, а именно творец остается неким недвижимым центром

творчество – это оптимальный человеческий прием преобразования мира; меня интересует именно эта картина личного восприятия, очеловеченный пейзаж, вызванный к жизни не лучами банального заката, а внутренним жаром и тайной динамикой духа

иначе говоря, этот мир не гитара, кувшин, пейзаж, стол и скатерть – это контраст цветов, крик радости, высокий аккорд духа, томление и желание – реальны лишь человеческие чувства, интуиции, идеи, черт вас подери, остальное – пыль!



картина не есть отражение – зачем нужны отражения, копии, суррогаты, описания? – не отражение, но выражение: чисто человеческие эмоции, порывы, идеи, задавленные сутолокой улиц и всей вашей серьезной «общественной» чепухой

а их надо выставить на первый план, ведь мы не придаем значения самым тонким и глубоким интуициям, собственным прозрениям; на это нужно много энергии, а она уходит на пустяки; художник исправляет эту ошибку сознания, задавленного сутолокой, потому что он обладает самым главным даром, самым великим качеством – свободой

картина – акт свободы; ведь свобода не живет в клетке дней, она вне времени и пространства, традиций и условностей, и ей нужна ежедневная практика; только тогда она сохраняет свежесть и форму…

кубист резко и свободно кроит совершенно иную проекцию мира, взрывая привычные очертания и давая чертеж души, вид из интуиции, из чувства; он разрушает привычные искажения и догмы восприятия (а ведь оно только кажется нам реалистичным и адекватным)

один живой жест, один живой штрих стоят больше всех ваших мертвых и банальных пейзажей

и в такой ситуации для меня не так важно сохранить цельность – как раз напротив, в модернизме я нахожу удивительный разнобой, творчество невозможно вне конфликта, если у вас нет серьезной, драматической и неразрешимой проблемы, у вас нет повода для творчества

и путь к цельности — через разлом, через страдание, и я нахожу этот свой исконный мир не в каком-то готовом виде – вот, теперь можно прилечь и спокойно отдохнуть – нет, г-да, это совершенно другое занятие, которое похоже на вечное восхождение к недостижимой вершине


А. Глез. Портрет Игоря Стравинского

и любое восхождение – чтобы не быть просто самообманом, праздной игрой воображения – связано с этой исконной свободой, которая (я начинаю все более убеждаться в этом) является природным качеством, свойственным лишь высоким художникам

этому не учат, это не передают и вряд ли можно это отнять; и только свободный бросает в мир эти неповторимые чертежи души смело и самоуверенно – как право имеющий… и люди чуткие, которые чуют эту свободу, жадно ловят каждое слово и каждый знак

ведь мы живем в мире, где свободы становится все меньше, и если прежде было кого винить – баре, тираны, капиталисты – то теперь клетка сжимается самым естественным образом, оглянуться не успеешь, а ты уже не человек, а какое-то тесто…

все это относится не только к людям, но и к странам, к культурам: я представляю эту галактику человеческой культуры: все как в физике: масса планеты определяет притяжение, а если нет этой массы, то она следует на другие орбиты, распыляется, дробится в пустых столкновениях и в конце концов вовсе исчезает

это масса духовной реальности, пережитой, усвоенной на торном пути ошибок и заблуждений, масса преобразованной творческой энергии, преобразованной материи; потому что вы не можете просто отметить материю: ее надо победить адекватной энергией

а именно материальность, плотскость и определяет подчинение случайным силам притяжения, и ваша свобода в этом случае есть просто свобода движения по орбите, самообман

кубизм всегда казался мне отражением этой напряженной борьбы с материей, которую он кроил, мял, взрезал, разрушая ее природный монолит, а вот русская культура снова временно оказалась на его орбите – и снова отпала в грубый и бесплодный материализм

и сегодня мы видим разрушение остатков этой планеты; и мы все как вольные астероиды, которые летят по разным орбитам: ничто уже не связывает нас, и эта новая свобода совершенна и совершенно бесплодна…



я говорю о силе сопротивления мощным слепым силам – природы, материи, Космоса, земли – и эта сила сопротивления, эта энергия преобразования, короче – творчество — оно и является воплощением человеческого начала, силой культуры, которая противостоит хаосу

а у дикарей нет этой силы, которая не только заставляет людей создавать высокие шедевры и возносить идеалы, но и сохранять свое достоинство, ценить свободу, вести человеческую жизнь и уважать друг друга

в противоположность этому, они начинают славить слепые силы, в которых видят родственные стихии, верят в разум и не знают ничего иного, и уже нет на свете никакой возможности вернуть их в сложный и освященный великим Духом человеческий мир



это только далекому от искусства читателю кажется, что человек читает живопись так просто – и это касается любого иного рода искусств; на самом деле, художник, когда пишет картину, находится в состоянии внутреннего конфликта: невозможно никакое иное творчество, потому что это сублимация, выход из обычного состояния, и просто она не дается почти никому (а в наше время – вообще никому)

и читатель, созерцатель тоже должен пройти через такое состояние, и это мучительный разлад, волнение, напряжение, искание пути – я каждый раз снова повторяю его путь, и для этого надо обладать определенными свойствами, в частности, очень желать смысла

осмысление, понимание, исследование должно быть частью моего сознания, его основанием, его modus vivendi; то есть, я так живу, так дышу, что должен обязательно обладать этой глубиной подобно глубинной рыбе, которая рыскает по этим каньонам и ямам вовсе не только в поисках пищи, но они томят ее и влекут, она должна освоить свою территорию

ягуар обходит свои владения и метит участок, потому что он тоже ее стережет и пасет – и точно так же действует мыслящий эстет, в отличие от обывателя: тот не имеет своей территории для сознания, но согласен на общую, он смотрит ящик и вполне доволен

и там конфликты, однако придуманные, это фикции для оживления сонного сознания, чтобы оно тоже испытало какие-то эмоции и драмы – хоть автоматически и даже не веря в них; ненастоящая жизнь…

так люди теряют постепенно способность к этой концентрации жизни, к возвышенности, восхождению на ее высшие этажи, довольствуясь обыденным: человек, к сожалению, слишком широк натурой и может существовать в совершенно разных парадигмах

УЗЫ ЯУЗЫ....

Погода говорит прощай - когда пишешь при одном свете, а он в одночасье резко меняется, то стопоришь со страшной силой - …Еще люблю подчас жизнь старую свою С ее ущербами и грустным поворотом, И, как боец свой плащ, простреленный в бою, Я холю свой халат с любовью и почетом. - заваливаешься под шорох дождя с книжкой под что-то там хрустящее на столе...
Картинка для меня знаковая - период 15-летней ежедневной жизни.. как-то нас, меняющихся в мужских плотных компаниях, девочек на задних стульях не очень и замечают, мы , крутясь вокруг художников, поэтов, музыкантов и прочих творцов, варим обеды, бегаем с авоськами, моем все, что моется и, прижав руки к груди восхищенно замираем при творящемся у нас на глазах чуде создания миров со вздохом - и мы приложились к вечности... Сподобилась аж два раза за творцов выйти...противоречивое словосочетание, наверное лучше войти замуж..Картинка нужна для меня-себя любимой, как точка на определенной карте жизни.... Сидю, жду солнца. К январю сподоблюсь концом, а то взялась сразу за три... уж очень захотелось ковидную состряпать, она дается легче...Работа или по крайней мере мысли о ней, как голововерчение старости бегом от альцгеймера - нужно все, - петь, читать, смотреть кино, решать задачки жизни, крутиться умственно Мюнхаузеном вытаскивая себя за волосы из болота жизни, замершей в старости, так хотя бы воспоминаниями...и - ох, есть, что вспомнить...
Фотография так себе, да и зачем фотографию полуфабриката доводить до ума, идея и так ясна...
Обожаю обилие запятых и многоточия в поперек точкам.
Ну и о живописи, я самоучка в прямом смысле, у мужей-художников не училась, а были просто краски кисти и бумага за которые не надо было платить, живопистсвовать заставила жизнь, - а так - живопись просто хорошая ширма для такой лентяйки как я... Манера? Просто знакомый поэт попросил книжку отиллюстрировать, которую где-то в Бразилии наверное отпечатал, а манера осталась, я за ней страхи и необразованность живописную прячу.

Сейчас, когда мир стоит на переломе, мне, как художнику видится облик

характера ВЕДУЩИХ стран в лице его представителей -
Путин? нет, не медведем, сибирская рысь, вот подставь ему острые уши с кисточками - вылитый.
Эрдоган - крыса - ведь похож...
Трамп удивительным образом похож на английского Джонсона - это львы...
Европа в лице Меркель - овца на заклании - остальные - размазанная мелочь...
Ну а китаец, там даже не важно определенное лицо - далеко не тигр, это лиса...

Потрясающе - автора (гравюры?) не нашла... экклезиаст

Суета сует, сказал Екклесиаст, суета сует,- всё суета!
Что пользы человеку от всех трудов его, которыми трудится он под солнцем?
Род проходит, и род приходит, а земля пребывает во веки.
Восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему, где оно восходит.
Идет ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своем, и возвращается ветер на круги свои.
Все реки текут в море, но море не переполняется: к тому месту, откуда реки текут, они возвращаются, чтобы опять течь.
Все вещи - в труде: не может человек пересказать всего; не насытится око зрением, не наполнится ухо слушанием.
Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем.
Бывает нечто, о чем говорят: "смотри, вот это новое"; но это было уже в веках, бывших прежде нас.
Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после.
Видел я все дела, какие делаются под солнцем, и вот, всё - суета и томление духа!
Кривое не может сделаться прямым, и чего нет, того нельзя считать.
И предал я сердце мое тому, чтобы познать мудрость и познать безумие и глупость: узнал, что и это - томление духа; потому что во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь.

Нет описания фото.












Отсюда - там нормальное разрешение...https://www.behance.net/gallery/14084783/The-book-of-Ecclesiastes-2013?tracking_source=search%7CBible%20Bible

Разбавить происходящее - Не боюсь этого слова, я собрала арбатских художников...

...меня даже дразнили, - арбатская мать...В советские времена творческих людей считали не по таланту, а по образованию, взять того же Бродского, как самый яркий пример. Если ты не состоял в творческом союзе, но занимался зарабатыванием творчеством - это было незаконно и ты считался тунеядцем, от чего многие творческие люди работали в свободных временных профессиях дворниками или истопниками в котельнях, что давало и независимое от семей жилье. В Москве, когда в 70-е в страну стали свобордно приезжать иностранцы, образовался своего рода кружок подпольных художников, бегающих по художественным салонам от милиции и продающих там нелегально на улицах у салонов свои работы, в основном маленькие в папках, чтобы можно было уйти от милиции. Работы конфисковались, на художников заводились дела, я попалась всего один раз, потому как оказалось у меня был наметанный глаз на милицейских без формы, следящих за местами, где часто бывали иностранцы и мои работы продавал кто-то, а я стояла на стреме. Так как в силу выразительной для художников внешности я попала в их круг и была замужем два раза за художниками и остальные- хм..., то стала сама писать и живопись для меня стала просто дорогой от восьмичасового нудного труда, куском хлеба, не больше - я никогда не влезала в заумные мысли об искусстве - хлеб - и все. Однажды уже в 81-м, гуляя с коляской в парк Горького я обратила внимание на стоящих там художников и, после очередного развода, засела за картинки, внимательно присмотревших к происходящему у салонов и заведя там знакомства. Никто там особо друг с другом не дружил - закон рынка, но в силу общности угрозы милиции общались. Однажды с приятельницей встали у салона на Арбате - милиция проходит мимо и даже не обращает на нас внимания, так один день, другой...Постояли с месяц - спокойно. Тогда я обежала всех ребят по салонам и рассказала про Арбат. Сначала стояли только мы и часто для галочки кого-нибудь забирали, потом на нас махнули рукой. И тогда по нашим следам стал собираться большой Арбат. Когда его под себя подмяли уже мафиози от искусства, мы перебрались сначала в Бутовский лес, а там и в пустующий Бутовский стадион, а потом в Измайлово - на всем этом поставила точку перестройка, когда народ стал отчаянно беднеть и было не до искусства. Так и остались Арбат и Измайлово уже почти мафией, в смысле захвата рынка и недопущения чужих. И сейчас то здесь, то там стоят еще художники по хлебным подворотням и переходам, а   и их гоняет милиция. Теперь весь свободный Арбат с его кичем перешел в интернет... А я села тупо на пенсию. Работ никогда не фотографировала, осталась только эта книжка, которую иллюстрировала я для богатого женой поэта, уехавшего в Бразилию и оставившего мне мои картины, за которые я уже получила деньги - содержание меня, семьи, холстами, красками в течении года в самое голодное перестроечное время.. Работы - как подстрочник к поэзии в буквальном смысле к стихам и поэмам от того такой распыл в картинах. Потом лопатила русскую поэзию к ним.После всего  смылась с больным ребенком за границу и на этом моя художественная эпопея кончилась. Эпопея художника без образования, - творческий самострел... Эта картина - первая страница книги поэзии - всего за год написала больше 70-и больших одинаковых по размеру работ, - отвела душу, почти все разошлись, старалась оставлять то что мне больше всего нравились. Так и лежат у сына остатки из десяти работ.
На изображении может находиться: 1 человек, текст «когда неясный образ мне внушен, его рисую я карандашем и к линиии прислушиваюсь гибкой пока не вспыхнет узнаванья свети с ним из тьмы исхищенный портрет живого звука с милосердною улыбкой. тогда на горле блузу распахнув я тонкое беру, как стеклодув, и звук живой вдыхаю в эту пленку. и вся в нее уходит жизнь моя в прозрачном виде, как воздушная струя...»

Влюблена была как кошка...Четыре года жизни...

Первая картина из нижних была написана при мне и еще десяток московских. После реставрации полностью поменял стиль живописи, последний раз перезванивались в нулевых...Пристрастил меня к джазу, классике и живописи, открыл современную литературу, я ему - Афанасьевские сказки, он мне Колыбель для кошки... Устроил меня на работу. Ребята реставрировали церковь, я сидела одна в снимаемой квартире в доме из окна которого открывался потрясающий вид на реку. Взяла Валеркин этюдник и написала пейзаж. Это что?- спросил он- Попробовала...- Ну ты даешь...
Фотография моя...Горжусь. Лучшего фото-портрета у него не было.
Искал и нашел свое лицо в живописи....
Снимаю шляпу...
---------------------------------------------------------------------------Валерий Пьянов родился в 1940 году в Москве. Становление Валерия Пьянова, как реставратора и художника, происходило под руководством братьев Чураковых: Степана Сергеевича (главного участника поисков и спасения картин Дрезденской галереи в 1945 году) и Сергея Сергеевича (выдающегося реставратора древнерусского искусства).
На протяжении всей жизни В. Пьянова, художественная и реставрационная деятельность взаимодополняли и обогащали друг-друга. Валерий Пьянов участвовал и руководил реставрационными работами памятников живописи XII—XVII веков в Великом Новгороде, Ярославле, Ростове Великом, Боровске, Соликамске, в течение восьми лет работал над реставрацией соборов Московского Кремля, собора Смоленской Богоматери и Новодевичьего монастыря, реставрировал алтарную часть Троицкого Собора Свято-Данилова монастыря. Принимал участие в реставрации работы Рембрандта «Артаксеркс, Аман и Эсфирь» (ГМИИ им. Пушкина). Впоследствии работал над восстановлением Трапезной палаты в Оптиной Пустыне.
Возглавляя бригаду реставраторов в Церкви Спаса Преображения в Великом Новгороде, открыл, ранее неизвестные, фрески выдающегося византийского живописца Феофана Грека, однако был отстранен от дальнейшего руководства реставрационными работами ввиду своей «политической неблагонадежности».
В 70-х годах он тесно сходится с представителями московского андеграунда. Организует ряд художественных акций. Вступает в Московский Горком художников-графиков на Малой Грузинской, где выставляется с Плавинским, Немухиным, Кабаковым, Рабиным, Вечтомовым, Снегуром и др. Среди его близких друзей - Зверев, Бордачев, Бич, Колейчук, Блезе, Кандауров, Туманов, Лепин.
Валерий Пьянов — тонкий поэт архитектурного пейзажа и интерьера. По выражению художника и искусствоведа О. Кондаурова, он «держит реалии древнерусской стенописи «на слуху», помнит церковный интерьер и экстерьер «на ощупь».
На изображении может находиться: один или несколько человек, люди сидят и в помещении
На изображении может находиться: в помещении
На изображении может находиться: на улицеНа изображении может находиться: на улицеНа изображении может находиться: на улице
Нет описания фото.

Нет описания фото.

ПОРТРЕТ В ЖИВОПИСИ



На мой взгляд любой талантливый портрет - это автопортрет художника...Все искусство вообще - это внутренний портрет автора, писатель ли он, художник или композитор, на всем лежит лицо себя... «чужая душа потемки» - душа художника отпечатлелась на холсте в своей творческой выразительности. Чем талантливее автор, тем больше себя... Мертвенная лакированность и сопливость современного искусства существует потому,что именно эту сопливость и мертвость потребляет современное общество. Впрочем, так было всегда... Наверное только время и случай расставляют все по своим местам.
Рембрандт...И ТАКОЙ! художник умер в нищете...

69760175_375994699740795_758037108991459328_n (700x525, 56Kb)