Category: образование

Про китайцев.

Метод «отложенного спора», разработанный в КНР еще в 70-х годах, сводится к тому, чтобы вывести погранично-территориальные споры за рамки двухсторонних международных отношений и дождаться, пока «созреют условия» для решения вопроса на приемлемых для Китая, а еще лучше — просто на китайских условиях. Недолго в этот раз ждали китайцы, пока созреет выгодная для них ситуация. За 25 лет Китай получил от России столько земли, сколько не смог заполучить в течение полутора веков. «Всякие уступки и колебания с нашей стороны, как доказывал опыт, понимаются китайцами как проявление слабости и поощряют их к дальнейшим вымогательствам», — писал еще в начале прошлого века военный министр царской России Владимир Сухомлинов.
Карты, атласы и школьные учебники в Китае продолжают издаваться с описанием «временно оставленных Китаем» территорий, на которых Хабаровск, Владивосток, Находка, Амурская область, Бурятия и Сахалин обозначаются китайскими названиями. Например, на картах в учебнике истории для старших классов часть территории России помечена как бывшая китайская земля.
------=---------------------
Китай никогда нельзя считать другом, он временный попутчик и вряд ли существует более жестокая и непримиримая нация на свете..мы - индивидуалисты, они - муравейник. И Китай так много получал от нас люлей, что в открытую связываться с нами никогда не будет. И китайцы как никто умудрились сохранить древнюю историю земли, недаром они подмяли под себя Тибет, - и это тоже причина нас бояться.

Воспоминания...об ужасной жизни в СССР

. 😉😊
- Оглядываясь назад...

- Страшное было время… Невыносимое… До сих пор ужасно вспоминать советское рабство…
Условия труда были просто невыносимо ужасными!
Мало того, что не давали работать более 8-ми часов в день, так если ты ещё и оставался, не дай, Бог, сверхурочно, то тебе насильно платили двойную зарплату.
- Более того, если ты не в спецовке, выданной тебе бесплатно предприятием, то могли вообще не допустить до работы. Ясное дело, что спецовки были все практически одинаковые. Чтобы всё было как в концлагере.
- Насильно профсоюзы впихивали талоны на бесплатное питание и молоко.
Давали бесплатное жилье тем, кто не мог купить кооператив…
Короче, издевались, как хотели…
Верхом цинизма, конечно, были 13-я, 14-я, а, кое-где, и 15-я зарплата.
И, если от 13-й ещё можно было как-то отвертеться, попав, например, в вытрезвитель, или набив кому-то морду, то отвертеться от 14-й зарплаты, за выслугу лет, у рабов не было
НИ ЕДИНОГО ШАНСА!
- В субботу и в воскресенье, просто НАГЛЫМ ОБРАЗОМ закрывали заводы, чтобы, не дай, Бог, кто-то не приперся бы на работу.
Исключение составляли только предприятия с непрерывным производственным циклом. И те редкие счастливчики, которые работали на них, всё же прорывались на работу в выходные дни..
Кроме того, эти бесчисленные медицинские осмотры на работе, которыми проверялось - достаточно ли интенсивно эксплуатируются рабы на предприятиях.
- Но Советской власти было МАЛО ИЗДЕВАТЬСЯ НАД НАРОДОМ НА РАБОТЕ!
Они выдавали от профсоюзной организации бесплатные путевки в Дома Отдыха, профилактории, туристические базы, ЧТОБЫ И ТАМ (!!!) ПРОДОЛЖИТЬ СВОЁ ЧЕРНОЕ ДЕЛО!
Уже в виде пыток 4-х разовым питанием, массажем, душем Шарко и прочими, практически гестаповскими, процедурами…
Измученные и обессилевшие люди надеялись, что хотя бы вечером их оставят в покое…
Но не тут-то было! Вечером начинались уже моральные пытки. Танцы, массовик-затейник и прочие ужасы, которые сейчас нельзя даже представить…
- Особого упоминания достойны издевательства над детьми. Не в силах избежать своего рабского положения, они вынуждены были в школе получать бесплатные учебники, бесплатные или почти бесплатные завтраки и обеды. Мало того, что детей учили насильно, так ещё и требовали, чтобы они делали домашние задания и отвечали на уроках правильно, оценивая в баллах, сколько кто розг получит после уроков…
- Естественно, так же, как и взрослых, летом детей тоже не оставляли в покое. Их насильно свозили в пионерлагеря, чтобы и там продолжать подвергать их пыткам.
Попав в кровожадные лапы пионервожатых, дети были лишены таких естественных детских прав, как пить, колоться, курить, ругаться матом…
Их мучили спортом, конкурсами, кормили 4-е раза в день… В общем, не расскажешь всех издевательств, которым подвергались дети…
И наглое, циничное советское государство ещё и заставляло платить родителей за всё это. От 8-ми до 12-ти рублей за смену.
В конце смены измученные и обессилевшие дети приезжали домой…
Обожженные Солнцем (это пытки на пляже), вытянувшиеся (это их на дыбе) они, даже не взглянув на еду (сказались пытки едой), бежали во двор, чтобы обменяться с друзьями мнением о том, чей лагерь был самый жестоким и невыносимым…
- В общем, нет прощения советскому государству за то, что пережил советский народ и советские дети!
Из поста в интернете: «У нас в маленьком уральском городке советская власть буквально переплюнула, в бессильной злобе конечно, саму себя: два полноценных футбольных стадиона, а вообще футбольных полей было одиннадцать. Слава Богу, пришла перестройка и могучая рука рынка, они быстро привели город в порядок.»
- Особенно тяжело в СССР приходилось наркоманам, алкоголикам, педофилам и геям…
Они были лишены своего естественного человеческого права на трудоустройство в школы, детские сады, больницы, предприятия общественного питания, поликлиники. Уже не говоря о таком естественном человеческом праве, как пройти по улицам со своими плакатами. Их нещадно преследовали, ловили и отправляли лечиться…
Но даже в этих нечеловеческих условиях жесточайшего ограничения свобод и рабства, они все-таки выжили!
И теперь достойно борются за свои, в прошлом нагло попиравшиеся в СССР, права.
- Тунеядцы в СССР подвергались страшному психологическому давлению. Мало того, что была статья в УК, запрещавшая жить захребетником за чужой счет, так ещё и на каждом заборе
висели объявления: Требуются, требуются, требуются…
Что превращало их жизнь в одну сплошную и невыносимую пытку…
Охота на тунеядцев достигала безпрецендентных масштабов:
Пять-семь предприятий, находящихся буквально через забор, постоянно угрожали тунеядцам списком свободных вакансий, от грузчика до технолога… Тунеядцы даже боялись соваться в эти районы, чтобы их там не застигли врасплох и не устроили на работу. Их жизнь превратилась в ад…
И только после прихода демократии, тунеядцы смогли, наконец-то, вздохнуть с облегчением.
Никто больше не интересовался есть ли у них работа и на что, собственно, они живут… Наконец-то было реализовано их естественное человеческое право пожить за чужой счет…
- Пытаясь уйти от садизма советской власти, люди оставались в глухих деревнях, надеясь, что там их минует чаша её коварства и унижений. Но, советская власть, в своем извращенном садизме, и там настигала свой рабский и безответный народ. Она строила в этих деревнях клубы, библиотеки, школы...
А когда ей и этого казалось мало, то спускала на своих рабов в колхозах и совхозах целую свору специально обученных псов, в виде актеров, писателей, певцов и музыкантов...
Уже негде было советскому рабу спрятаться от зверств беспощадной власти...​
- Что же говорить об образовании…
Здесь, совсем ошалев от безнаказанности, и в полном угаре своей мерзости, эта иезуитская советская власть давала всем своим рабам поголовно среднее образование.
Тем, кто хотел использовать своё естественное человеческое право остаться безграмотным, редко это удавалось. Они пытались бросать школы и не учиться дальше. Но, коварная и разветвленная сеть училищ, техникумов методично делала свое чёрное дело: Под угрозой издевательств и пыток, безответные рабы советского строя просто были вынуждены получать среднее образование, уча, все-таки, до конца таблицу умножения, знакомясь с Пушкиным и Достоевским.
И только в сладкие минуты, перечитывая роман Горького «Мать», они грезили о тех временах, когда так сладко жилось простому и неграмотному рабочему, который полностью использовал своё естевственное человеческое право работать по 12 часов в сутки и, по редким выходным дням, нажираться водки и мордовать свою жену…
Естественно, что во всех училищах, они так же, как и в концлагерях, получали бесплатно специальную форму…
Жутко не повезло тем, кто проявил мало-мальски какие-то способности в школе. Их специально отбирали, наиболее одаренных определяя в специальные математические, физические и английские школы… Больше в нормальных школах их никто и никогда не видел…
- После окончания 10-ти классов в обычной или СПЕЦшколе (Да-да! Они так и назывались «СПЕЦшколы»), они сдавали экзамены в институт, где не знающее жалости государство не только бесплатно обучало их, но и, самым мерзким образом, платило стипендию! Причем, экзамены приходилось сдавать и устно и письменно, нагло лишив их возможности угадывать ответы как в ЕГЭ…
Студентам, которым негде было жить, это тоталитарное государство самым зверским образом предоставляло общежитие, лишая их таким образом, естественного человеческого права жить на улице.
- Самым ужасным, в советской системе образования, было то, что государство свое железной рукой контролировало весь образовательный процесс. И не было другого способа стать, например, строителем, преподавателем или врачом иначе, чем получив образование. Поправ все человеческие права и рыночные отношения, оно абсолютно лишало возможности иметь диплом, купив его, скажем, в переходе метро.
- - Помимо обязательных знаний, советская власть отправляла студентов на рабскую практику, где будущие специалисты должны были обучаться своей профессии.
Будущих врачей заставляли изучать латынь и помнить, какое лекарство от чего помогает, лишив их таким образом возможности заглядывать в справочники или звонить в ближайшую аптеку.
А человека, который, скажем, не получил образования, но очень хотел оперировать, просто близко не подпускали к операционному столу или командовать другими хирургами.
- А после окончания ВУЗа, обреченные выпускники получали направление на работу, также лишившись естественного человеческого права быть тунеядцем. По приезду на работу по распределению, они снова попадали в цепкие и садистские лапы общежитий государственных предприятий с постановкой в очередь на получение жилья, вновь лишаясь права жить на улице…
Конечно, и сегодня, в нашем демократическом обществе, остались все эти мерзкие и ужасные пережитки наглого попирания человеческих прав. Но постепенно, благодаря рынку и демократии, они всё дальше и дальше уходят в прошлое…
Людмила Нестерова

Почему ЛЮДИ а не ЧЕЛОВЕКИ?

ВероNika
Супплетивизм (от поэднелат. suppletivus -дополняющий) - образование форм одного и того же слова от разных корней.
В рус. языке встречается cупплетивизм падежных форм личных местоимений - форм им. п. , с одной стороны, и косвенных падежей - с другой (я — меня, мне; мы -нас, нам; он, она, оно — его, ему, ее, ей и т. п. ,сравнительной степени прилагательных (хороший - лучше, плохой - хуже) ,краткой формы прилагательного (большой - велик - форма, в другом своём значении являющаяся несупплетивной краткой формой прилагательного великий) ,форм прош. времени глагола (идти, идут, идущий - шёл, шла, шедший) ,форм ед. и мн. ч. существительных (ребенок - дети) .
Ребенок – искон. Совр. форма – из робенок. Позднее – суф. произв. от робя
Образование формы множественного числа происходит путем изменения основы и в вашем примере: человек (ед. ч. ) — люди (мн. ч.) ,

Школьное сочинение на тему "Мамина внешность", от которого папа плакал.


(Пунктуация и орфография оригинала)

"Моя мама очень красивая и стройноватая. Все говорят что она стройная. Но на самом деле, мы с папой знаем, что у мамы не такие длинные ноги, а она носит большие каблуки. Носит она их не всегда, а только на работу. Дома мама каблуки снимает из-за того что в ступах у неё плоскостопие.

Голова у неё немного больше, чем у меня, потому что она очень умная. У мамы длинные светлые волосы. Когда светит солнце, то они кажутся золотыми. Мама их часто моет специальным шампунем, чтобы они держались на голове и не вылетали.

На ушах мама носит золотые сережки с камнями.
На лице у неё есть очки, серые глаза и черные ресницы, а на веках у неё голубые тени. Брови у мамы бывают разные. Она их может повыдирать и покрасить в разные цвета. И может их нарисовать какие угодно.

Нос у неё красивый и тонкий, с небольшим горбунком, из-за того, что она упала в детстве с велосипеда на нос. Горбунок на носу помогает маме носить очки.

Губы у неё тоже бывают разного цвета, потому что она красится разной помадой со всякими цветами постоянно, смотря что на ней одето: платье если идём гулять или домашняя одежда, блузка с юбкой для работы или бабушкины ретузы если на даче копаем картошку.

Ещё у мамы на лице есть ровные почти белые зубы. У неё очень длинная шея, на неё мама надевает толстую цепочку с дорогим камнем. Камень она носит всегда чтобы было не видно след от операции.

Она широкоплечая, это ей идёт. Мама имеет красивые женские руки, на них у мамы всегда надеты кольца и накрашены ногти. Она их красит белым, красным или прозрачным лаком.

Бабушка говорит, что у нас с мамой очень широкие кости и из-за этого большой таз. Ноги у неё прямые и ровные, ведь она не ломала их. Я думаю, что мама могла бы стать моделью. Но она очень низкая, и из-за этого туда её не возьмут…

Мы с папой любим маму. Когда я прочитал ему это сочинение, папа плакал, и просил не задавать нам сочинение про папу, так как он не хочет чтобы его описывали".

15 ПАДЕЖЕЙ РУССКОГО ЯЗЫКА, ИЗ НИХ ТОЛЬКО ПЕРВЫЕ ШЕСТЬ ИЗУЧАЮТ В СРЕДНЕЙ ШКОЛЕ 1) Именительный падеж…

ПЛАЧ ПО ОБРАЗОВАНИЮ.

Оригинал взят у ksenia_stranger в ПЛАЧ ПО ОБРАЗОВАНИЮ.

Катастрофическое падение уровня школьного и высшего образования – мировая проблема. Об этом горестно писал покойный академик В.Арнольд.

Нашего друга физика, работавшего в ИТФ им.Ландау, не приняли на работу ни в один из четырех десятков амер. университетов, как overqualified, т.е. “шибко образованного”. Приняли его, бедного, только в Англии, в Оксфорд. Когда, через 7 лет, его книга была объявлена научным бестселлером года, а Его оксфордский аспирант стал научным референтом Клинтона, его, уже как “Subject of Her Majesty”, пригласили в США на работу в  научный центр  Brookhaven National Laboratory, в качестве Senior Scientist, Leader of Condensed Matter Theory Group и дали карт бланш набрать группу из 8 человек.

Collapse )

одно еврейское словечко, которое объясняет почти все происходящее - «ХУЦПА»

Игорь Димитриев
У наших украинских друзей есть одно свойство – удивительная, лишенная любого критического мышления и рефлексии, уверенность в собственной правоте. «Только так и никак иначе» отвергающее любые другие точки зрения и доводы. Это самое «только так» часто меняется, но поддерживается все такой четкое уверенностью в правоте. Обезоруживает…
Но мне вчера мой товарищ Илья Киселёв подкинул одно еврейское словечко, ранее не знакомое, которое объясняет почти все. «ХУЦПА» - обозначает этакую лихую, безоглядную наглость. Используется в разных случаях в качестве синонима отчаянной смелости – вот как, например, взять и в двадцатом веке построить еврейское государство в окружении многочисленных враждебных арабских государств. Лихо, но ведь получилось. Все ж в детстве помнят, когда к тебе задирается толпа хулиганов, нужно со всей силы врезать в нос самому здоровому. Редко кто на самом деле решается на такое. А вот загнанные в угол маленькие еврейские мальчики-ботаны часто вели себя именно так. Вырастая, эти мальчики становятся легендарными бандитами, бизнесменами-блоггерами, а то и крупными банкирами. Вот предположим Геннадий Корбан, вы представляете, как часто он бывал бит в школе или армии, а спустя десять лет он с гордостью называет себя «рейдером номер один» в стране. Или его старший партнер Игорь Коломойский, бодался с семенными, другими донецкими, а потом выбрал самого сильного из потенциальных врагов, размахнулся и врезал со всей силы. «Путин – хуйло!!!» Мало того убедил своей лихостью всех украинских дурачков подпевать «Ла-ла-ла-ла-ла-ла!». Ну круто же!
Но есть у этого слова и второй оттенок смысла (пусть меня поправят знакомые семитологи). Это наглое обезоруживающее вранье. Ну вот вы видели, к примеру, что человек совершил преступление, а он так громко и явно кричит «Держи вора!» и показывает на вас пальцем. И что вы скажете? Будете мямлить «Это не я»? Убьете его? Именно такую стратегию кто-то подсказал политическим украинцам. Истеричный паренек врывается в славянскую школу и кричит на учительницу: «Ах, украинские войска тебя бомбили?! Украинские войска, тварь!? Пиши заявление!» И учительница, видевшая обстрелы своими глазами теряется и не знает чем ответить. (Видео по требованию)
В этом секрет хохлосрача. Вот предположим вы видите, что люди вокруг и так не были особо умны, а теперь и совсем сошли с ума, и вы так аккуратно стараетесь, чтоб не задеть, их уговорить. А они вам: «Да ты сумасшедший идиот!» - Оп-па! И пиздец! Хуцпа! Что тут скажешь…
Раньше мы пытались объяснять это какими-то необычными полит-технологическими ходами. Вот, к примеру, «Свобода» - стоит её обвинить в излишнем радикализме в языковом вопросе, как раз – и Фарион пошла в садик пытать детей. И вроде как уже радикализм не такой уж сильный. Это мы считаем таким ходом по расширению границ допустимого в политике. Когда радикалы расчищают площадку для умеренных: по сравнению со «Свободой» депутаты старой доброй «Батькивщины» кажутся уже милыми дурачками.
Или вот вбрасывают постоянно провокационные темы и обостряют ситуацию: те же языковые вопросы, или нападения на руководство СМИ. Мы видим расчетливый ход - радикалы провоцируют конфликт и возглавляют реакцию на этот конфликт. Отмена языкового закона – протесты в регионах – подавление протестов силами радикалов. Простенькая ведь технология, а работает. И общество мобилизовано – эта уверенность в собственной лжи захватывает. Помните это – «Языковой проблемы в стране нет!» Как нет? Двадцать лет только об этом говорят политики, зека избрали президентом, потому что обещал второй государственный, а проблемы нет. Ну что за хуцпа? И так же во всем. Искренний обезоруживающий пиздеж и игнорирование критики. Кто ж их этому научил то?
Да, и попрошу без антисемитизма в комментариях. Моя бабушка, я думаю, была бы против

Да вот она - черта оседлости....

Черта́ осе́длости (полное название: Черта́ постоя́нной евре́йской осе́длости — в Российской империи с 1791 по 1917 год (фактически по 1915 год) — граница территории, за пределами которой запрещалось постоянное жительство евреям за исключением нескольких категорий, в которые в разное время входили, например, купцы первой гильдии, лица с высшим образованием, отслужившие рекруты, ремесленники, приписанные к ремесленным цехам, караимы.

Территория черты оседлости была первоначально определена указом Екатерины II 1791 года (после Второго раздела Речи Посполитой, когда к Российской империи отошли, вместе с тамошним еврейским населением, её восточные территории), как территория России, где дозволялось селиться и торговать евреям. Эта черта охватывала специально оговоренные населённые пункты городского типа (местечки, в сельской местности проживание также не дозволялось) значительной части Царства Польского, Литвы, Белоруссии, Бессарабии, а также части территории современной Украины, которая была расположена в южных губерниях Российской империи



Возвращаясь к вопросу о лёгкости преодоления черты оседлости, был целый ряд категорий, по которым евреи могли жить вне черты оседлости: а) купцы первой гильдии со всеми домочадцами, слугами, приказчиками и т.д. б) лица с высшим образованием и многих других образовательных категорий. в) лица, занимающиеся цеховыми и нецеховыми ремеслами -- а в те времена, как и сейчас, очень много евреев занимались такими ремеслами. г) лица, прошедшие военную службу на основании "рекрутского набора". Кроме этих обширных общих категорий были ещё исключения по географическому признаку. Все эти исключения приводили к тому, что, фактически, любой еврей, желающий жить вне черты оседлости, мог это легко сделать или законно или применив какие-нибудь уловки (см., например, РИЕ, стр. 38-48). Всё, что в какой-то мере достигалось чертой оседлости -- не дать евреям организовывать свои общины, результатом деятельности которых был захват евреями экономики Польши. Русское правительство наивно надеялось, что евреи, живя вне общин, не будут следовать талмудическим правилам обращения с не-евреями (БИЕ, т. 21, с. 456).

В области образования, в положении 1804 г. было постановлено, что "все дети евреев могут быть принимаемы и обучаемы, без всякого различия от других детей, во всех российских народных училищах, гимназиях и университетах". Но уже к концу XIX века стало ясно, что, ввиду наступающего засилья евреев -- особенно в высших учебных заведениях -- следует принять какие-то защитные меры. Это было сделано в виде процентных ограничений, на основании процента евреев в данной местности. Так, в черте оседлости они были от 5 до 10%. В Петербурге и Москве (где, теоретически, евреев не должно было быть) -- 3%. Кроме доступа в общую систему образования, существовали еврейские государственные (т.е., содержащиеся русским правительством) учебные заведения. В конечном счёте количество евреев, учащихся в системе российского образования, было таким, что огромный процент вождей сионизма и основателей государства Израиль после второй мировой войны были воспитанниками русских императорских университетов.

Смейся - вопреки....

Рассказ напечатан изначально в одесском юморном журнале и теперь с успехом гуляет по сети... Как подумаешь, какого пласта юмора лишилась страна....уж очень хорош для поднятия настроя...

Уезжал Шамис. Сказал — приходите, возьмите, что надо. Народ потянулся. Прощаться и брать.
Горевоцкие тоже пошли. Оказалось — поздно! На полу в пустой гостиной валялась только стопка нот «Песни советской эстрады», а на подоконнике стояла клетка с попугаем. Горевоцкая, тайная жадина, стала голосить — да зачем же вы уезжаете, кидаться на грудь Шамису, косясь, а вдруг где-нибудь что-нибудь. Шамис, растроганный показательным выступлением Горевоцкой, говорил, мол, что ж вы так поздно, вот посуда была, слоники, правда пять штук, книги, кримплены. А Горевоцкий шаркал ножкой — да что вы, мы так, задаром пришли. После горячих прощаний Горевоцкая уволокла ноты и попугая. Не идти же назад с пустыми руками.
Попугая жако звали Зеленый. Зеленый был серый, пыльный, кое-где битый молью, прожорливый и сварливый. На вопрос, сколько ему лет, Шамис заверил, что Зеленый помнит все волны эмиграции. Даже белую, в двадцатые годы.
Первый день у Горевоцких Зеленый тосковал. Сидел нахохленный, злой. Много ел. Во время еды чавкал, икал и плевался шелухой. Бранился по-птичьи, бегал туда-сюда по клетке и громко топал. На следующее утро стал звонить. Как телефон и дверной звонок. Да так ловко, что Горевоцкая запарилась бегать то к телефону, то к двери. Еще через сутки он прокричал первые слова:
— Зельман! Тапочки! Надень тапочки, сво-о-лочь!
— Значит, он и у Зельмана жил!.. — воскликнула Горевоцкая.
Зельман Брониславович Грес был известным в Черновцах квартирным маклером.
Последующие пять дней Зеленый с утра до вечера бормотал схемы и формулы квартирных обменов, добавляя время от времени «Вам как себе», «Побойтеся Бога!», «Моим врагам!» и «Имейте состраданию». Тихое это бормотание внезапно прерывалось истеричным ором:
— Зельман! Тапочки! Надень тапочки, сволочь!
Через неделю в плешивой башке попугая отслоился еще один временной пласт, и Зеленый зажужжал, как бормашина, одновременно противно и гнусаво напевая:
— Она казалась розовой пушин-ы-кой
В оригинальной шубке из песца...
— Заславский! Дантист! — радостно определила Горевоцкая. — Я в молодости у него лечилась, — хвастливо добавила она и мечтательно потянулась.
Зеленый перестал есть и застыл с куском яблока в лапе. Он уставился на Горевоцкую поганым глазом и тем же гнусавым голосом медленно и елейно протянул:
— Хор-роша! Ох как хор-роша!
Горевоцкий тоже посмотрел на жену. Плохо посмотрел. С подозрением.
— Может, он тебя узнал?!
— Да ты что?! — возмутилась Горевоцкая. — Побойся Бога!
— Имейте состраданию! — деловито заявил Зеленый и, громко тюкая клювом, принялся за еду.
Ночью он возился, чесался, медовым голосом говорил пошлости и легкомысленно хохотал разными женскими голосами.
— Бордель! — идентифицировал Горевоцкий, злорадно глядя на жену. — Значит, ты не одна у него лечилась!
От греха попугая решили отдать в другие руки. Недорого. Зеленый, в ожидании участи, продолжал напевать голосом дантиста, внимательно следя за Горевоцкой из-за прутьев клетки:
— Моя снежин-ы-ка!
Моя пушин-ы-ка!
Моя царыца!
Царыца грез!
Вечером пришла покупательница — большая любительница домашних животных. Зеленый пристально взглянул на потенциальную хозяйку, отвернул голову и скептически изрек:
— Ничего особенного! Первый рост, шестидесятый размер!
— Это я — первый рост?! — возмутилась покупательница и, обиженно шваркнув дверью, ушла.
— Магазин готового платья? — предположил Горевоцкий. И тут же засомневался: — Хотя... попугай в магазине...
— А может, Фима Школьник? Он немножко шил... — покраснела Горевоцкая и опустила ресницы.
— Школьник? — подозрительно переспросил Горевоцкий.
Зеленый четко среагировал на ключевое слово «школьник» и завопил:
— Товарищ председатель совета дружины! Отря-ад имени Павлика Морозова, живущий и работающий под девизом...
— Живой уголок. В сто первой школе, — хором заключили Горевоцкие.
А Зеленый секунду передохнул и заверещал:
— Зельман! Тапочки! Сво-о-лочь!
По городу разнеслась весть, что попугай Горевоцких разговорился и раскрывает секреты прошлого, разоблачает пороки прежних хозяев и при этом матерится голосом бывшего директора сто первой школы.
Из Израиля, Штатов, Австралии, Венесуэлы полетели срочные телеграммы: «Не верьте попугаю! Он все врет!»
Горевоцкие завели себе толстый блокнот, забросили телевизор, каждый вечер садились у клетки с попугаем и записывали компромат на бывших владельцев птицы.
«Морковские, — писал Горевоцкий, — таскали мясо с птицекомбината в ведрах для мусора».
«Реус с любовницей Лидой гнали самогон из батареи центрального отопления».
«Старуха Валентина Грубах, член партии с 1924 года, тайно по ночам принимала клиентов и торговала собой».
«Жеребковский оказался полицаем и предателем, а его жена его же и заложила».
«Сапожник Мостовой, тайный агент НКВД, брал работу на дом и по ночам стучал молотком. Будя соседей».
Однажды Зеленый закашлялся и сказал, знакомо картавя:
— Алес, Наденька! Рэволюция в опасности!
Горевоцкие испуганно переглянулись. А попугай с той поры замолчал. Выговорился.
И только иногда, когда Горевоцкий приходит с работы, попугай устало и грустно произносит:
— Зельман, тапочки! Надень тапочки! — и ласково добавляет: — Сволочь...