Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

ЗАЧЕМ ЧЕЛОВЕК ЗАНИМАЕТСЯ ТВОРЧЕСТВОМ...ДА И КОМУ ОНО НУЖНО...

Ничто не сбывается.
А я верю.
Везде разрушение,
А я надеюсь.


Вы не случайны. Существование нуждается в вас. Без вас что-то будет отсутствовать в существовании, и никто не сможет этого заменить. Именно это дает вам чувство достоинства — все существование нуждается в вас. Звезды, солнце и луна, деревья, птицы и земля — все во вселенной будет чувствовать, что есть небольшое свободное пространство, которое не может быть заполнено никем это было, еще момент и это ушло. Момент мы здесь, еще момент и мы ушли. И как много шума мы делаем за этот короткий момент сколько насилия, тщеславия, борьбы, конфликта, гнева, ненависти. Только в этот короткий момент! Всего лишь ожидая поезда в зале ожидания на вокзале и создавая столь много шума, драки, причиняя боль друг другу. Стремясь обладать, стараясь властвовать, стараясь возвыситься все это политика. А потом подходит поезд, и вы уезжаете навсегда.

Цель любого художника Collapse ).


(no subject)

Царь крыс - Дата Туташхия.
Принцип по которому неумолимо существует мир капитала, как бы его не подслащивали... Завуалирован он одним - не хочешь бунта, корми управляемую челядь...
"Голодным" способом выводятся "короли" в нижних слоях общества, а "обжорством" в верхних... Очень уж много ассоциаций.
Кстати, книга здорово объясняет суть грузин, - у каждой нации есть соя глубинная суть, образованная историей страны.
Книга - https://www.litmir.me/bd/?b=1371&p=1
Коджи рассказал, что вывести царя крыс . Нужно поймать семь или девять крыс, посадить их в темную железную бочку (деревянную они легко прогрызут) и держать их на одной воде. Через некоторое время, самая слабая крыса начнет издыхать. Тогда остальные крысы набросятся на нее и сожрут (как правило, крыса, которая бросится первой и будет главным кандидатом в цари). Затем так съедят вторую крысу, третью и т.д. В конце концов, в живых останется одна крыса, которая и станет крысой-царем.
Этих крыс продавали корабельщикам...
---------------------------------------------
Крысолов...
Как будто соль попала в пламя.
Три раза в дудку он подул
Раздался свист, пронесся гул.
И гул перешел в бормотанье и ропот
Почудился армий бесчисленных топот
А топот сменился раскатами грома
И тут, кувыркаясь, из каждого дома
По лестницам вверх и по лестницам вниз
Из всех погребов, с чердаков на карниз
Градом посыпались тысячи крыс.
……………..
И вдруг бесчисленная стая
Танцующих, визжащих крыс
Низверглась с набережной вниз
В широкий полноводный Везер

За время бана дописала две работы ...

Узы Яузы - дань ребятам, с которыми я прожила бок о бок 15 самых творческих их лет - хорошего друга писателя Юрия Коваля и бывшего мужа художника Виктора Белова - прекрасное было время, вспоминаю с благодарностью...


Когда конец настанет свету,
Когда вконец засрут планету,
Когда всё выпьют и сожрут,
Когда бессмертные и боги
В своём неведомом чертоге
Итоги наши подведут -
Одною связаны судьбою,
Мы не расстанемся с тобою,
Останемся вдвоём, одни.
А боги в душах разберутся
И нам бессмертными зачтутся
Серебрянические дни.
Чего ж ещё поэту надо?
Эй, виночерпий! Дай мне яду!
Пускай когда-то поутру
Я припаду губой спалённой
И с другом в день один рождённый
Я в день один пускай помру!
Пока ещё осталось время.
Любви друзей несущий бремя,
Твоя ли жизнь, мой друг, пуста ль?
Что жизнь - пустая время трата.
За друга моего, за брата
Звени, сверкающий хрусталь.
==============================================================
и переписала старую двадцатилетней давности работу, просто нравился низ, к которому дописала верх - пусть живет - рукописи не горят, даже дерьмовые, творчество как пирамида - не верха без низа...

Жизнь и талант...Богема в моем сердце...

Но не в подсчете итогов дело, а в том, что у них что-то было внутри, что заставляло забыть про то, что снаружи. Грубо говоря, их талант заставлял делать то, что нужно ему - самовыражаться, писать, рисовать, ходить по краю, заглядывать в бездну, то есть жить так, чтобы этот самый талант мог себя проявить. Люди без талантов в это время учатся, работают и женятся. Все, кто был наперечет, оказались погублены своими дарованиями. Почему дарования становятся благословением и одновременно проклятьем для тех, кому они даны?
Талантливый человек для обывателя всегда подсознательный флажок, который нельзя переходить. По эту сторону твои дарования - это хобби, которое не мешает жить. Выпиливание, вышивание, пение под баян, писание трогательных стишков в свободное от работы и семьи время. По другую сторону - это ненасытный Молох, который пожрет тебя с потрохами, и будет просить еще. Ему отдадут молодость, семейное счастье, детей, благополучие, здоровье, пока совсем ничего не останется. И все равно будет казаться, что вот еще немного, еще одно усилие, и все получится, придет то неуловимое, что приведет за собой славу, признание и вписание в скрижали. У обычного человека прекрасно получается "пришел с работы - попиши", у одаренного внутри клокочут глаголы и рифмы, время от времени прорываясь гейзерами, и мешая функционировать нормально. Человек бесспорно талантливый вообще пошлет подальше все условности во имя искусства, но ему за это воздастся сторицей.Многие напрасно перешагнули эту черту. Они безусловно были талантливы, но не настолько, чтобы справиться с ним без саморазрушительных поступков, и в то же время слишком одаренны, чтобы это не испортило им жизнь. Кто бы знал, где взять те весы, на которых можно было в юности, или в минуту, когда начинаешь сомневаться, взвесить себя как есть, голеньким, и понять куда тебе, к тем или к этим. Чтобы не рвать лишнего, не наделать неисправимого.У меня физиология человека обычного, по утрам будит чувство вины, по вечерам лень и усталость укладывают спать. Бог с ним, с потенциальным живопивством,только заработок кичевыми мелочами, обед из трех блюд сегодня важнее. Может быть, меня это спасло. Аналогичные привычки, я уверена, спасли некоторых других людей, сегодня смущенно вспоминающих "были когда-то и мы рысаками", не все ведь умерли, некоторые просто переросли эпоху. А кто-то так и остался в своих давних небольших способностях, и носит их как старое пальто. Они уже малы, они уже проредились и обтрепались, на них уже жалко смотреть, но человек продолжает их носить, и гордиться ими, не видя, что они уже безнадежно, что их место уже на свалке истории, в альбоме для воспоминаний. А помнишь, какие стихи ты когда-то писала? Помню. И ветрянку тоже помню, она примерно в то же время была. И точно так же прошла, оставив малозаметные следы, по которым ее никто искать не будет.

ЧТО-ТО НОВОЕ ДЛЯ ЛУКЬЯНЕНКО, ЧИТАЛА И ВСЕ ВСПОМИНАЛСЯ АСТАФЬЕВ..

Математически. Неизбежные повторы, компиляции – вот удел современных авторов. Все написано до нас. Нет, не так – все гениальное написано до нас. Нам остается, по возможности, быть не слишком похожими на классиков. Быть аккуратными, дабы наши слушатели не ткнули мордой в ноты полуторавековой давности. Быть хорошистами, но не отличниками. Или быть оригинальными. Нарочито оригинальными. «Читатель ждет уж рифмы «розы»?» – а вот выкусите!!! Не будет вам перехода в ре минор! Слушатель считает, что его ожидания обмануты? А мы подберем такой ритм, который заставит слушателя забыть об обманутых ожиданиях, отключиться от нехороших мыслей… вообще отключиться…
------------------------------------------------
А подобрать удается единицам. Собственно, что такое литература - те же компьютерные игры, которые, уходя в совершенство ,заставляют жить другой жизнью. Литература как ни крути, навязывается автором, хорошая синхронизирует с нами, гениальная превращает жизнь в небесную любовь, иногда доходя до экстаза, совместимого с религиозным. Игры же в будущем не будут навязывать нам автора, их будут писать программы с учетом тысячей жизненных вариантов (существуют уже похожие космические с открытием новых планет и разнообразной жизнью в космосе, пока упираясь на придумки человека), игры, в которых ты будешь обретать профессии, учиться как в жизни, но без оценок, без оглядки и потери себялюбия, искать себя, чтобы потом в жизни реализоваться. А творческий человек будет стремиться побороть программы и поборет, потому что кто осмысливает жизнь кроме нас? И будут новые Шекспиры, Моцарты, Менделеевы, Теслы и Пушкины, пока подтягивая нас до себя, с новыми внутренними знаниями о мире и душе в нем.
------------------------------------------------.
Сергей Лукьяненко, Алекс де клемешье - Участковый...

Забытый миром Генделев... Осеннее...

Как будто чьей-то горечи огрызки,
Как будто вниз бесстрастно уходя,
Летели в омут, разбиваясь в брызги,
С ночного неба капельки дождя...
Укутавшись в туманную накидку,
Уткнувшись в воротник из серых туч,
Пройдя в небес открытую калитку
Шел дождь к земле, невесел и колюч...
Шатаясь шел и спотыкаясь, падал,
В глазах и в лужах – мокрые круги...
Шуршал продукт воздушного распада
И шлёпали в траве его шаги...
Лилась вода с печалью вперемешку,
Был замкнут дождь и естеством сугуб,
Чужой измены горькая усмешка
Как будто бы изгиб кривила губ...
Тяжелые промокшие одежды
Блестели на небесном беглеце,
Был ливень тень растаявшей надежды
Не в силах смыть на пасмурном лице...
Промозглая холодная блокада
Сжечь радость не позволила дотла,
И в струях растворённая досада
На землю безразличную лила...
От горечи, а может от утраты
Дождь злился, слышно было по шлепкам -
Хоть знал, деревья здесь не виноваты,
Он бил по листьям, словно по рукам...

Мы ведь и сами не держим на прикраватной тумбочке Достоевского с Акутагавой, а...

К спору...
Мы ведь и сами не держим на прикраватной тумбочке Достоевского с Акутагавой, а читаем детективчики с фантастикой, да рыдаем над дамским романом, а ведь это те же кичевки.... Так что что уж удивляться, что народ не держит на стенке Ван Гога, от постоянного общения с которым в своей единственной конуре быстро поедет крыша т.е. сместятся ценовые ориентации и будет тяжко выживать.... Ведь настоящая цена творчества это не деньги, а энергетика. Для меня живопись давно стала не способом зарабатывания денег, а платой за жизнь, а что там будет с картинами и прочим, не очень всегда и волновало, удается заработать, хорошо, нет - и фиг бы с ним, сколько выброшено и подарено, не счесть...От того так неожиданно долго и живу, что думаю - во щас как напишу, в башке планов громадье и все с надеждой - рукописи не горят, осознание - надо - действительно продлевает жизнь, а с другой стороны замедляет сие действие...напишу и что? Конец?...Долгая жизнь держится правилом, исполнением его и тем самым сохранением ритма самой жизни, а у таких бесшабашных как - только стержнем - необходимостью шеста, без которого танец на сцене балагана и ресторана лишен смысла и красоты действия...и не важно что за стержень, у творческого человека он у каждого свой, для него главное - излить себя, и не важно, чем ты занят - хоть подковыванием блохи....

Станислав любимейший ЛЕМ! ( "Звездные дневники Ийона Тихого")

: "В соответствии с общепринятой систематикой, встречающиеся в нашей Галактике аномальные формы составляют тип Aberrantia (извращенцы), который делится на подтипы: Debilitales (кретиноиды) и Antisapientinales (противоразумники). К этому последнему подтипу относятся классы Canaliacaea (мерзантропы) и Necroludentia (трупоглумы). Среди трупоглумов, в свою очередь, различается отряд Patricidiaceae (отцегубы), Matrphagideae (мамоеды) и Lasciviaceae (омерзенцы, или блуднецы).. Омерзенцы, формы уже крайне выродившиеся, подразделяются на Cretininae (тупонцы, в частности, Cadaverium Mordans, или трупогрыз-межеумок) и Horrorissimae (квазиморды, классическим представителем которых может служить обалдон-выпрямленец, Idiontus Erectus Gzeemsi). Некоторые из квазиморд образуют собственные квазикультуры; сюда относятся, в частности, такие виды, как Anophilus Belligerens, или задолюб-кромешник, именующий себя Genius Pulcherrimus Mundanus — красивец-гениалец вселенчатый, а также редкостный экземпляр с почти лысым телом, наблюдавшийся Граммплюссом в самом темном закоулке нашей Галактики, — Monstroteratum Furiosum (тошняк-полоумник), называющий себя Homo Sapiens."

К спору о фильме - Эффект Германа - «Трудно быть богом»

Ставлю в один ряд Трудно быть богом и Репетицию оркестра - самый спорный и кандальный фильм Феллини. И то, что фильм Германа не закончен автором - символично.
Не сказала бы лучше...
-------------------------------------
Оригинал взят у borisakunin в Эффект Германа.
Недавно я был на предпремьерном показе фильма Алексея Германа «Трудно быть богом». В этой картине во всех отвратительных подробностях изображается жизнь средневекового города – такой, какой она, вероятно, была на самом деле (хотя действие, вы знаете, происходит на другой планете): грязь и уродство, невежество и грубость, скотство и срам, обыденная жестокость, бесстыдство власти и рабская покорность толпы.
1 - Сначала я смотрел на все эти мерзости с приятным чувством. Прогресс существует и все муки истории не напрасны, думал я. Как далеко ушла цивилизация со времен средневековья, насколько презентабельнее и лучше стали люди. Ну и так далее. Примерно, как в старом анекдоте про врача, который осматривает пациента и приговаривает: «Как хорошо! Ой, как прекрасно! Просто замечательно! …Что у меня всего этого нет». (Сомневаюсь, что режиссер рассчитывал на такую зрительскую реакцию, но оголтелого позитивиста вроде меня, видимо, лишь могила исправит).
А потом мне полезли в голову другие мысли. В сущности, тоже позитивистского настроя, но менее отрадные.
Если всё у нас пойдет хорошо, если человечество себя не угробит и сумеет построить на земле лет этак через триста разумную и достойную жизнь, то из этого прекрасного далека на наш 2013 год будут смотреть примерно так же, как мы на будни Арканара.
И я попытался увидеть нашу с вами жизнь глазами человека будущего – то есть нормальными глазами.
Посмотрел – и содрогнулся. Ну и в дикую же эпоху мы с вами живем, господа!
Самая передовая наша наука и львиная часть наших доходов используются для изобретения и производства орудий убийства.
Мы усердно гробим природу планеты, на которой живем.
Мы беспрестанно мучаем и унижаем себе подобных.
Мы черт-те как воспитываем наших детей.
Мы толком не знаем, как функционирует наше тело, а уж наш мозг – вообще тайна за семью печатями.
Цена человеческой жизни даже в развитых странах мала, а в неразвитых ничтожна.
У нас целые социальные слои и даже народы живут в позорной нищете.
Странами, как правило, управляют далеко не лучшие представители населения – такую уж мы разработали систему отрицательного естественного отбора.
Планета кишит преступниками, которых сажают в специальные загоны, где эти плохие люди становятся еще хуже.
Мы невежественны, жестоки, и 99 процентов проживают жизнь на манер животного: едим, хлопаем глазами, производим потомство и потом умираем.
Кстати о животных. Для них у нас повсюду устроены «лагеря смерти». Мы выращиваем наших «меньших братьев», чтобы убивать и пожирать, а из их кожи шьем себе обувь и сумки.
В общем, абсолютное средневековье.
Если правда, что за нами наблюдают инопланетяне, то вполне понятно, почему они не вступают с нами в контакт. Рановато. Мы еще слишком дикие.
Может быть, какие-нибудь доны Руматы осторожненько, чтобы не вмешиваться в процесс эволюции, иногда чуть-чуть подправляют нашу историю. Ну, там шмякнут яблоком Ньютону по башке. Покажут Менделееву во сне периодическую таблицу.
Хотя скорее всего нет никаких Румат, а если и есть, то они ни во что не вмешиваются. А значит, их всё равно что нет. И человечеству еще бог знает сколько поколений пыхтеть и корячиться, прежде чем оно выкарабкается из темных веков. Самому, без посторонней помощи. А никуда не денешься, другого способа не существует.
И когда, на третьем часу картины, мои мысли доползли до этого места, я вдруг сообразил, что режиссер, кажется, все-таки добился от меня именно того эффекта, на который рассчитывал.

Булат Окуджава Как научиться рисовать

Если ты хочешь стать живописцем,
ты рисовать не спеши.
Разные кисти из шерсти барсучьей
перед собой разложи,
белую краску возьми, потому что
это - начало, потом
желтую краску возьми, потому что
все созревает, потом
серую краску возьми, чтобы осень
в небо плеснула свинец,
черную краску возьми, потому что
есть у начала конец,
краски лиловой возьми пощедрее,
смейся и плачь, а потом
синюю краску возьми, чтобы вечер
птицей слетел на ладонь,
красную краску возьми, чтобы пламя
затрепетало, потом
краски зеленой возьми, чтобы веток
в красный подбросить огонь.
Перемешай эти краски, как страсти,
в сердце своем, а потом
перемешай эти краски и сердце
с небом, с землей, а потом...
Главное - это сгорать и, сгорая,
не сокрушаться о том.
Может быть, кто и осудит сначала,
но не забудет потом!