Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

ЗАЧЕМ ЧЕЛОВЕК ЗАНИМАЕТСЯ ТВОРЧЕСТВОМ...ДА И КОМУ ОНО НУЖНО...

Ничто не сбывается.
А я верю.
Везде разрушение,
А я надеюсь.


Вы не случайны. Существование нуждается в вас. Без вас что-то будет отсутствовать в существовании, и никто не сможет этого заменить. Именно это дает вам чувство достоинства — все существование нуждается в вас. Звезды, солнце и луна, деревья, птицы и земля — все во вселенной будет чувствовать, что есть небольшое свободное пространство, которое не может быть заполнено никем это было, еще момент и это ушло. Момент мы здесь, еще момент и мы ушли. И как много шума мы делаем за этот короткий момент сколько насилия, тщеславия, борьбы, конфликта, гнева, ненависти. Только в этот короткий момент! Всего лишь ожидая поезда в зале ожидания на вокзале и создавая столь много шума, драки, причиняя боль друг другу. Стремясь обладать, стараясь властвовать, стараясь возвыситься все это политика. А потом подходит поезд, и вы уезжаете навсегда.

Цель любого художника Collapse ).


В бывших советских республиках спят и видят, как радостными слезами

обливаются европейцы, встречая их в свои объятия прямо на границе ЕС и с песнями и плясками провожая до только что срубленных и пахнущих лаком и кокосовой стружкой новых вилл, чтобы вручить им сертификат на те самые "европейские пенсии". Многие до сих пор грезят об этом и, несмотря на слякоть и уже подбирающиеся холода, продолжают маршировать, скакать, бегать, громить и грабить собственные родины во имя, во благо и ... вообще.

Фото сделанные внутри виолончели!!

The photos taken inside of cello. Adrian Borda
Последняя внутри саксофона.
А если ещё включить Баха!
Это космос









красота! Я всегда поднимала крышку пианино и с детства смотрела на все эти молоточки с большим удивлением и восторгом..

Фильмы, которые перевернули мое представление о жизни

- Земляничная поляна Бергмана - https://www.youtube.com/watch?v=oxWBmoo7XfE&t=53s
а если к нему прибавить куросавского Расемона - то картина мира в мои 17 тогдашний лет перевернулась полностью, а еще добавить случайно прочитанную Этику Швейцера, то недоумение от происходящего с миром поставило этот мир на попа...
Куросавский фильм - https://www.youtube.com/watch?v=hFm3lzTzWR8 -
Потом в копилку добавилась Репетиция оркестра Феллини, самый спорный его фильм, сложившийся в реальность только сейчас и понятый мною правильно уже тогда - https://www.ivi.ru/watch/10385
Увы, в те времена все это было возможно увидеть и прочитать в те времена разве что в Москве или Питере, от того так отличались мы от остальной России, что я плотно поняла, работая в реставрации и вешая по российским высям таблички - охраняется законом... и, не имея человеческого авторитета в жизни, так и прибывала в полной рассеянности, пока к 20 годам не наткнулась на компании художников, писателей и музыкантов...или они наткнулись на меня...
З Е М Л Я Н И Ч Н А Я П О Л Я Н А .
Посвящение Ингмару Бергману .
Тебя встречая, ожидающ - Раскину пальцы как для клавиш.
Прогулки по песку и хвое
любил всегда, но вот нас двое.
По золотому бездорожью
идём и чувствуем: мы - Божьи.
А земляничные поляны
объяты солнечным туманом.
Мы голосами ищем ноты.
И сосен длинные фаготы
Слегка вибрируют, в том тайна -
у сосен дар есть музыкальный.
Ковры душистой земляники.
Ветвей смолистых скрипы-вскрики.
И остинато пёстрых дятлов.
Ложимся и лежим меж ягод.
Так просто быть свободным в песне под сводом арок краснолесья.
Чем больше смеха - время звонче.
Тела в росе, в смоле, всё сочно.
Уснём на ковриках-качелях,
ведь мир вокруг - как мы хотели.
И в темноте нам светят сосны,
храня лучи, как свеченосцы.
А Л Е К С Е Й Л Е В Ч И К , 2014 + 2021 . A L E X E Y L E V C H I
Земляничная поляна (Ингмар Бергман, 1957)

Мы живем в моментально меняющемся мире....

Математически. Неизбежные повторы, компиляции – вот удел современных авторов. Все написано до нас. Нет, не так – все гениальное написано до нас. Нам остается, по возможности, быть не слишком похожими на классиков. Быть аккуратными, дабы наши слушатели не ткнули мордой в ноты полуторавековой давности. Быть хорошистами, но не отличниками. Или быть оригинальными. Нарочито оригинальными. «Читатель ждет уж рифмы «розы»?» – а вот выкусите!!! Не будет вам перехода в ре минор! Слушатель считает, что его ожидания обмануты? А мы подберем такой ритм, который заставит слушателя забыть об обманутых ожиданиях, отключиться от нехороших мыслей… вообще отключиться…
Лукьяненко
------------------------------------------------
Навеяло...
А подобрать удается единицам. Собственно, что такое литература - те же компьютерные игры, которые, уходя в совершенство ,заставляют жить другой жизнью. Литература как ни крути, навязывается автором, хорошая синхронизирует с нами, гениальная превращает жизнь в небесную любовь, иногда доходя до экстаза, совместимого с религиозным. Игры же в будущем не будут навязывать нам автора, их будут писать программы с учетом тысячей жизненных вариантов (существуют уже похожие космические с открытием новых планет и разнообразной жизнью в космосе, пока упираясь на придумки человека), игры, в которых ты будешь обретать профессии, учиться как в жизни, но без оценок, без оглядки и потери себялюбия, искать себя, чтобы потом в жизни реализоваться. А творческий человек будет стремиться побороть программы и поборет, потому что кто осмысливает жизнь кроме нас? И будут новые Шекспиры, Моцарты, Менделеевы, Теслы и Пушкины, пока подтягивая нас до себя, с новыми внутренними знаниями о мире и душе в нем.

Гоголь Белинскому о России - ничего не изменилось...

1847. Гоголь — Белинскому:
"Вы говорите кстати, будто я спел похвальную песнь нашему правительству. Я нигде не пел. Я сказал только, что правительство состоит из нас же. Мы выслуживаемся и составляем правительство. Если же правительство огромная шайка воров, или, вы думаете, этого не знает никто из русских? Рассмотрим пристально, отчего это? Не оттого ли эта сложность и чудовищное накопление прав, не оттого ли, что мы все кто в лес, кто по дрова. Один смотрит в Англию, другой в Пруссию, третий во Францию. Тот выезжает на одних началах, другой на других. Один сует Государю тот проект, другой иной, третий, опять иной. Что ни человек, то разные проекты и разные мысли, что ни город, то разные мысли и проекты...
Как же не образоваться посреди такой разладицы ворам и всевозможным плутням и несправедливостям, когда всякий видит, что везде завелись препятствия, всякий думает только о себе и о том, как бы себе запасти потеплей квартирку? Вы говорите, что спасенье России в европейской цивилизации. Но какое это беспредельное и безграничное слово. Хоть бы вы определили, что такое нужно разуметь под именем европейской цивилизации, которое бессмысленно повторяют все. Тут и фаланстерьен, и красный, и всякий, и все друг друга готовы съесть, и все носят такие разрушающие, такие уничтожающие начала, что уже даже трепещет в Европе всякая мыслящая голова и спрашивает невольно, где наша цивилизация? И стала европейская цивилизация призрак, который точно никто покуда не видел, и ежели пытались ее хватать руками, она рассыпается. И прогресс, он тоже был, пока о нем не думали, когда же стали ловить его, он и рассыпался.
Отчего вам показалось, что я спел тоже песнь нашему гнусному, как вы выражаетесь, духовенству? Неужели слово мое, что проповедник Восточной Церкви должен жизнью и делами проповедать. И отчего у вас такой дух ненависти? Я очень много знал дурных попов и могу вам рассказать множество смешных про них анекдотов, может быть больше, нежели вы. Но встречал зато и таких, которых святости жизни и подвигам я дивился, и видел, что они - созданье нашей Восточной Церкви, а не Западной. Итак, я вовсе не думал воздавать песнь духовенству, опозорившему нашу Церковь, но духовенству, возвысившему нашу Церковь".
=========================================
". И отчего у вас такой дух ненависти?" - сколь же многим в наше время очень хочется задать этот вопрос. Почти двести лет прошло, а ничего в обществе не изменилось. Рвутся к западной цивилизации, а ведь ее основа - это вольтеровское "Я с Вами не согласен, но я умру за то, чтобы Вы могли высказать своё мнение". Эта цивилизация исчезла уже и на западе (вместо нее культура отмены), ну а у нас она и не появлялась.
================================
И на закуску - Лесков в письме - как там на родине? Ничего, батенька не изменилось, воруют...

ИЗ ЗАБЫТЫХ ПОЭТОВ ВЫСШЕЙ СТУПЕНИ ТВОРЧЕСТВА...ШИРЯЕВ

Так и будет. Вымокнет сирень,
смолкнут скрипки, выгорят обои,
и поманит пением сирен
этот мир, покончивший с тобою.
И не хватит воска. А дожди
не способны вылечить от жажды.
Я когда-то вспомню - подожди -
это тело, данное однажды.
Заструится сладкое вино,
наполняя жертвенную чашу,
дух поймет, что так заведено,
и ягненок удалится в чащу.
Тело оправдается строкой;
угадать в любимой Соломею
и познать от рук ее покой
только этим телом и сумею.
Не затем ли в небо нас вели
медленные скрипки на концерте,
чтобы притяжение земли
нам понять, как притяженье смерти,
мне понять, от смерти уходя,
что любовь страшнее и священней.
И последним выходом дождя
оборвать цепочку воплощений.
-------------------------------------
Андрей Ширяев
Пара слов о себе (любимом?). Родился 18 апреля 1965 года в Казахстане, долго жил там, затем перебрался в Москву, а десять с лишним лет назад обосновался в Сан Рафаэле (Quito, Эквадор), о чем нисколько не жалею. Год провёл в Буэнос Айресе (Аргентина), разочаровался, вернулся в Сан Рафаэль.
Учился в Литературном институте им. Горького на отделении поэзии в семинаре Юрия Давыдовича Левитанского. По роду деятельности — литератор. Член Союза писателей Москвы, хотя литературные тусовки не слишком жалую.
Работал газетным журналистом, звукорежиссёром на телевидении, артистом в паре филармоний, редактором отдела Интернета в журнале Hard&Soft, затем главным редактором раздела юмора почившего в бозе портала ПОЛЕ.ru, потом — вольные хлеба. Но, в общем, это всё неважно.
Люблю: умных собеседников, джаз, гитару, внедорожники, короткоствольное оружие, путешествия и компьютерные игры. И фантастику — как жанр. Гостей люблю тоже, а вот сам в гости выбираюсь нечасто. Образ жизни — ночной. Ни одна нормальная сова такого не выдержит — сдохнет… Перманентно холост. Ума и степенности к своим годам не набрался ни на грош; впрочем, мне лично это совершенно не мешает.
Возможно, это изображение (1 человек)

К предыдущему....

Пространство вокруг себя...Я выросла в послевоенной Москве в девятиметровой комнате в детстве, мать отчима спала на гладильной большой доске, которую ставила на два стула, я спала с родителями, а когда брата привозили из глухонемого интерната, спала под столом. Отчим был пьяницей и дебоширом и соседи во время скандалов прятали меня у себя...Какая тут эстетка пространства!? Жизнь начинается и продолжается с того, что ты не знаешь, что с ней делать...духовных родственных корней нет, их убила война. Молчаливая мама, без рассказов о своей жизни, для которой главным была война, где она вкусила счастье необходимости своей в жизни, таская на себе и залечивая раны солдатам, после которой все было пустотой и бессмысленным выживанием. Это ощущение людей на войне в братстве побывавших опустошило поколение в его мирной жизни, братство войны и ощущение ежесекундности жизни сделало их рассеянными в быту. И мы выросли возле этой их рассеянности, несовместимости прожитого и происходящего в отстраненности и малости быта.. А тут вдруг , волею только внешности, я столкнулась в юности с художественным пластом жизни Москвы вплотную, сидя в компаниях чьей-то девушкой на задних рядах книжной жизни. Я знала об этих художниках, поэтах, писателях и музыкантах все именно потому что осуровела жизнью и они были мне прозрачны без восторга, потому что я уже сжилась с ними в книгах, которые были единственным прибежищем в одиночестве и единственными, пожалуй друзьями и любовниками и мужьями.Творческие мужчины как никто умеют создавать вокруг себя пространство в которое входит не только физическое, но и человеческое окружение, этакое братство вещей и людей, это происходит так литературно, что всегда меня привлекало и обучало, научило видеть, ценить тарелку из которой ешь и стул, на котором сидишь. все до мелочей до кисточки, торчащей не просто из стакана, а из граненного старого Стакана, ты закрываешь за собой дверь и вот ты как бы на другой планете и люди вокруг тебя становятся на время общения инопланетянами, меняя шкуру и омываясь красотой и спокойствием окружения и общения Это был зацикленный созидательный мир мужских мастерских с семьями где-то там за его пределами. Я прожила в такой компании в самое время ее расцвета плотно прислонясь к ее жизни, но оставаясь в силу постоянного внутреннего отчуждения жизни и уверенности в малости своей творческой способности. Но я научилась у них ценить красоту не только духовную, но и физическую, пусть и бедственно, по крохам, но собирать вокруг себя утешительное от жизни пространство, отстраненное от обычной жизни, как отстранена от нее стала и я, теряя дома, мужей, приятелей и приятельниц и никогда не имеющая друзей. Подставляя плечо я не научилась опираться на чужое. Теперь вот далеко за семьдесят озирая окрестности и игру своей жизни, теряя ее по крохам, я понимаю всю ее воздушность. и неприспособленность и с завистью смотрю на таких мужчин, умеющих очерчивать пространство жизни вокруг себя и своего творчества, не взирая ни на что. Это так отделяет мужскую и женскую планету, где одноименные полюса часто отталкиваются.... Я бы в его клетке выглядела бы воробьем или теткой со шваброй, что с восхищением проходилась бы суконной тряпочкой по его пыли. Здесь сидят или хваткие трезвые дамы или украшающие быт длинноногие райские птицы...
А так...рукописи не горят. Возможность выразить свои эмоции, мысли и чувства на бумаге, картине, музыке как бы протаптывает дорожку ...куда? ..да не важно, стихотворцы так и умирают без читателей, художники без зрителей, музыканты без слушателей...вспоминается рассказ любимейшего Марка Твена - Путешествие капитана Стормфилда в рай..По крайней мере остается ощущение создателя, сознание себя кирпичом в пирамиде человеков-созидателей, кирпичом, где не будет гениев без малых творцов, на плечах которых они стоят. Именно поэтому такой всплеск культуры, науки и искусства был в Союзе, что была безусловная поддержка малых творцов государством, пусть и кособокая, с политическим уклоном, но она давала возможность выживания кирпичикам, которые шли параллельно, не втягивая в политику свое искусство.
Картинка, оставленная в аэропорту, обязательно перепишу, изменив город.
Мне все-таки удалось зацепиться за творчество, даже при малости работы живопись осталась тем шестом, вокруг которого крутится танцовщица, как-бы оправданием ленивой жизни...Эй, братцы мои, бывшие мужчины высокого полета, я в ваших рядах, я тянусь к вам и за вами...

Из глубин инета...не моё...лучше не сказать...

По мотивам Эми Вайнхауз вчера с подругами обсуждали, тема была "Величие, наркотики и депрессии". С величием как-то пришли к общему знаменателю в объеме талии, наркотикам сказали "Нет!", а вот на депрессиях споткнулись.
На самом деле, тема очень сложная.
Во времена моей боевой юности у меня было немало друзей и знакомых среди известных музыкантов нашего городка. Юность была, буквально, секс, драгс и рок-н-ролл в действии, не всегда одновременно, обычно по очереди. Мне тогда не казалось чем-то неправильным, что люди вокруг немножко много пьют, или немножко много употребляют разные запрещенные субстанции, потому что они делали забойную музыку, всегда было весело, и никто не планировал становиться старше. Настолько, что когда мне жена одного из приятелей сказала "Между прочим, тебе через пару лет будет двадцать, и надо что-то делать со своей жизнью", я ей ответила: "Тань, ты что, с ума сошла? Еще целая жизнь до тех двадцати!" И даже при том, что каждый день был похож на карнавал, я чувствовала, что я вроде бы плыву по течению, но я никогда не являюсь его составной частью, лапки у меня всегда оставались на берегу. Возможно, разница между нами была в том, что все вокруг были талантливыми людьми, а я приблудышем. Мои друзья писали музыку, а я слушала. Они могли провести всю ночь за подбором аккордов, или просто играя для себя и других, им было что сказать. Для меня восемь часов сна были прожиточным минимумом, без которого я еле таскаю ноги, огрызаюсь, мизантропствую, и не чувствую радость жизни, поэтому время проводила не так весело, как остальные.
Прошло двадцать с небольшим лет. Практически никого из тогдашнего моего окружения не осталось в живых - несчастные случаи, слишком тяжелые для таких молодых людей болезни, у кого-то даже овердоз. Я толстая буржуазная дама с детьми и даже с домашними животными. Но не в подсчете итогов дело, а в том, что у них что-то было внутри, что заставляло забыть про то, что снаружи. Грубо говоря, их талант заставлял делать то, что нужно ему - самовыражаться, писать, рисовать, ходить по краю, заглядывать в бездну, то есть жить так, чтобы этот самый талант мог себя проявить. Люди без талантов в это время учатся, работают и женятся. Все, кто был наперечет, оказались погублены своими дарованиями. Почему дарования становятся благословением и одновременно проклятьем для тех, кому они даны?
В школе мы с одноклассницами как-то обсуждали все это. Мы тогда мучались прыщами, гормонами и комплексами, нам всем казалось, что нас окружает серость, а мы необычные, мы отдельные от всех. Среди нас была великая актриса, великая писательница, великая поэтесса, великая певица и разбивательница сердец, с целью сохранения инкогнито носившие школьную форму с пионерским галстуком. Собравшись вместе мы играли свои роли, позировали друг перед другом, вели умные разговоры, в том числе о надоевших поклонниках. В конце учебного года я самоисключила себя из великих писателей. Вдоволь поиграв и померяв маски, я нечаянно домерялась до обнаружения истинных размеров своего таланта. К окончанию школы практически у всех тем или иным способом прошли иллюзии о нашей необычности, и о том, что мир нам много должен. И только Лена, великая певица, продолжала бороться за мечту. Три раза она поступала в институт театра, музыки и кинематографии (в консерватории ей просто рассмеялись в лицо), и три раза после экзаменов возвращалась в свое место на заводском складе несломленной, веря в себя. Мы, встречая ее, говорили ей - Лена, одумайся, раз тебя не берут, наверное, все-таки это не твое, наверное, у тебя недостаточно данных! "Я верю в себя и свой талант", говорила она нам. На четвертый год ее все-таки взяли в институт на вокальное отделение. Она, как бабочка, вылупилась из гусеницы ненавистного синего халата кладовщицы, и превратилась в чудесную бабочку. Она носила необычные прически, делала яркий макияж, шила яркие платья, и еще всяко разно готовилась к блестящей судьбе.
По окончании института ей предложили на выбор, распределение в Саратовскую филармонию, ездить по колхозам с концертами, или остаться в Ленинграде без места. Она выбрала Ленинград, конечно, дивное место, где джазовый клуб, концерты, тусовка. К тому времени она уже была замужем, прекрасный парень, ее муж, он работал и шил брюки на заказ после работы, чтобы поддерживать Лену. Она время от времени ходила на интервью (тогда это как-то по-другому называлось, я уже забываю русский язык), для которых делала прическу в парикмахерской и надевала сложносочиненные костюмы. К тому времени, как мы виделись в последний раз, нам уже было под тридцать, за ее плечами было участие в никому неизвестном телефильме в эпизодической роли, и пение в рекламном ролике. Она не так уж плохо пела. Она просто не пела настолько хорошо, чтобы ее пение хотелось слушать за деньги.
Для меня она (и еще пара человек) всегда были подсознательным флажком, который нельзя переходить. По эту сторону твои дарования - это хобби, которое не мешает жить. Выпиливание, вышивание, пение под баян, писание трогательных стишков в свободное от работы и семьи время. По другую сторону - это ненасытный Молох, который пожрет тебя с потрохами, и будет просить еще. Ему отдадут молодость, семейное счастье, детей, благополучие, здоровье, пока совсем ничего не останется. И все равно будет казаться, что вот еще немного, еще одно усилие, и все получится, придет то неуловимое, что приведет за собой славу, признание и вписание в скрижали. У обычного человека прекрасно получается "пришел с работы - попиши", у одаренного внутри клокочут глаголы и рифмы, время от времени прорываясь гейзерами, и мешая функционировать нормально. Человек бесспорно талантливый вообще пошлет подальше все условности во имя искусства, но ему за это воздастся сторицей.
Я думаю, что мои друзья-музыканты напрасно перешагнули эту черту. Они безусловно были талантливы, но не настолько, чтобы справиться с ним без саморазрушительных поступков, и в то же время слишком одаренны, чтобы это не испортило им жизнь. Кто бы знал, где взять те весы, на которых можно было в юности, или в минуту, когда начинаешь сомневаться, взвесить себя как есть, голеньким, и понять куда тебе, к тем или к этим. Чтобы не рвать лишнего, не наделать неисправимого. Мне повезло, у меня физиология человека обычного, по утрам будит чувство вины, по вечерам лень и усталость укладывают спать. Бог с ним, с потенциальным писательством или актерством, обед из трех блюд сегодня важнее. Может быть, меня это спасло. Аналогичные привычки, я уверена, спасли некоторых других людей, сегодня смущенно вспоминающих "были когда-то и мы рысаками", не все ведь умерли, некоторые просто переросли эпоху. А кто-то так и остался в своих давних небольших способностях, и носит их как старое пальто. Они уже малы, они уже проредились и обтрепались, на них уже жалко смотреть, но человек продолжает их носить, и гордиться ими, не видя, что они уже безнадежно, что их место уже на свалке истории, в альбоме для воспоминаний. А помнишь, какие стихи ты когда-то писала? Помню. И ветрянку тоже помню, она примерно в то же время была. И точно так же прошла, оставив малозаметные следы, по которым ее никто искать не будет.